Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Коронавирус против нефти: цена будет снижаться (Polskie Radio)

Интервью с экспертом по вопросам энергетики Матеушем Кубяком (Mateusz Kubiak).
Polskie Radio: В каком направлении будет меняться ситуация с ценами на нефть? Судя по сигналам мировых лидеров, они прилагают усилия к тому, чтобы ее нормализовать, но есть ли у них шансы преуспеть, произвести перелом?
Матеуш Кубяк: Начнем с истоков этого кризиса. С января из-за начавшейся в Китае эпидемии китайская экономика стала замедляться. Это оказало заметное влияние на нефтяные рынки, поскольку Китай выступал крупнейшим мировым экспортером этого сырья. Снижение спроса там оказалось настолько сильным, что оно привело к корректировке цен на мировых рынках. Изначально их снижение было не слишком резким: за два месяца они упали примерно с 65 до 50 долларов за баррель.
События начали развиваться быстрее в начале марта. Шедшие тогда переговоры в рамках формата ОПЕК+ на тему дополнительного ограничения объема добычи не принесли результатов из-за российского вето. Соглашение рухнуло. Ситуацию определяли два явления: постепенное снижение спроса на сырье (на этот раз уже не только в Китае, но и во всем мире) и внезапно появившаяся перспектива роста объема предложения.
— Россия не согласилась снизить добычу и 6 марта разорвала соглашение по этому вопросу. Картель ОПЕК предлагал снизить добычу на 1,5 миллиона баррелей в сутки. Цены резко упали. Срок действия прежних договоренности истек 31 марта.
— Объем поступающей на рынок нефти перестал контролироваться. Саудовская Аравия фактически объявила россиянам ценовую войну, обещав покупателям большие скидки и нарастив добычу. Уже несколько дней формально никакого соглашения нет, а саудовцы начали дополнительно выбрасывать на рынок почти 2,5 миллиона баррелей в сутки. В итоге рынки рухнули. Перед лицом кризиса стало очевидно, что нужно предпринять какие-то шаги. Сейчас идут разговоры о возвращении участников формата ОПЕК+ (и не только их) к переговорам в ближайшие дни.
— На каких условиях будет происходить возвращение за стол переговоров?
— Говорится, что в переговорах на тему сокращения добычи нефти могут принять участие как члены ОПЕК, так и производители, которые не входят в картель. Есть вероятность, что среди участников появятся страны, не входившие в формат ОПЕК+.
— Когда может состояться такая встреча?
— Когда точно она пройдет, остается вопросом. Ранее называлась дата 6 апреля, но сейчас мы знаем, что переговоры планируется провести несколькими днями позднее, 9 апреля. Пока мы не знаем, кто к ним присоединится. То, что дату их проведения передвинули, связано в том числе с отсутствием консенсуса по ключевым вопросам. Рынок нестабилен. Дональд Трамп прилагает усилия к возобновлению переговоров, но старается избежать участия Соединенных Штатов в самом соглашении. В свою очередь, Россия и Саудовская Аравия обвиняют в провоцировании кризиса друг друга.
— Россия сама разорвала соглашение и вышла из группы ОПЕК+. Каковы перспективы появления нового соглашения?
— Сейчас мы наблюдаем, как главные игроки нефтяного рынка занимаются перетягиванием каната. Не следует забывать о том, что в России, США и Саудовской Аравии тоже есть разные группы интересов. Придти к единым удовлетворяющим всех договоренностям будет чрезвычайно сложно.
Вне зависимости от того, появится ли официальное соглашение о сокращении производства, оно в любом случае произойдет. Нефти на рынке слишком много. Эксперты предполагают, что через два-три месяца в мире закончатся мощности для хранения сырья. Уже сейчас танкеры начали арендовать на несколько месяцев в качестве плавучих нефтехранилищ.
Нефтеперерабатывающие предприятия прекращают работу, закрываются на ремонт или на технический осмотр. Авиакомпании практически прекратили пассажирские перевозки, межгосударственное авиасообщение остановлено. Люди не передвигаются между городами и внутри них. В итоге на рынке возникает переизбыток предложения нефти.
— Если до полного заполнения хранилищ еще остается время, игра может продолжаться.
— Теоретически, да. Саудовская Аравия выполнила свои обещания и нарастила производство до максимума, но уже, например, бразильская компания «Петробрас» его сокращает. Россияне тоже не увеличили объем добычи, хотя ранее говорили о таком намерении. По оценкам экспертов, разрыв между спросом и предложением значительно превысит 10-15 миллионов баррелей в сутки. Даже если удастся заключить соглашение, в итоге рынок все равно останется разбалансированным, а кризис не закончится.
— Кто выступает основными игроками на нефтяном рынке и какие цели они перед собой ставят?
— Здесь следует назвать три государства: США, Россию и Саудовскую Аравию. При этом следует учитывать, что одна страна не равняется одному игроку. В каждой из них сталкиваются разные группы интересов. Кроме того, есть много менее крупных производителей.
Судя по всему, россияне, чувствуя, что оказались в безвыходном положении, будут склонны пойти на соглашение. Цены стали настолько низкими, что добыча и экспорт российской нефти становятся вообще нерентабельными. Владимир Путин после встречи с представителями добывающих компаний заявил, что Россия готова поддержать идею снижения добычи на 10 миллионов баррелей в сутки при условии присоединения к соглашению США. Москва рассчитывает на то, что к нему удастся подключить страны, не входящие в картель. Ранее в нем не принимали участия также, в частности, Канада и Бразилия. Сами россияне, как они говорят, готовы ограничить добычу на 1 миллион баррелей в сутки.
