Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Хуаньцю шибао: Германия и США — союзники, которые не сходятся во мнениях

Словно бы в ответ на тройное позиционирование Китая как «партнера, конкурента и противника», во время недавнего «прощального визита» канцлера Германии Ангелы Меркель в Вашингтоне она и президент США Джо Байден называли друг друга «друзьями, партнерами и союзниками».
Объективно говоря, администрация Байдена оказала Меркель почти полный набор знаков внимания для иностранных гостей на высоком уровне во время этого «делового визита», и взаимодействие между гостьей и хозяином также прошло в преувеличено гармоничной атмосфере. Естественно, они полны надеждой, что такое тройное позиционирование двусторонних отношений будет развиваться и взаимно укрепляться. Тем не менее за этой созданной на встрече атмосферой скрывается нынешнее настоящее состояние отношений между Германией и США и даже между Европой и Соединенными Штатами: невозможность как вернуться назад, так и добиться прогресса. Отношения «друзей, партнеров и союзников» уже далеко не те, что прежде.
Нельзя вернуться к прежней дружбе
Меркель находилась у власти 16 лет, и за это время в США сменилось четыре президента. Что касается дружбы, то наиболее близок ей должен быть Барак Обама, бывший «босс» Байдена. Обама проработал с Меркель восемь лет и шесть раз посетил Германию за время своего пребывания на посту. Он также сделал Берлин своим главным пунктом назначения в ходе «прощального визита» в Европу в ноябре 2016 года.
В ожидании прихода Дональда Трампа к власти Обама имел явное намерение доверить Меркель защиту «западных демократических ценностей». Но в последующие четыре года германо-американские отношения действительно стали воплощением поля битвы на Западе между «популистами, выступающими против истеблишмента», и «ортодоксальным либерализмом». Меркель превратилась в самого нежелательного европейского лидера для Трампа, а постоянные разногласия между Германией и Соединенными Штатами также привели к резкому ухудшению европейско-американских отношений.
Во время другого «прощального визита» пятью годами позже Байден лично принял Меркель на самом высоком уровне, очевидно, для того, чтобы пробудить память о прежних близких отношениях двух стран, однако Меркель понимает, что в этот раз по ту сторону океана не Обама, а Байден, получивший от Трампа разбитые на части Соединенные Штаты. Если по прошествии четырех лет разногласий и противоречий между друзьями, те снова крепко возьмутся за руки, то это будет лицемерием, потому что когда нет шторма, то и прятаться больше не надо, но нельзя просто вычеркнуть его из памяти и вернуться к прежним отношениям.
Партнерство без твердой почвы под ногами
Перед поездкой Меркель многие американские СМИ и политики сосредоточились на вопросе о преемственности ее дипломатического наследия следующим правительством Германии, и они не были уверены в перспективах германо-американских отношений из-за изменений во внутренних делах. Похожее происходило пять лет назад, когда внимание СМИ было приковано к визиту Обамы в Германию.
Влияние Меркель на посту прямо пропорционально неопределенности политической ситуации и направления политики в Германии после ее ухода, хотя ее преемник по партии Армин Лашет (в настоящее время лидирующий во внутренних опросах Германии) твердо пообещал идти по стопам своей предшественницы, но личная репутация и правящий опыт Меркель намного превышают его собственную. Вдобавок у Лашета в Германии всегда была репутация пророссийского и «проторгового» (и следовательно, прокитайского) политика.
Неожиданно появившийся кандидат от партии «Союз 90 / Зеленые», Анналена Бербок, имеет проамериканское прошлое, но недавно ее личные поступки заставили общественность в ней сомневаться, что ослабило общественную поддержку Партии зеленых. Если рейтинг поддержки Социал-демократической партии и Свободной демократической партии останется стабильным на текущем уровне, вероятность создания коалиции партий, которые представлены в меньшинстве в бундестаге, в политике Германии после ухода Меркель продолжит расти. Таким образом, Соединенные Штаты могут столкнуться с новым немецким правительством, которое по-прежнему возглавляет ХДС, но чья политика колеблется, или же другие партии будут объединены против нее, и в политике постоянно будут возникать конфликты.
Если это первая ситуация, Меркель все еще может посвятить следующие годы служению стране, и эмоциональные инвестиции Байдена в своих «старых друзей» могут быть вознаграждены; но если это вторая ситуация, то обещание «сохранить преемственность Меркель в политике Германии в отношении Соединенных Штатов» вряд ли будет иметь практическое значение. Однако Германия и Европа одинаково не уверены в том, сможет ли администрация Байдена закрепиться во внутренней политике США и в какой степени она справится с «усмирением мятежников и возвращением их на свою сторону» во внешней политике. Возможность влиять на внутренние дела и политику «партнеров», что раньше было большой головной болью для Трампа касательно Германии и Европы, теперь превратилась в постоянную нестерпимую мигрень как для Европы, так и для Соединенных Штатов.
