Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

La Repubblica: как Жан-Клод Юнкер убил европейскую мечту

Пропасть в счетах 28 стран Европейского союза: триллион миллиардов евро в год в результате уклонения от налогообложения. Многонациональные корпорации, которые не платят налоги и переводят десятки миллиардов долларов своей прибыли, сэкономленных благодаря привилегированным финансовым операциям, проводимым в Люксембурге, переводящим их в другие страны беспошлинного рая. Государства-члены Европейского союза бесчестно конкурируют друг с другом в сфере налогообложения. Бюджет, который оставляет Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker), председатель Европейской комиссии, а также бывший отец-хозяин герцогства Люксембург, вступая в последний год своего мандата, истекающего после выборов 2019 года, — это его закат. Теперь каждый день главному человеку в ЕС приходится скрещивать шпаги с популистами и суверенистами, готовыми нарушать правила, границы и обязательства Европы. В Италии против него выступал в основном Маттео Сальвини (Matteo Salvini), сделавший следующее предупреждение: «Вспомните о своем налоговом рае в Люксембурге». Юнкер занимал там пост председателя совета министров с 1995 по 2013 год, а еще раньше — пост министра финансов. Свой первый политический пост он занял в 1982 году, когда ему едва исполнилось 28 лет. И именно Люксембург является подлинным ключевым пунктом в деле Юнкера, который теперь используют враги Европы. Этот ключевой пункт находится в стране-основательнице ЕС, позволяющей самым богатым людям уйти от налогообложения.
Скандал разразился 5 ноября 2014 года. Через четыре дня после инаугурации Юнкера во главе Европейской комиссии международная сеть журналистских расследований раскрывает налоговые тайны Люксембурга. Расследование, продолжавшееся в течение семи месяцев, возглавил Международный консорциум журналистов-расследователей (МКЖР), в который входит и журнал «Эспрессо». Именно эта организация открыла в 2016 году тайну «Панамских документов». «ЛюксЛикс» — таково кодовое название расследования, где «Люкс» означает «люксембургские», а «ликс» (от английского leaks) — «утечки». Журнал «Эспрессо» вместе с 40 СМИ со всего мира получает доступ к архиву, в котором содержится 28 тысяч документов, конфискованных у двух служащих — в дальнейшем осужденных — люксембургского отделения «Прайсуотерхаускуперс» (PricewaterhouseCoopers), гиганта в области консалтинга и аудита компаний. Речь идет о секретнейших документах, гарантирующих 340 многонациональным корпорациям, таким как «Амазон» (Amazon), «Эбботт» (Abbott), «Дойче Банк» (Deutsche Bank) и «Пепси Кола» (Pepsi Cola), возможность платить меньше 1% налогов. Подобная система появилась именно в Люксембурге. 20 ноября наше издание вышло с обложкой, на которой был поставлен вопрос об отставке Юнкера, «неспособного управлять Европой». Однако Юнкер остался президентом. И стал символом Европы, все глубже погружающейся в кризис.
В период с 2002 по 2010 год, пока Юнкер был премьер-министром Люксембурга, его страна привлекла 220 миллиардов долларов благодаря этим конфиденциальным налоговым соглашениям. 2003 стал ключевым годом. Джефф Безос (Jeff Bezos), основатель «Амазон», решил закрепить в герцогстве Люксембург европейский головной офис своей компании. Это заслуга настойчивого ухаживания Юнкера, который в тот момент хвастался: «Амазон пришел в Люксембург не только по налоговым причинам, но и ради контакта с администрацией». Роберт Комфорт (Robert Comfort), в течение 11 лет занимавшийся налогами американского гиганта в Европе, в своем интервью был еще более откровенен: «Юнкер выступил со следующим посылом: если у вас возникнет какая-то проблема, с которой вы не можете справиться, обращайтесь ко мне. Я попытаюсь вам помочь». Таким образом, Юнкер помог своей стране. Поэтому, когда разразился скандал «Люксембургских утечек», даже его политический соперник, Ксавье Беттель (Xavier Bettel), сменивший его в 2013 году, очертя голову бросается на защиту системы, используя даже вульгарную лексику: «Это невыносимо, когда Люксембург смешивают с дерьмом».
