Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Le Figaro: Макрон проводит консультации, ни слова об ухудшающейся ситуации

Хотя в Эври-Куркурон были другие лица, все прошло по той же схеме. Вот уже пятая нескончаемая дискуссия, на которой президентское слово не встречает настоящей критики. Сложно сказать, на что все это больше похоже: на избирательную кампанию или театральную пьесу… Та же самая сценография, марафонская продолжительность и позиция президента, который снимает пиджак и засучивает рукава, словно поднимаясь на ринг (где на самом деле его не ждет никакой противник), чтобы вновь подчеркнуть образ разбирающегося в технических вопросах политуправленца. Вместо ответа все те же долгие разглагольствования, после которых ни один слушатель не может точно сказать, что имел в виду президент. Эти пустые слова тонут в оксюмороне постмодернистского «Юпитера», который говорит обо всем и ни о чем. Таким образом, «большие дебаты» формируют фальшивую горизонтальность, в рамках которой депутатам и нескольким активистам в течение шести с лишним часов внушают, что их слово значит столько же, сколько и слово государства, представленного президентом и премьер-министром. Можете спать спокойно, люди добрые!
Дебаты в Эври-Куркурон были отмечены точно такими же бессмысленными фразами и бесполезной политической дискуссией. Мэры один за другим поднимали те же самые вопросы о снижении дотаций, об уходе государства от своих обязательств и о доступности жилья. В большинстве случаев особенности данных пригородов указывались без четкого определения характера существующих препятствий. Звучали общие слова, такие как «неравенство», «дискриминация», «социальная неоднородность», «общественное единство», «плохая успеваемость в школе», однако социально-культурные основы существующих трудностей так и не были отражены. Несмотря на 75 миллиардов евро, выделенных на все «программы для пригородов» с начала 1980-х годов, экономическая, социальная и культурная обстановка продолжала ухудшаться.
Достаточно взглянуть на статистику успеваемости в школе за последние 30 лет, которая составлена образовательным ведомством и независимыми организациями. В этой связи Омар Си (Omar Sy) недавно совершенно верно выразил недовольство по поводу того, что в начальной и средней школе ему намеренно завышали оценки, чтобы создать видимость успешной учебы. Когда он пошел в старшую школу в другом городе, то с ужасом понял, на каком уровне на самом деле находятся его знания. Система государственного образования культивирует эту ложь уже на протяжении нескольких десятилетий: разве это не удар по республиканскому равенству? Большинство семей из пригородов хотят, чтобы требования к культуре и знаниям их детей были такими же, как и везде. И если учесть общее снижение критериев в школе, можно представить себе, какая обстановка сложилась в этих кварталах… Разве неудивительно, что в таких условиях родители из этих районов все чаще тратят свои сбережения, чтобы отдать детей в частную школу?
Мэры неоднократно подчеркивали, как хорошо жить в этих пригородах и что сгущать краски тоже не стоит. Президент со своей стороны призвал взглянуть на район Сен-Сен-Дени с другой стороны: молодое население, большое число новых предприятий, стадион мирового уровня, два международных аэропорта. «Сан-Франциско без моря», — сказал он… По всей видимости, он не читал парламентский доклад о деятельности государства: там самые высокие показатели бедности и преступности во всей Франции, стремление учителей и полицейских сбежать оттуда сразу же после назначения. Так, в Сен-Сен-Дени доля начинающих учителей (первый год после получения диплома) составляет 65% от общего числа, тогда как во Франции речь идет о среднем показателе в 21%! Все это прекрасно демонстрирует ежегодную «текучку» в преподавательском составе: большинство новоприбывших не хотели, чтобы их направили в Сен-Сен-Дени. Ведомство вынуждает их работать в парижском регионе с зарплатой в 1 400 евро. И потом кто-то удивляется, что эта профессия потеряла популярность. В таких школах нужны решительные и опытные учителя, которые готовы к длительной работе.
Как же сложилась такая ситуация? В этом плане политический ответ, который прозвучал вчера от большинства мэров и президента, выглядит особенно жалким, поскольку мы слышали лишь шаблонные слова о последствиях вместо обсуждения причин (и способов их ликвидации). Пригороды «клеймят», «дискриминируют», «дискредитируют» и «выставляют в карикатурном свете». Но что насчет культурной самоизоляции некоторых кварталов на фоне подъема политического ислама? Что насчет насилия на этой территории? Насилия в результате контрабанды наркотиков, людей и оружия? Семейного насилия, о котором в значительной мере известно социальным службам, медикам и учителям? Все бессильны что-либо сделать, пока французское правосудие следует идеологии «сохранения в семье» любой ценой, вплоть до неисправимых последствий. Все это насилие не обязательно связано с бедностью или неопределенностью, что бы ни утверждалось в плаксивой риторике о пригородах. Нам всем известны оказавшиеся в трудном положении семьи, которые смогли должным образом вырастить детей и не дать им стать преступниками. Систематическое объяснение преступности бедностью позволяет игнорировать другие факторы насилия и в частности отказ от принятия социально-культурных норм принимающего общества, желание многих семей продолжить жить во Франции по обычаям своей родной страны. Об этом вчера речь тоже не шла.
Небольшим утешением могут быть, пожалуй, лишь слова президента о «вызове интеграции». Интеграция представляется как нечто среднее между ассимиляцией и включением. Только вот государственная политика вроде бы занимается интеграцией вот уже 30 с лишним лет. И какие все это дало результаты? Например, Мишель Рокар (Michel Rocard), которого называют одним из политических образчиков для Эммануэля Макрона, сформировал в 1989 году Верховный совет по интеграции под председательством премьера. Совет должен был выдвигать предложения в данной сфере и был распущен Франсуа Олландом в 2012 году… Поэтому дальше говорить в 2019 году о «вызове интеграции» совершенно бессмысленно, если не предлагать при этом конкретных мер для исправления ситуации. Причем эту задачу нельзя бесконечно перекладывать на плечи ассоциаций из пригородов, которые зачастую действуют без всякого административного и политического контроля.