В Соединенных Штатах идет избирательная кампания, а американское нефтяное лобби — серьезная сила. Отдельные игроки сырьевого рынка связаны с Трампом. Важным фактором выступает в этом контексте внутренняя политика США. В свою очередь, если взглянуть на ситуацию с чисто рыночной точки зрения, можно сказать, что американцы заинтересованы в росте цен. Считается, что порог рентабельности производства сланцевой нефти — это 40 долларов за баррель. При более низкой цене появляется риск банкротства небольших игроков, сокращения доходов и уменьшения крупными концернами количества скважин.
Саудовская Аравия (отчасти под влиянием США, а отчасти из-за тех убытков, которые она несет в условиях ценовой войны) тоже призывает возобновить переговоры. Сейчас она не может найти покупателей на все свое сырье. Несмотря на это, как мы видим, она не исключает возможности дальнейшего функционирования при сверхнизких ценах. Пока Эр-Рияд воздерживается от обнародования своей ценовой политики на ближайший месяц, ожидая того, что произойдет 9 апреля. В случае необходимости Саудовская Аравия может предложить новые скидки и продолжить войну за рынок.
— Почему Россия, выйдя из соглашения ОПЕК+, фактически согласилась на падение цен? Ее бюджет завязан на высокие котировки, говорилось о том, что он сбалансирован при цене в 42 доллара за баррель.
— Мы уже давно видели сигналы, показывающие, что Россия может выйти из соглашения ОПЕК+. У нее было ощущение (как оказалось, ложное), что ситуация стабилизируется. Москва накопила большие золотовалютные резервы, а поэтому была готова отказаться от сотрудничества. За такой курс выступал, в частности, Игорь Сечин — глава компании «Роснефть». Судя по всему, его цель состояла в том, чтобы остановить экспансию США на рынке. Существование ОПЕК+ гарантировало стабильные цены, а это позволяло американцам увеличивать количество скважин. При этом никакие ограничения на американцев не распространялись.
— Как может развиваться ситуация с ценами на нефть? Продолжат ли они снижаться, как долго?
— Ситуация нестабильна. Мы не знаем, что ждет нас в будущем, поскольку все тесно взаимосвязано с развитием пандемии, тем, когда экономика разных стран вновь начнет функционировать в нормальном режиме. Это сейчас имеет даже большее значение, чем переговоры производителей нефти, хотя, конечно, те тоже очень важны. Мы видели, правда, что цены начали подниматься после заявления Трампа о возможном сокращении глобального производства нефти на 10-15 миллионов баррелей в сутки, но оно имело в первую очередь психологический эффект.
Эксперты указывают, что даже если таких ограничений удастся добиться, объем спроса и предложения в любом случае не сравняется. Нефти будет все равно слишком много, следовательно, естественным образом цены продолжат снижаться. Рынок останется разбалансированным. Даже если соглашение заключат, нужно будет обеспечить его выполнение. Неизвестно, будут ли отдельные страны его соблюдать, ведь речь идет о беспрецедентном сокращении объема добычи.
Мы вступили на неизведанную территорию, что будет происходить на рынке, мы не знаем. По всей видимости, добычу придется сократить. Что будет дальше, предсказывать сложно. Ключевым фактором, подчеркну еще раз, станет дальнейшее развитие пандемии, в частности, то, начнется ли в Китае ее вторая волна.
— Недавно сообщалось, что Роснефть свернула свою деятельность в Венесуэле.
— Американцы ввели санкции в отношении государственного венесуэльского концерна, а россияне занимались экспортом венесуэльской нефти. В результате, ограничительные меры затронули трейдинговую «дочку» Роснефти. Шаг по передаче ее активов новой компании, принадлежащей российскому государству, позволил Роснефти вывести из-под действия ограничительных мер свои структуры. Этот шаг не связан с кризисом на нефтяном рынке.
— Вернемся к теме возможных ограничений добычи. Насколько реально, что производство сократят на 10-15 миллионов баррелей в сутки?
— Вне зависимости от того, появится ли соглашение, объем добычи будет сокращаться. Насколько реальны эти цифры? Ранее настолько масштабных официальных ограничений не было. Для сравнения: Россия сейчас производит чуть более 10 миллионов баррелей в сутки, Саудовская Аравия — чуть более 12, США — примерно 13 миллионов. Сложно вообразить, что эти страны сократят добычу на треть или хотя бы на четверть. Обойтись без подключения к процессу множества других игроков никак не получится.
Впрочем, США дали понять, что они не станут присоединяться к ограничению добычи, а без этого на такой шаг не пойдет Россия. Более того, непонятно, как американцы, у которых работает множество добывающих компаний, могли бы осуществить это на практике, возможно ли это с политической точки зрения.
В случае Саудовской Аравии встанет также вопрос, что избрать отправной точкой: первый квартал, когда она добывала менее 10 миллионов баррелей в сутки, или сегодняшние объемы — более 12 миллионов. От этого будет зависеть, как отразится на этой стране возможное соглашение.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
425

Похожие новости
27 мая 2020, 12:20
27 мая 2020, 06:40
28 мая 2020, 11:40
28 мая 2020, 01:40
27 мая 2020, 12:20
28 мая 2020, 15:00

Новости партнеров

Актуальные новости
28 мая 2020, 16:50
28 мая 2020, 16:50
28 мая 2020, 11:10
28 мая 2020, 16:50
27 мая 2020, 10:30
28 мая 2020, 03:40

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
22 мая 2020, 13:40
26 мая 2020, 00:50
27 мая 2020, 01:30
23 мая 2020, 15:20
21 мая 2020, 20:30
25 мая 2020, 18:40
21 мая 2020, 20:00