Юнкер и люксембургская налоговая система пошатнулись, когда среди европейских парламентариев (а их 751 человек) начинается сбор подписей за выражение вотума недоверия председателю комиссии. В тексте, представленном правыми партиями (в числе которых были «Лига» (Lega) и «Движение пяти звезд» (Movimento 5 Stelle)), после того как аналогичная попытка левых сил ничем не завершилась, говорилось: «Юнкер несет прямую ответственность за мошеннические налоговые схемы, позволившие многонациональным корпорациям сэкономить миллиарды». Однако 27 ноября 2014 года коалиция народных партий (группы того же Юнкера) и социалистов формирует сплоченный блок, спасая Мистера Евро: в вотуме недоверия было отказано, 461 депутат выступил против, 101 — за, и 88 воздержались.
Однако налоговая война продолжается на другом фронте. С разных сторон созывается парламентская комиссия. Но какого рода? Это настоящая расследовательская комиссия? Или обычная «специальная комиссия»? Разница существенная, потому что только первая налагает обязательство на государства-члены ЕС представить документы, затребованные депутатами. Это фронтальное столкновение. За создание расследовательской комиссии выступают зеленые, крайне левые, часть либералов, консерваторы и депутаты от «Движения пяти звезд». Зеленый Филипп Ламбертс (Philippe Lamberts) доволен: «Так на ковер прольется много крови, и никто не сможет ее оттереть». Он не знает, что готовится своего рода переворот. 12 февраля 2015 года в результате контратаки со стороны народников и социалистов расследования удается избежать, и создается лишь специальная комиссия под названием «Такс» (Taxe). Ее возглавит Ален Ламассур (Alain Lamassoure), француз, как и комиссар по экономическим вопросам Пьер Московиси (Pierre Moscovici), оба занимали у себя на родине посты министров. Комиссия просуществует полгода и будет состоять из 45 членов. В числе задач комиссии самой важной будет обращенное к государствам-членам ЕС требование передать ей все налоговые соглашения (предварительные налоговые заключения), выданные с первого января 1991 года. Цель очевидна: выявить соглашения, в которых странам предоставлены льготы, понять, гарантировало ли какое-либо государство многонациональным корпорациям «экономию на налогах, связанную с мошенничеством при переводе средств».
Деятельность специальной комиссии — это настоящее фиаско: ни одно национальное правительство не предоставляет своих предварительных налоговых заключений, прикрываясь конфиденциальностью и секретностью. Но это еще не самое страшное. Это становится понятно из переписки между Ламассуром и Московиси, которую они вели с апреля 2015 года. Первый пытается оказать давление на второго, чтобы государства предоставили протоколы так называемой «Группы экспертов по кодексу поведения». Речь идет о комитете, состоящем из технических специалистов по финансам, учрежденном в 1998 году Советом Евросоюза по экономическим и финансовым вопросам, советом министров экономики ЕС для выявления вредоносных процессов в налогообложении. А следовательно — теоретически — и для того, чтобы блокировать налоговые схемы, предполагающие льготы для многонациональных корпораций. На практике, однако, мнения экспертов в основе своей продолжают игнорироваться. Потому что в этом вопросе действует критерий единогласия. А следовательно, достаточно вето одного единственного государства, чтобы остановить любые реформы. Так, после многочисленных протестов, когда первые документы наконец попали в специальную комиссию по налогообложению, возникло неожиданное обстоятельство: множество частей документов не получили одобрения.
У европарламентариев существуют дальнейшие обязательства: тот, кто допускается к консультациям, должен подписать заявление, обязуясь «не раскрывать содержание третьим лицам». Документы можно читать только в «читальном зале», специальном закрытом помещении, в период с 9:30 утра до 18:30, брать с собой телефон или компьютер запрещено. Вот что вспоминает Фабио Де Мази (Fabio De Masi), представитель немецкой партии «Левые»: «Было запрещено делать ксерокопии. Запрещено делать записи, по крайней мере, поначалу. Кроме того, комиссия Юнкера уточнила, что значительная часть документов была утрачена при переезде: и никто их так и не видел». Ламбертс комментирует: «Это недостойно демократии, это просто масштабный фарс».
