Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Крах российских банков: кто следующий?

Российский банковский сектор попал под удар еще одного мини-кризиса, последовавшего за крахом двух так называемых банков с Садового кольца — это базирующиеся в Москве ведущие коммерческие банки, пользовавшиеся поддержкой Центрального банка Российской Федерации (ЦБ РФ) — в результате чего убытки государства составили триллионы рублей. Сейчас остро стоит вопрос о том, кто же будет следующим в этой цепочке падений.
Крах «Финансовой корпорации Открытие» и ее переход под управление Банка России в конце августа повлек за собой антикризисную операцию по помощи банку на сумму 1,1 триллиона рублей (16 миллиардов долларов), что практически равно дефициту федерального бюджета всей страны в этом году. За ним быстро последовал и Бинбанк, подвергшийся острой критике и обратившийся к регулирующим структурам 20 сентября.
На фоне неудач банка пророческими выглядят озвученные в середине августа прогнозы Сергея Гаврилова, аналитика Альфа-банка. В комментарии, направленном клиентам банка, Гаврилов указал на возможные трудности «Открытия» и Бинбанка и подвергся суровой критике регулирующей структуры за «сеяние смуты», которая могла бы подорвать весь сектор. В своем комментарии Гаврилов упоминал еще два ведущих коммерческих банка — Промсвязьбанк (ПСБ) и Московский Кредитный Банк (МКБ) — как находящиеся в опасности.
Сумма покрытия долговых обязательств «Открытия» и Бинбанка уже настолько велика, что последнее, что сейчас нужно ЦБ, так это фиаско еще одного банка на Садовом кольце. Все эти банки (получившие такое собирательное название по причине своего расположения в пределах кольцевой автодороги в самом центре Москвы) имеют несколько общих черт.
Они все использовались ЦБ для спасения потерпевших крах небольших банков, и это у них всех получилось плохо. Повысилась их уязвимость перед государственными предприятиями (ГП), которые являются крупными и прибыльными клиентами до тех пор, пока не покинут банк. Все эти банки захватили в качестве своих клиентов пенсионные фонды и используют денежные потоки взносов для финансирования своих собственных предприятий. Все они расширили свои сферы бизнеса, чтобы купить другие компании, тем самым в немалой степени воссоздав финансово-промышленные группы (ФПГ), которые доминировали в экономике в 90-е годы. Все они росли очень быстро, слишком быстро, чтобы иметь возможность эффективно управлять своими предприятиями. И даже некоторые акционеры у них общие.
ЕБРР имеет долю в ПСБ в размере 11,7%, тем самым придавая ему лоск респектабельности. Но также владеет и акциями двух других «банков на Садовом кольце» — Группы «Бинбанк» и Московского Кредитного Банка — доля участия ЕБРР в капитале каждого составляет примерно 10 %.
© РИА Новости, Алексей Куденко | Перейти в фотобанк
Здание "Промсвязьбанка"
Кроме того, пенсионный фонд, находящийся в собственности «О1 Груп», еще с 2015 владеет 10% акций. «О1» принадлежит Борису Минцу, а его сын Дмитрий заседает в Совете директоров ПСБ (об этом bne IntelliNews рассказывали в главной статье своего сентябрьского номера, посвященной краху «Открытия»). Минц был одним из основателей «Открытия», но в 2013 году ушел из банка (по причинам, которые не ясны) и начал работать в ПСБ.
Альфа-банк — единственный из пяти банков Садового кольца, который не участвует в этом круговороте одних и тех же лиц и предприятий. Из всех этих банков он же и самый надежный.
В качестве меры предосторожности ЦБ добавила МКБ в список стратегически важных банков вскоре после комментария Гаврилова — такой простой шаг был призван укрепить доверие к банку и предотвратить губительный отток средств вкладчиков. Аналитики считают этот чрезвычайно прибыльный банк, специализирующийся на работе с частными предприятиями и инкассированием наличности, самым надежным из вышеупомянутых четырех банков.
Таким образом, внимание теперь обращено на ПСБ, будущий крах которого представляется наиболее вероятным. По иронии судьбы, когда в августе банковский сектор стало лихорадить, государственные предприятия перевели свои счета в ПСБ, в результате чего депозиты, размещенные в нем данными компаниями, возросли на 79% в месячном исчислении, достигнув отметки в 98 миллиардов рублей. ПСБ также перешел к консолидации своего бизнеса, объявив о слиянии с дочерним банком «Возрождение», который владельцы ПСБ приобрели в 2014 году. В результате этих действий ПСБ стал еще больше выглядеть «слишком великим, чтобы рухнуть».