Если с «вызовом интеграции» новоприбывших все еще более-менее ясно, что сказать о «дезинтеграции» тех, кто родился во Франции? Потому что именно так обстоят дела на определенной территории, говоря о которой, Франсуа Олланд и Жерар Колломб (Gérard Collomb) отмечали «околосепаратизм» и «разделение». Дети, которые зачастую обладают двойным гражданством (поскольку родились во Франции у родителей-иностранцев) или даже могут быть французами в третьем поколении, проявляют острое неприятие французской идентичности. Поборники «идеологии деколонизации» видят в этом последствия психологической колониальной травмы. На самом деле речь идет о следствии множества факторов, которые складываются из образа жертвы на основании «вечно униженной идентичности» (этому во многом способствует ведомственный антирасизм), тривиального потребительского индивидуализма (в нем играет большую роль социальная зависть) и несовместимости культурных воспитательных норм с традициями западного общества. Самое главное, все это связано с провалом республиканской школы, которая не в состоянии привить ученикам национальную идентичность, сформировать у них гордость быть французом и желание служить своей родине, Франции. Жертвенническая риторика представляет собой главный товар религиозно-политических ассоциаций, который пустили глубокие корни и пользуются покровительством ряда муниципалитетов. Об этом вчера тоже не сказали не слова.
Только один нарушитель спокойствия из Гриньи испортил общую картину и заявил о переводе средств ассоциациям, которые угождают мэрам, и нецелевом использовании финансов городской политики муниципалитетами. «Чем больше миллиардов перечислялось этим кварталам, тем беднее они становились. Не слушайте тех, кто говорит вам о брошенных гражданах и пользуется нашей нищетой, чтобы вытянуть из вас денег. Не давайте им ни евро, потому что мы, жители этих районов, уверены, что никогда не увидим этих денег», — заявил он в обращении к главе государства. Это явно было не по душе некоторым мэрам, если судить по их физиономиям… Слово «кумоство» не прозвучало, однако речь идет именно о нем. Такой протекционизм не только разрушает жизнь на этих территориях, но и подрывает легитимность политики. С учетом поведения некоторых местных политиков, не удивительно, что в этих кварталах наблюдается столь высокая неявка. Предвыборный покровительство носит повальный характер в этих кварталах, причем вне зависимости от политического течения. Он касается всех. Коммунитаристский подход ряда муниципалитетов, которые закрывают глаза на преступность и насилие в некоторых домах, оказавшихся под влиянием религиозных ассоциаций, давно уже стал секретом Полишинеля.
Не упоминались и случаи назначения лидеров некоторых преступных групп или членов их семей в муниципалитет или мэрию, несмотря на их полную некомпетентность… Помощь мэру в завоевании или сохранении кресла главы муниципалитета может принести немалое вознаграждение в некоторых пригородах, где на каждых выборах с большим отрывом побеждает неявка. Таким образом, многие из мэров, которые вчера присутствовали на встрече с президентом, несут ответственность за катастрофическую ситуацию в пригородах, где они руководят, причем иногда совместно с бандитами (это известно всем, в том числе полиции и спецслужбам, которые не могут ничего сделать). Теневая экономика становится гарантией «общественного спокойствия» и обеспечивает целые семьи, которые получают типичную для мафиозных обществ неофициальную социальную помощь. Поэтому все причитания по поводу безработицы среди молодежи — крокодиловы слезы.
Дебаты в Эрви-Куркурон прошли по принципу обмена любезностями (то есть обошли стороной неудобные истины) между теми, кто пользуется сбившейся с пути системой. Что потребовали от государства? Навести порядок и разобраться с меньшинством, которое навязывает свои правила большинству на этих территориях? Нет! Настоящую политику борьбы с контрабандой, которая в некоторых случаях питает терроризм? Тоже нет! Высококачественную светскую и республиканскую школу? Да нет же! Мы получили лишь новые оды о необходимости разделения первых классов… Эта организационная мера, которая никак не отражается на педагогике, сегодня, по всей видимости, подменяет собой политику в сфере образования. А это многое говорит о том, как низко пали наши планы на будущее. Так, чего же попросили присутствовавшие вчера мэры у президента? Еще больше субсидируемых рабочих мест, новые бессмысленные инвестиции, очередной «план Маршалла» для пригородов… Раз президент пообещал «отвоевание кварталов», пора бы уже начать говорить о неприятных реалиях и дать государству инструменты для работы на этой территории, пусть даже это не по душе некоторым мэрам, которые обхаживают фундаменталистов и дилеров ради «спокойствия». Как бы то ни было, вчера вся эта братия разошлась вновь с улыбками на лице. Пока все идет хорошо…
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
640

Похожие новости
22 апреля 2019, 17:20
23 апреля 2019, 14:50
23 апреля 2019, 23:00
22 апреля 2019, 17:20
22 апреля 2019, 22:40
23 апреля 2019, 17:40

Новости партнеров

Актуальные новости
24 апреля 2019, 01:40
22 апреля 2019, 14:40
22 апреля 2019, 20:00
24 апреля 2019, 04:20
23 апреля 2019, 17:40
24 апреля 2019, 01:40

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ
Загрузка...

Популярные новости
19 апреля 2019, 17:00
19 апреля 2019, 02:50
21 апреля 2019, 17:00
19 апреля 2019, 22:30
20 апреля 2019, 01:10
19 апреля 2019, 22:30
17 апреля 2019, 18:30