Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Le Figaro: как США дестабилизируют европейские предприятия

«Фигаро»: Как можно вкратце описать использование права в качестве оружия экономической войны? Какое определение можно дать экстерриториальности американского права?
Али Лаиди: Юристы выделяют два типа экстерриториальности, в частности, что касается санкций. Прежде всего, существуют первичные санкции, применяемые в том случае, если американское государство запрещает своим компаниям и всем, кого оно считает американскими «лицами» (US persons), вести торговые отношения с определенными образованиями, обычно с государствами. По мнению юристов, в таком случае об экстерриториальности как таковой не идет речи, поскольку первичные санкции касаются лишь американских граждан. Как бы то ни было, это понятие трактуется в США настолько широко, что под него может подпасть и дочернее предприятие иностранной компании, которому в таком случае могут грозить первичные санкции.
Далее, существуют вторичные санкции, которые касаются всех предприятий, как американских, так и иностранных. В этом случае некоторые юристы признают существование определенной формы экстерриториальности.
Для геополитологов же очевидно, что экстерриториальность опирается одновременно на первичные и вторичные санкции. Кроме того, очень интересной представляется связь с американской территорией, в частности в случаях, которые касаются эмбарго или борьбы с коррупцией. Дело в том, что в большинстве случаев за последние годы коррупция возникала за пределами США. Тем не менее с вами может быть проведена связь, если вы пользуетесь долларом или, например, аккаунтом Gmail, чьи серверы частично расположены на американской территории. Таким образом, действие американского права по фактам коррупции за границей чрезвычайно широко, даже если сами происшествия непосредственно не касаются территории США.
— Не могли бы вы подробнее остановиться на ситуации с компанией «Альстом»?
— В 2010 году американцы забили тревогу, а Министерство юстиции США возбудило дело в отношении «Альстома». Французская компания на протяжении многих лет становилась фигурантом коррупционных скандалов, но ничего не менялось. В 2004 и 2008 годах суды Мексики и Италии приговорили «Альстом» к штрафу в несколько миллионов долларов и лишению допуска к госзаказам из-за коррупции сотрудников. В 2011 году швейцарский суд признал вину французского предприятия в коррупции и торговле влиянием в Тунисе, Латвии и Малайзии, а также приговорил его к штрафу в 40 миллионов евро. Швейцарцы знали, что американское правосудие тоже проявляет интерес к этому делу, и передали ему все материалы, которые стали дополнительным аргументом в руках Вашингтона.
Таким образом, у американцев было достаточно оснований, чтобы пойти на конфликт с «Альстомом» и потребовать от предприятия провести внутреннее расследование. В 2013 году они перешли в наступление и задержали Фредерика Пьеруччи (Frédéric Pierucci), вице-президента одного из дочерних предприятий компании. По слухам, Патрик Крон (Patrick Kron) тоже мог бы попасть за решетку, если бы рискнул поехать в США. Пока Фредерик Пьеруччи сидел в камере, Патрик Крон в обстановке полной секретности обговаривал продажу энергетического подразделения «Альстом» американской компании «Дженерал Электрик». Несмотря на сопротивление тогдашнего министра экономики Арно Монтебура (Arnaud Montebourg), дело было решено на высшем государственном уровне. Предприятием пожертвовали.
Решение о разделе «Альстома» было официально утверждено на собрании акционеров 19 декабря. По плану, «Дженерал Электрик» получала большую долю в трех совместных предприятиях. Кроме того, американцам принадлежали две ключевых должности: кресла финансового директора и операционного директора. Французы занимались только технологиями. Независимости Франции в атомной сфере, которой так дорожил генерал де Голль, пришел конец. Производство турбин, которые совершенно необходимы для работы наших АЭС, перешло в руки американцев.
— Как реагируют государства, на которые направлены эти меры? Как, например, отреагировала Франция на ситуацию с «Альстомом»?
— Европейцы ничего не делают. Ангела Меркель признает право США принимать меры против подозреваемых в коррупции компаний. В 2015 году французские депутаты подготовили доклад на тему экстерриториальности американского законодательства, но все это не привело к принятию сильного политического решения. Я много работал над ответом Франции в частности и Европы в целом и должен сказать, что его нет. Европейцы впали в ступор при виде этой проблемы и не знают, что делать. Самое странное в том, что они жалуются на свою неподготовленность, хотя одно из первых проявлений экстерриториальности датируется 1982 годом, когда президент Рейган захотел запретить дочерним предприятиям американских компаний участвовать в строительстве газопровода между СССР и Европой. В то время Маргарет Тэтчер была категорически против намерения США ввести санкции против американских дочерних компаний, и это заставило Рейгана дать задний ход.
То есть, это уже тогда стало признаком стремления американцев вмешаться в торговые отношения и экономическую независимость Европы. В 1996 году мы услышали второй звонок с федеральным законом Хелмса-Бертона об усилении санкций против Кубы и законом Амато-Кеннеди, который был направлен против международного терроризма и давал Вашингтону возможность ввести карательные меры против инвестиций (как американских, так и нет) в энергетический сектор Ирана и Ливии. Иначе говоря, весь этот опыт совершенно не был учтен, что подтверждается происходящим в настоящий момент с Ираном. Складывается впечатление, что Европейский союз начинает с чистого листа и не взял эти события за основу в своих размышлениях.
Я считаю, что пока в Европе не появится общих основ стратегического экономического мышления, брюссельские чиновники каждый раз окажутся в растерянности, поскольку они не знают, как реагировать. Так, в Брюсселе всячески отмахивались от концепции экономической войны и не считали этот вопрос достойным рассмотрения. Ведь Европа — это мир, а слово «мощь» считается ругательством в Брюсселе.