Братья-банкиры
ПСБ был создан в 90-х годах Алексеем и Дмитрием Ананьевыми, легендарными братьями-банкирами. Оба они отличаются внушительной внешностью и глубокой религиозностью, а также тем, что носят окладистые бороды, столь любимые сторонниками Русской православной церкви.
Свои первые деньги они заработали на импорте компьютеров и создании цифровых телекоммуникационных сетей в 1990-е годы — тогда, когда телефоны не работали, а все, у кого были свободные деньги, создавали свои банки.
В период бурного экономического роста ПСБ успешно развивался за счет специализации на кредитовании среднего бизнеса — согласно многим интервью, которые представители банка дали bne IntelliNews. Банк заключал сделки вопреки конъюнктуре, сосредоточив внимание на частных предприятиях, в то время как у других банков, принадлежащих олигархам, в приоритете были счета государства и ГП.
В середине сентября ПСБ объявил о грядущем слиянии с «Возрождением» (В-Банком). Оба банка принадлежат одному мажоритарному акционеру (структуре «Промсвязькапитал»), и их объединение в одну структуру было лишь вопросом времени. В-Банк имеет очень схожую с ПСБ специализацию. К тому же, хоть он и гораздо меньше ПСБ, управление этого банка организовано более эффективно, а прибыль выше: в середине этого года рентабельность банков по активам составляла 1% и 0,5% соответственно.
Братья приобрели В-Банк в декабре 2014 года, после ухода из жизни Дмитрия Орлова, его основателя. Разговоры велись о сумме 200 миллионов долларов — столько Ананьевы заплатили за контроль над банком. Промсвязьбанк занимает 10 место в списке крупнейших банков в России, с активами в 1,21 триллиона рублей (20,18 миллиардов долларов) по состоянию на конец второго квартала, а «Возрождение» располагается на 32 строчке этого рейтинга, распоряжаясь активами на сумму в 238,2 миллиардов рублей (4,1 миллиарда долларов).
Как и их соседи по Садовому кольцу, братья Ананьевы активно развивали банковский бизнес путем покупки или спасения предприятий. И это происходило при содействии ЦБ, который пришел на выручку ведущим коммерческим банкам в рамках своей деятельности по получению большой прибыли от сектора в целом. Предоставляя крупные ссуды на выгодных условиях, ЦБ фактически использовал сторонние ресурсы для превращения неудачных банков в самые успешные и крупнейшие коммерческие банки, которые в процессе этой реорганизации становились еще более крупными.
Слияние ПСБ с В-Банком напоминает поглощения, которые «Открытие» и Бинбанк осуществили по распоряжению ЦБР в отношении Траст-банка и Ростбанка соответственно; теперь, по прошествии времени, ясно, что этот шаг способствовал увеличению их трудностей.
В-Банк является всего лишь одним из недавних приобретений в таком перечне: летом 2015 года Группа «Промсвязь» приобрела 100% акций самарского Первобанка, выкупив его у Леонида Михельсона, крупного акционера независимой газовой компании «Новатэк» и одного из богатейших людей России, в обмен на 5% долю в ПСБ. В том же году ПСБ взял на себя обязательства по спасению и возобновлению работы Автовазбанка (финансовой структуры легендарного автозавода, создавшего «Ладу»), получив от Центрального банка и Агентства по страхованию вкладов (АСВ) 18,2 миллиарда рублей (313 миллионов долларов) в качестве финансирования этого поглощения.
© РИА Новости, Валерий Мельников | Перейти в фотобанк
Открытие отделения "Альфа-банка" в Москве
Именно сделки такого рода привели к проблемам в «Открытии», ПСБ был также ослаблен в процессе. Адекватность капитала банка снизилась до обязательного минимума, и банку пришлось решать эту проблему, выпустив в августе бессрочные облигации на сумму в 500 миллионов долларов. Банку также удалось успешно поддержать свой капитал посредством дополнительного публичного размещения акций. В 2016 году банк разместил акций на 40,57 миллионов (около 3,6% уставного капитала).
В настоящее время беспокойство инвесторов достигло такого уровня, что акции ПСБ упали, а стоимость его еврооблигаций на сумму в 250 миллионов долларов, причитающихся к оплате в октябре 2019 года, в середине сентября упала до рекордно низкого уровня (после новостей о Бинбанке), увеличив ставку на 28 базисных пунктов до 6,57%. Облигации МКБ также упали в цене. Гаврилов из Альфа-банка отмечал в своем пророческом комментарии, что получение большой прибыли четырьмя кредитными учреждениями может привести к падению стоимости их субординированных облигаций (потеря составит от 40% до 60%).
