Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Кто станет «окном в Европу» для Ирана и КНР

Крепость Мегри — оборонительное сооружение, построенное в XI веке — по сей день остается стратегически важным местом на границе между Арменией и Ираном. Как ожидается, оно также сыграет ключевую роль в расширении региональной торговли.
У своей сильно укрепленной границы с Исламской Республикой Иран, Армения начала работу по реализации новой стратегии, призванной преодолеть десятилетия экономической изоляции. Но немного к востоку от этого места, на границе Ирана с Азербайджаном, Баку пытается сорвать планы Еревана.
В декабре прошлого года Армения открыла свободную экономическую зону (СЭЗ) в городе Мегри на юге республики, у иранской границы. Согласно плану, эта зона призвана помочь армянской стороне расширить торговлю с Ираном и сделать ее посредником между Тегераном и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) — возглавляемым Россией торговым блоком, членом которого является Армения.
Торговля выгодна обеим сторонам: Иран давно выказывал интерес к налаживанию торговых связей с Россией через ЕАЭС, а для Армении граница с Ираном — один из всего двух оставшихся наземных коридоров во внешний мир, так как Турция и Азербайджан закрыли свои границы после начала войны в Нагорном Карабахе в 1990-е годы.
Иранско-армянский торговый оборот постоянно растет, достигнув 211,4 миллиона долларов в 2017 году. В Мегри это очень заметно. Вдоль пыльной дороги, ведущей к иранской границе, висят билборды на персидском.
Местные жители в целом хорошо относятся к южному соседу.
«Вы должны посетить Иран, это прекрасное место, — сказал местный механик Тигран Ованесян своему британскому гостю. — Просто подойдите к границе, и они вас запросто впустят, они очень дружелюбны». (Граждане Армении пользуются правом безвизового въезда в Иран, но оно не распространяется на британцев).
Иран — не особо активный игрок на Южном Кавказе, но Армения и Азербайджан стараются привлечь его в регион, получив при этом стратегическое преимущество.
«Наши намерения [в Мегри] серьезны, — сказал премьер-министр Армении Карен Карапетян на церемонии открытия СЭЗ, добавив, что иранские предприниматели будут иметь возможность создавать предприятия в этой зоне, а затем экспортировать свою продукцию на рынки ЕС и ЕАЭС. — Условия в СЭЗ, в сочетании с торговыми режимами, которыми мы пользуемся с Евразийским экономическим союзом и Европейским Союзом, могут создать хорошие возможности для расширения бизнеса».
Иранская сторона также позитивно относится к происходящему на границе.
«Запуск зоны свободной торговли «Мегри» будет способствовать росту экономического оборота между Арменией и Ираном и обмену опытом с иранскими зонами свободной торговли», — сказал на открытии СЭЗ посол Ирана в Армении Сейид Казм Саджади.
Условия в зоне, безусловно, привлекательны.
«Компании, действующие в СЭЗ «Мегри», будут освобождены от налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, акцизного налога и таможенных сборов, — сказал Eurasianet.org пресс-секретарь губернатора провинции Вазген Сагателян. — Мы ожидаем, что в ближайшие годы зона привлечет от 50 до 70 компаний, которые инвестируют в общей сложности $100-130 млн, создав более 1500 рабочих мест».
Подобные прогнозы представляются очень оптимистичными. Две другие функционирующие в Армении экономические зоны — созданные в Ереване в 2014 году «Меридиан» и «Альянс» — пока вместе взятые создали всего 94 рабочих места и привлекли 17 компаний, две из которых приостановили свою деятельность в прошлом году.
Также СЭЗ «Мегри» начала свою деятельность на фоне приостановления работ над другим амбициозным иранско-армянским торговым проектом — Южно-Армянской железной дорогой.
Договор о строительстве дороги был заключен двумя странами в 2009 году. Тремя годами позже Ереван предоставил расположенной в ОАЭ компании Rasia FZE Investment концессию на 50 лет на строительство и эксплуатацию 305-колометровой дороги. К 2013 году компания закончила технико-экономическое обоснование, согласно которому сметная стоимость проекта составила $3,5 млрд.
Но затем осуществлению проекта помешало активное лоббирование со стороны Баку.
«В 2016 году, после того, как иранское правительство и Китай провели переговоры о строительстве новой железной дороги между Ираном и Арменией, Азербайджан (неофициально) пригрозил заморозить свои кредиты Ирану», — заявил по электронной почте политический аналитик из Баку Фуад Шахбазов.
В январе Тегеран получил от Баку кредит в размере 500 миллионов долларов на строительство 205-километровой железной дороги из иранского Рашта до азербайджанской границы (известной как ветка Рашт-Астара). Затем в марте министры иностранных дел Ирана, Турции, Грузии и Азербайджана собрались на первую в своем роде четырехстороннюю встречу.