— То есть, Европейский союз не в состоянии дать ответ на эти угрозы?
— В 1996 году у европейцев была прекрасная возможность отреагировать на законы Хелмса-Бертона и Амато-Кеннади, поскольку они решили ввести регламент для защиты европейских предприятий. Европейский союз подал жалобу в ВТО, но, к сожалению, затем отозвал ее. Европейцы договорились с американцами, но это было стратегической ошибкой. Дело в том, что эта договоренность опиралась по большей части на добрую волю президента Клинтона и Конгресса, которые обещали не применять проблематичные для Европы элементы законов. Мне кажется, что в тот момент нужно было заняться истоками проблемы и довести до конца жалобу в ВТО. Это показало бы, что европейцы не собираются мириться с подобным экономическим диктатом.
Сегодня мы видим масштабы этой политической ошибки европейцев. Президент Трамп не считает себя обязанным выполнять обещание предшественников и недавно решил применить статью 3 закона Хелмса-Бертона, которая открывает возможность для преследования иностранных предприятий в американских судах. Имеет ли смысл вновь подавать жалобу в ВТО? Сегодня такой шаг представляется маловероятным, потому что европейцы не хотят давать Трампу предлог для выхода из ВТО. В результате Париж и Брюссель неизменно занимают оборонительные позиции и не нашли решения, тогда как все европейские предприятия сегодня ушли из Ирана и в ближайшие месяцы могут уйти с Кубы. Обещанная Парижем, Лондоном и Берлином бартерная платформа для торговли с Ираном не сможет существенно изменить соотношение сил с американцами. Европейские планы касаются лишь продовольственной и фармацевтической отрасли. Это не заставит вернуться «Тоталь», «Пежо» и «Рено»… Кроме того, американцы намереваются сделать все, чтобы помешать работе этой платформы.
— Вы считаете, что новой целью экстерриториальности американского права станет «Эйрбас»…
— С весны 2016 года «Эйрбас» находится в зоне юридической турбулентности. Тогдашний президент компании Томас Эндерс (Thomas Enders) решил подстраховаться, дав добровольное признание британскому Департаменту гарантирования экспортных кредитов: его предприятие забыло упомянуть некоторых посредников в ряде экспортных соглашений. С тех пор британцы и французы ведут расследование на уровне финансовой прокуратуры. Эндерс думал, что тем самым выбьет почву из-под ног у американцев, но в декабре прошлого года стало известно, что в Вашингтоне было начато следствие в отношении «Эйрбас». Над европейской авиастроительной корпорацией определенно завис дамоклов меч. С учетом присутствия американцев в процедуре, штраф, вероятно, будет очень большим, порядка нескольких миллиардов евро.
— США — единственная страна, которая пользуется экстерриториальностью своего права? Вы говорите, что это во многом удается им благодаря спецслужбам…
— Действительно, США — единственная страна, которая использует свои экстерриториальные законы настолько инвазивно и агрессивно. И это определенно работает, учитывая, что им удается нанести удар по российским и даже китайским предприятиям. Европейцы отвечают, что у них тоже есть экстерриториальные законы, в частности Общий регламент по защите данных, который призван обязать предприятия со всего мира защитить наши персональные данные. Тем менее принятый в Америке в августе прошлого года закон позволяет американским властям получить доступ к любым нашим данным, если те хранятся американскими интернет-гигантами (даже на серверах в Европе). США ведут себя чрезвычайно агрессивно, поскольку, как вы верно это подметили, эти законы позволяют им получить огромный массив экономических данных для баз их спецслужб. То есть, для защиты их торгово-экономических интересов. Посмотрим, как ответит Китай. Пекин зачастую принимает зеркальные меры. Посмотрим, как будут вести себя китайцы, в частности на рынках шелкового пути. Кстати говоря, не случайно, что именно они первыми перевели мою книгу.
— Эта практика станет систематической? Или же США заставят отказаться от нее?
— Она начинает создавать проблемы и для самих американцев. Прежде всего, дипломатические. Отношения с союзниками становятся все более напряженными. В конечном итоге они взбунтуются или же примут положение, которое больше напоминает вассала, чем союзника? Или же они пустят в ход такое же оружие? В этом случае все может плохо кончиться. А что если они откажутся от доллара в пользу евро или юаня? Далее, стоит отметить проблемы с безопасностью. Криминальные и террористические организации, а также «государства-изгои» по классификации Вашингтона адаптируются к новой ситуации. Они находят новые прикрытия в ответ на шаги Америки. Проблема в том, что американские экстерриториальные законы слишком эффективны: западные предприятия опасаются проявить инициативу и бегут с рискованных рынков. Это в свою очередь ослабляет американский надзор, поскольку власти лишаются источников информации. По мнению американских экспертов, это становится ударом по средствам наблюдения и контроля. А гораздо более непрозрачные предприятия и организации этому только рады.
Али Лаиди (Ali Laïdi), журналист канала «Франс 24», сотрудник Института международных и стратегических исследований, преподаватель Парижского института политических исследований.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
865

Похожие новости
19 сентября 2019, 14:40
19 сентября 2019, 16:40
19 сентября 2019, 16:40
19 сентября 2019, 14:00
18 сентября 2019, 12:40
19 сентября 2019, 11:10

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
19 сентября 2019, 02:40
19 сентября 2019, 11:10
18 сентября 2019, 13:30
19 сентября 2019, 11:10
18 сентября 2019, 12:40
20 сентября 2019, 01:10

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
16 сентября 2019, 21:30
13 сентября 2019, 15:10
16 сентября 2019, 11:00
13 сентября 2019, 20:40
15 сентября 2019, 14:40
13 сентября 2019, 12:20
13 сентября 2019, 15:10