Несмотря на то, что полномасштабного банковского кризиса пока ожидать не приходится, главным результатом осеннего мини-кризиса будет то, что государственные банки России вновь увеличат свою долю на рынке. В настоящее время они контролируют лишь две трети активов банковского сектора, но в итоге могут заполучить и все 80%, если оставшиеся два банка на Садовом кольце потерпят крах.
Одна из причин нынешних проблем, связанных с банками на Садовом кольце, заключается в том, что их владельцы отошли от банковского дела и активно занимались созданием финансово-промышленных групп (ФПГ).
Кризис 2008 года сыграл в пользу ведущих компаний в каждом секторе, поскольку самые сильные выжили и консолидировали свои секторы, поглотив более слабых конкурентов. Группа «Промсвязь» обеспечила свое присутствие в ряде таких новых секторов, как элитная недвижимость, розничная торговля и сельское хозяйство, а также пищевая промышленность (помимо прочих).
Дмитрий Ананьев воспринял кризис как благо: ситуация позволила сильным поглотить слабых. «Для тех частных банков, которые справятся с этими вызовами, это будет Клондайк. Мы все делаем, чтобы остаться среди частных банков, которые продолжат работать и предоставлять услуги», — сказал Ананьев в своем интервью «Ведомостям» 7 сентября. «За последние три года мы провели точечные сделки: это покупка „Возрождения", санация АвтоВАЗбанка, слияние с Первобанком. В результате последней сделки у нас появился сильный акционер Леонид Михельсон и такие клиенты, как „Новатэк" и [газо- и нефтехимическая компания] „Сибур". „Новатэк", к слову, входит в число 20 крупнейших депозиторов Промсвязьбанка».
В рамках этого процесса были созданы механизмы инвестирования (в частности, на Кипре), которые активно использовались для приобретения компаний. Банк «Открытие» присоединил к себе кипрский банк РКБ (ранее принадлежавший ВТБ), который, вероятно, использовался для «тайных операций» обоих банков.
Активность ПСБ на Кипре намного более грандиозна. В ноябре 2016 года этот банк зарегистрировал там компанию по управлению активами ПСБ, которую, как сообщалось ранее, братья намерены превратить в крупный механизм инвестирования. В их планах инвестировать 100 миллионов долларов в это предприятие, и братья уже предложили руководящие должности в нем нескольким бывшим сотрудникам Дойче Банка (который в массовом порядке сократил свои операции на российском рынке). Как сообщается, документация по этому проекту в настоящее время находится на рассмотрении у кипрских властей.
Банк уже активно действует на Кипре и в прошлом году использовал зарегистрированные там механизмы с тем, чтобы ускоренными темпами приобрести предприятия пищевой промышленности и компании-производители мясной продукции. Кипрский механизм ПСБ, как и РКБ, проводил «тайные операции» для банка, но в настоящее время он ведет юридическую баталию за контроль над Группой компаний «Рамфуд», крупным российским производителем мяса, активы которого включают в себя крупную свиноферму и комбинат по переработке свинины в Саратовской области, а также сеть предприятий розничной торговли мясом.
В 2014 году, после девальвации рубля, «Рамфуд» столкнулся с финансовыми трудностями (в основном по причине наличия задолженности). Согласно сообщениям прессы, долги компании составляли 67 миллионов долларов, а гарантом их выплат стали активы предприятия и личная гарантия владельца Михаила Керштейна. Утратив платежеспособность, компания в конечном счете была вынуждена заявить о ликвидации в следующем году, по причине резкого повышения стоимости займов. ПСБ вмешался и выкупил более 80% задолженности компании, а также весь ее залог. Предприятие было переведено под управление компанией «Белая птица», а конечными бенефициарными собственниками стали братья Ананьевы.
Но затем все усложнилось. Керштейн владел своими активами «Рамфуд» через голландскую холдинговую компанию «Юнайтед Инвесторс» (ЮИ). В июле 2015 года, пытаясь спасти «Рамфуд», Керштейн продал 80% своей доли в ЮИ российскому предпринимателю Алексею Павлову в обмен на обязательство покрыть долги Группы «Рамфуд» и инвестировать в новое производство. Павлов инвестировал в группу около 25 миллионов долларов, чтобы выкупить долги и построить еще одну свиноферму. План состоял в том, чтобы за пять лет удвоить прибыль Группы в результате ее реструктуризации и, в конечном счете, продать компанию за предполагаемую сумму в 100 миллионов долларов.