Самое досадное заключение делает европарламентарий Свен Гигольд (Sven Giegold) от немецких «Зеленых»: «Мы знали, что происходит массовый уход от уплаты налогов. Мы знали, что происходит уход от уплаты налогов в колоссальных масштабах, и главными заинтересованными сторонами являются многонациональные корпорации. Вы, журналисты консорциума журналистов-расследователей, опубликовали список самых вопиющих нарушений, но вы не могли себе представить, до чего дошла эта система в Люксембурге. Изучая документы, мы выявили, что принцип освобождения от уплаты налогов действовал на протяжении 20 лет. В «читальном зале» мы обнаружили протоколы встреч с Советом Европы за два последних десятилетия. Мы можем восстановить все, что произошло. Мы знаем, что кто-то пытался закрыть пути ухода от налогов, но безуспешно, потому что для этого требовалось единогласное одобрение. Мы знаем, что некоторые страны остановили реформы: в первую очередь, это Люксембург, Бельгия, Голландия, все эти страны защищала Великобритания. В течение 20 лет некоторые страны-члены Европейского союза препятствовали движению Европы к прозрачному налогообложению. Нам это известно, но мы не можем предъявить публичные доказательства, потому что не можем получить документы».
Уже по прошествии первых шести месяцев предусмотрено прекращение работы комиссии «Такс», однако она все равно продолжает работать. Наконец 25 ноября 2015 специальная комиссия проголосовала за принятие «резолюции». Точнее, за ряд рекомендаций, которые не носят обязательного характера, а являются обращенной к комиссии Юнкера просьбой сформулировать предложения директив. Чтобы стать законами, они должны преодолеть порог Совета Европы, сформированного из руководителей государств и властей Евросоюза. Это маршрут с препятствиями. В окончательном тексте, в частности, отвергается предложенная Де Мази и другими европарламентариями поправка, целью которой было определить Люксембург как «центр агрессивных налоговых операций, используемых в рамках глобальных стратегий под надзором Юнкера». Единственное принятое замечание цензуры касается исчезновения страницы из отчета о налоговом мошенничестве в Люксембурге: это было досье, которое в 1996 году тогда еще премьер-министр Юнкер заказал своему парламентарию, но появившееся вновь лишь в сентябре 2015 году, вскоре после его слушания в Брюсселе. Эта тайна так и не была раскрыта.
В резолюции выражается одобрение расследования «Люксембургских утечек», высказываются некоторые предложения относительно конкретных мер, например, обязать многонациональные корпорации делать отчет по каждой стране, где у них имеются филиалы, а не представлять один глобальный бюджет. Только в одном абзаце текста говорится о «сомнительных операциях в налогообложении, допускаемых надзорными компаниями в указанном государстве, являющемся членом ЕС». Люксембург даже не упоминается.
Специальной комиссии далее даются полномочия на продолжение работ на втором этапе, с января 2016 года, теперь она называется «Такс — 2». Здесь вновь открываются дискуссии о документации Группы экспертов по кодексу поведения, которая представлена в гораздо больших объемах. Однако имеется одно парализующее препятствие: для того чтобы проанализировать многие важные новые документы, нужно ждать разрешения заинтересованных государств, что замедляет работу. Или из-за чего вообще ничего не происходит.
Что касается Юнкера, то на его имя нет ни малейшего намека. Никаких обвинений, никакой политической ответственности. В остальном он занимал всегда одну и ту же линию защиты: все виноваты — значит, никто не виноват. Дело «Люксембургских утечек»? «Оно касается не только Люксембурга, следует говорить о Европейских утечках», — всегда отвечал Юнкер, подчеркивая, что схемы ухода от налогообложения «существуют и в остальных 22-х европейских государствах». Самокритика? Никакой. Даже в отношении его прошлого на посту премьера Люксембурга: «Сегодня я бы сделал то же самое: мы хотели диверсифицировать нашу экономику». От банков до министерства финансов. Слово Юнкера. Чему могут порадоваться 550 тысяч жителей Люксембурга, который, по последним данным Международного валютного фонда, возглавляет всемирный рейтинг по показателю ВВП на душу населения: 120 тысяч долларов в год на человека. Люксембург разбогател на чужих налогах, в то время как Европа утопает в долгах.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

635

Похожие новости
14 декабря 2018, 03:40
14 декабря 2018, 12:00
14 декабря 2018, 12:00
14 декабря 2018, 12:50
13 декабря 2018, 16:30
13 декабря 2018, 13:40

Новости партнеров

Актуальные новости
14 декабря 2018, 14:50
14 декабря 2018, 09:10
14 декабря 2018, 09:10
14 декабря 2018, 14:50
14 декабря 2018, 12:00
14 декабря 2018, 03:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
08 декабря 2018, 13:10
12 декабря 2018, 10:30
08 декабря 2018, 13:10
10 декабря 2018, 18:30
12 декабря 2018, 16:10
12 декабря 2018, 09:40
12 декабря 2018, 10:20