США когда-то были главным создателем «современной демократической политики» Германии, а политическая сплоченность и взаимная поддержка когда-то были краеугольным камнем германо-американских и европейско-американских отношений. Ключевые атаки администрации Трампа на Германию и ее различные нападки на Европу совпали с периодом трансформации экономической мощи Германии в основную силу ее политического влияния и также совпали со временем, когда Европа переживала многочисленные кризисы и нуждалась в помощи союзников. Таким образом, это ускорило движение Германии и Европы к «стратегической автономии». «Партнеры» прежде «союзников» — это новое позиционирование Германии и Европы в двусторонних отношениях с Соединенными Штатами. Последующие изменения, заключающиеся в том, что «равенство» ставится важнее «следования по пятам», а «сотрудничество» связано с «политической игрой», также являются очевидными.
Союзники, которые не сходятся во мнениях
При отсутствии согласия между ЕС и США по двусторонним вопросам, таким как экономические и торговые трения и снятие запрета на обмен кадрами, неудивительно, что Россия и Китай стали предметом обсуждения немецкого и американского лидеров.
Чтобы «восстановить трансатлантические отношения», администрация Байдена поставила две «задачи» в Европе: заставить ее отказаться от «Северного потока — 2» в отношениях с Россией и воспрепятствовать китайско-европейскому инвестиционному соглашению в отношениях с Китаем. После того, как Европарламент отказался от инвестиционного соглашения, и интересы Германии потерпели неудачу, Меркель не смогла пойти на уступки США по газопроводу. Поэтому обе стороны могли говорить только о своем, и, хотя тон разговора и был смягчен, их позиции разные. Однако расчет США заключается в том, чтобы накинуть на «Северный поток — 2» «две узды»: «не дать Украине потерпеть неудачу» и «не дать России возможность использовать Европу», а затем использовать разницу во времени между завершением проекта, испытаниями и формальным открытием, а также политический пробел в правительстве Германии после ухода Меркель, особенно несогласие Партии зеленых со строительством «Северного потока — 2», для решения «российской проблемы».
Что касается отношений с Китаем, то заявления Меркель и Байдена полны «противоречивых аргументов» и заслуживают внимательного рассмотрения. С одной стороны, Германия и США будто бы пришли к консенсусу касательно урегулирования своих отношений с Китаем «на основе общих ценностей и правил». А с другой стороны, они открыто признают, что существуют различия в их путях и методах. Меркель не хочет попасть в ловушку, установленную Байденом, согласно которой Китай «покушается на ценности» и «нарушает правила». Она не только признает, что Китай имеет «право стремиться к технологическому лидерству», но и использует как аналогию китайско-европейскую экономическую и торговую конкуренцию, противопоставляя ее противоречиям между Европой и США. Эта аналогия фактически признает рациональность конкуренции между Китаем, США и Европой. Это сильно отличается от позиции Соединенных Штатов в отношении Китая, которая заключается в том, что последний должен «подчиниться» или ему придется «противостоять» США. Это также создает чувство дистанции, которое Германия и даже Европа нашли для себя, чтобы установить собственную стратегическую автономию в китайско-американском соперничестве.
Германия и Европа в «постмеркельскую эпоху» по-прежнему будут сталкиваться с постоянным давлением со стороны США в отношениях с Китаем, но рациональность, которую продемонстрировала Меркель перед своим уходом, должна стать самой достойной частью ее дипломатического наследия.
Цуй Хунцзянь (崔洪建) — директор Европейского института Китайского института международных исследований

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники




Загрузка...
327

Похожие новости
30 июля 2021, 13:30
30 июля 2021, 02:10
30 июля 2021, 17:20
30 июля 2021, 19:20
30 июля 2021, 00:20
30 июля 2021, 15:30

Новости партнеров

Актуальные новости
30 июля 2021, 17:20
30 июля 2021, 13:30
30 июля 2021, 00:20
30 июля 2021, 11:40
30 июля 2021, 02:10
29 июля 2021, 18:30

Выбор дня
30 июля 2021, 17:20
30 июля 2021, 19:40
30 июля 2021, 21:40
30 июля 2021, 19:20
30 июля 2021, 23:30

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
28 июля 2021, 20:10
25 июля 2021, 10:30
25 июля 2021, 01:00
25 июля 2021, 01:00
26 июля 2021, 18:20
28 июля 2021, 12:10
27 июля 2021, 02:00