Несмотря на предпринятую Павловым попытку спасения компании, ее долги по-прежнему принадлежали ПСБ. В сентябре 2015 года Павлов встретился с Дмитрием Ананьевым, который изъявил желание выкупить бизнес, но сумма, предложенная Павлову, только лишь покрывала сумму уже осуществленных им инвестиций в «Рамфуд». Павлов отказался, но продолжил переговоры, желая большей окупаемости своих вложений.
В то же время, и втайне от Павлова, Ананьевы начали переговоры с Керштейном (согласно судебным материалам, наличие которых подтверждает bne IntelliNews). Договоренность о сделке была достигнута, когда Керштейн использовал доверенность, тайно составленную юристами «ЮИ» незадолго до заключения сделки с Павловым, с целью размыть долю собственности Павлова и продать превосходящее большинство акций кипрской офшорной компании «Максатон», контролируемой братьями Ананьевыми (согласно судебным материалам).
Будучи единоличным исполнительным органом ЮИ, Керштейн использовал доверенность и принял решение, в результате которого «уставный капитал компании увеличился с 24 685 503 рублей до 74 804 555 рублей, доля [ЮИ] сократилась с 100% до 33%, и новый акционер Максотон Холдинг Лимитед был включен в список акционеров компании с долей в 50 119 052 рублей, составляющей 67% от уставного капитала компании, а также был утвержден новый вариант Устава компании», в соответствии с представленными на рассмотрение Московскому суду в процессе разбирательства доказательствами, наличие которых подтверждает bne IntelliNews. Другими словами, доля собственности Павлова была размыта, и «Максатон» фактически получил контроль над компанией и ее активами.
В декабре 2015 года сделка была закрыта, и ПСБ предоставил финансовые средства для выплаты акционерного капитала компании с целью получения официального контроля над Группой «Рамфуд», согласно материалам дела.
Как только Павлов узнал, что произошло, он подал иск против «Максатона» и Ананьевых, пытаясь восстановить свой контроль над компанией и утверждая, что Керштейн не имеет права размывать доли собственности, поскольку больше не является мажоритарным акционером. В июле Девятый арбитражный апелляционный суд города Москвы вынес решение в пользу Павлова о том, что размывание долей собственности и вступление «Максатона» в права фактически являлись незаконными. В настоящее время исполнение этого решения подлежит обжалованию «Максатоном» и Керштейном.
Это дело не имеет однозначной трактовки. Павлов вложил значительную сумму денег в компанию, но этих средств было недостаточно для того, чтобы покрыть ее долги, большинство из которых принадлежат ПСБ. Однако использование Керштейном доверенности и размывание долей собственности в ЮИ дочерними компаниями ПСБ — это, мягко говоря, весьма грубая игра.
Это дело является последним в длинном списке спровоцированных долгами поглощений с использованием законов о банкротстве. Российские компании, связанные долговыми обязательствами, очень уязвимы, и зачастую их атакует не кто иной, как банк, которому они должны. В 1990-е годы использование Альфа-банком законов о банкротстве с целью захвата активов было настолько вопиющим (например, в результате таких приемов Альфа-банка олигарх Владимир Потанин потерял нефтяную компанию «Сиданко», а Олег Дерипаска — Автобанк), что государство было вынуждено ослабить закон, чтобы остановить подобное рейдерство.
Потанин потерял контроль над своей нефтяной компанией, когда неизвестное юридическое лицо под названием «Бета Эхо» приобрело долг компании на сумму всего лишь 1000 долларов и использовало его для того, чтобы лишить владельца «Сиданко» права собственности за просроченные долги.
Группа «Альфа» владеет компанией «Альфа Эхо», занимающейся поглощениями, и владелец Группы Михаил Фридман позднее признал в интервью bne IntelliNews, что тот захват было продиктован местью за то, что Потанин исключил Фридмана из схемы приватизации телекоммуникационной структуры «Связьинвест» в 90-х. Проведенное ПСБ поглощение Группы «Рамфуд» в этом контексте выглядит очень традиционным.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

806

Похожие новости
14 декабря 2017, 19:00
15 декабря 2017, 08:10
15 декабря 2017, 05:30
14 декабря 2017, 19:00
14 декабря 2017, 08:20
14 декабря 2017, 13:40

Новости партнеров

Актуальные новости
14 декабря 2017, 16:20
15 декабря 2017, 00:10
15 декабря 2017, 08:10
15 декабря 2017, 08:10
14 декабря 2017, 11:00
14 декабря 2017, 16:20

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
08 декабря 2017, 10:10
11 декабря 2017, 16:40
12 декабря 2017, 14:40
09 декабря 2017, 14:20
09 декабря 2017, 15:10
09 декабря 2017, 01:10
09 декабря 2017, 01:50