В заявлении по итогам встречи стороны приветствовали «важные шаги, предпринятые для расширения транзитного потенциала четырех стран […], выгодно расположенных в международных транзитных коридорах, с целью интеграции их национальной транспортной инфраструктуры». Они также пообещали «дальнейшее расширение сотрудничества для реализации новых проектов в целях развития транспортной инфраструктуры и расширения транзитного потенциала четырех стран […], от иранских портов Бендер-Аббас и Чехбехар в Персидском заливе через Рашт-Астару до железной дороги Баку-Тбилиси-Карс».
В Баку это было воспринято как сигнал, что Тегеран предпочитает Азербайджан Армении в качестве транзитного коридора на север. «Выход из Ирана — это Азербайджан», — сказал азербайджанский депутат Расим Мусабеков.
Согласно сделке относительно ветки Рашт-Астара, подписанной между национальными операторами железных дорог «Азербайджанские железные дороги» и «Иранские железные дороги», Азербайджан будет арендовать ветку в течение 15 лет, а терминалы — в течение 25 лет. Предполагается, что ветка увеличит объемы двусторонней торговли между Ираном и Азербайджаном с 600 тыс до 5 млн тонн в год.
«Азербайджан надеется, что железная дорога создаст новые рабочие места для людей в областях, а также будет стимулировать развитие инфраструктуры в южной части страны», — сказал Шахбазов.
Существенным фактором также являются стратегические соображения Азербайджана. Крупной проблемой для Баку остается азербайджанский эксклав Нахичевань, в который после начала войны с Арменией можно попасть только по воздуху. Баку хочет связать недавно запущенную в эксплуатацию железную дорогу из Нахичевани в иранский город Мешхед с основной железнодорожной сетью Азербайджана.
«Первый груз из России прибыл в иранскую часть Астары в феврале 2018 года, — сказал Шахбазов. — Азербайджанские СМИ заявили, что сеть начнет функционировать на полную мощность к марту, но, по всей видимости, на самом деле это произойдет лишь летом».
Судя по всему, перевес в борьбе за иранский транзит сейчас на стороне Азербайджана.
Премьер-министр Армении Карапетян в январе признал, что страна испытывает проблемы с поиском финансирования для проекта железной дороги: «Я считаю, что строительство железной дороги в Иран — не самоцель, потому что, если она будет построена, грузопоток по ней, возможно, не будет достаточным, чтобы сделать окупаемой».
Но армянская сторона надеется, что новая СЭЗ в Мегри повысит объемы торговли, создав таким образом экономический фундамент для строительства железной дороги.
«Создание СЭЗ направлено на замену [железной дороги], — сказал Ричард Киракосян, директор расположенного в Ереване Центра региональных исследований. — СЭЗ рассматривается как более эффективная и жизнеспособная альтернатива, а также наиболее подходящая стратегия для достижения той же цели: углубления и развития двусторонней торговли».
Развивая двустороннюю торговлю, Армения надеется затем позиционировать себя в качестве важного транзитного узла между Ираном и Россией. С этой целью страна также пытается убедить Грузию инвестировать СЭЗ «Мегри».
2 марта премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили встретился со своим армянским коллегой для обсуждения СЭЗ.
«Мы говорили о возможных сферах для сотрудничества, — сказал Карапетян журналистам. — Включая свободную экономическую зону «Мегри». Мы подробно все обсудили и […] договорились о следующих шагах в энергетическом и транспортном секторах».
Сейчас для осуществления торговли с Россией Армения пользуется единственным оставшимся российско-грузинским пограничным переходом «Верхний Ларс», который зимой часто приостанавливает работу из-за лавин. Два других перехода пролегают через территорию отколовшихся от Грузии Южной Осетии и Абхазии, и были закрыты после российско-грузинской войны 2008 года.
В прошлом году Грузия и Россия подписали соглашение об открытии этих переходов в качестве «торговых коридоров». Согласно договору, грузы будут проверяться третьей стороной — швейцарской компанией SGS. Соглашение было заключено в результате нескольких лет переговоров между Тбилиси и Москвой при посредничестве Швейцарии.
Но перспективы участия Армении в краткосрочной перспективе могут быть ограничены.
«Правительство Грузии позитивно оценивает данную сделку, — сказал директор Грузинского института политики Корнелий Какачия. — Но это не будет способствовать планам Армении касательно транзитного коридора без серьезных уступок со стороны Москвы относительно статуса отколовшихся регионов».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

441

Похожие новости
24 сентября 2018, 08:30
23 сентября 2018, 18:40
24 сентября 2018, 11:10
24 сентября 2018, 14:00
24 сентября 2018, 11:10
24 сентября 2018, 14:00

Новости партнеров

Актуальные новости
24 сентября 2018, 11:10
24 сентября 2018, 12:00
23 сентября 2018, 02:10
24 сентября 2018, 12:10
23 сентября 2018, 13:10
24 сентября 2018, 08:30

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
19 сентября 2018, 15:40
23 сентября 2018, 19:30
22 сентября 2018, 15:10
21 сентября 2018, 18:20
20 сентября 2018, 22:00
21 сентября 2018, 06:10
20 сентября 2018, 19:10