Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Харви Вайнштейн откупался от жертв сексуальных домогательств

По последней информации, правление Weinstein Company уволило Харви Вайнштейна после обнародования предъявленных в его адрес обвинений в сексуальных домогательствах.
Два десятилетия назад голливудский продюсер Харви Вайнштейн пригласил Эшли Джадд в гостиницу Peninsula Beverly Hills на деловой завтрак — по крайней мере, именно на это рассчитывала молодая актриса. Вместо этого он попросил ее зайти к себе в номер, где появился перед ней в банном халате и предложил сделать ей массаж или зайти к нему в душ, вспоминала в интервью актриса.
«Как мне побыстрее отсюда выбраться и при этом не испортить отношения с Харви Вайнштейном?» — такой, по признанию Эшли Джадд, была ее первая мысль.
В 2014 году Вайнштейн пригласил в тот же отель Эмили Нестор (Emily Nestor), которая проработала в его компании только один день в качестве временного сотрудника, и сделал ей другое предложение: если она согласится на его сексуальные заигрывания, он поможет ей в карьерном росте — так сообщалось в свидетельстве, которое девушка предоставила своим коллегам, а те направили его руководителям Weinstein Company. По словам одной ассистентки, в следующем году в той же гостинице Вайнштейн шантажом заставил ее делать ему, голому, массаж, доведя девушку «до слез и оставив ее в полном смятении», написала одна из сотрудниц компании Лорен О'Коннор (Lauren O'Connor) в пронзительной докладной записке о сексуальных домогательствах и других проступках своего босса.
«В этой компании женщины вынуждены работать в крайне нездоровой среде», — сказала О'Коннор в письме, адресованном нескольким директорам компании, руководителем которой выступает сам Вайнштейн.
В результате проведенного The New York Times расследования были обнаружены накопившиеся за три десятилетия и ранее не известные обвинения против Вайнштейна. Их документальные подтверждения содержатся в интервью с нынешними и бывшими сотрудниками компании и работниками киноиндустрии, а также в юридических документах, электронных письмах и внутренних документах управляемых им компаний Miramax и Weinstein Company.
По словам двух должностных лиц компании, пожелавших сохранить анонимность, в течение этого времени Вайнштейн, столкнувшийся с обвинениями в сексуальных домогательствах и принуждении к физическим контактам, пришел к договоренности по крайней мере с восьмью женщинами. The Times обнаружила, что, по имеющимся данным и по сообщениям тех, кому знакомо содержание соглашений, среди получателей денежных средств числились молодая сотрудница в Нью-Йорке (1990 год), актриса (1997 год), ассистентка в Лондоне (1998 год), итальянская модель (2015 год) и вскоре после этого г-жа О'Коннор.
В своем заявлении The Times в минувший четверг Вайнштейн сказал: «Я понимаю: то, как я обращался с коллегами в прошлом, было для них очень болезненным, и я приношу свои извинения за это. Хотя я пытаюсь стать лучше, мне предстоит еще много сделать».
Он добавил, что работает с психотерапевтом и планирует взять отпуск, чтобы «немедленно заняться решением этой проблемы».
Лиза Блум (Lisa Bloom), адвокат, консультирующий Вайнштейна, заявила, что «он отрицает многие обвинения как заведомо ложные». Комментируя ситуацию в интервью газете The Times на этой неделе, Вайнштейн назвал многие претензии О'Коннор «далекими от истины» и заверил, что они расстались по-дружески.
Продюсер и его представители отказались прокомментировать факт заключения сделок, а также предоставить информацию об источнике денежных выплат. По словам Вайнштейна, в решении проблем, которые возникают у его сотрудников на рабочем месте, «мой девиз — сохранять мир».
Г-жа Блум, которая в прошлом году консультировала Вайнштейна по вопросам гендерной динамики и расстановки властных сил, назвала его «древним динозавром, постигающим новые методы». По словам адвоката, она «объяснила ему, что из-за разницы в статусе между главой крупной студии, каким является он, и большинством других сотрудников отрасли некоторые его слова и поступки могут восприниматься как неуместные и даже запугивающие вне зависимости от его реальных мотивов».
Хотя О'Коннор написала всего о двухлетнем периоде, ее свидетельства перекликаются с жалобами других женщин. По ее словам, Вайнштейн требовал, чтобы она проводила собеседование с начинающими актрисами, которые успели побывать на частных встречах в его гостиничном номере — и ее описание соответствует тому, что говорят другие бывшие сотрудники компании. О'Коннор подозревала, что она и другие сотрудницы женского пола использовались Ванштейном для того, чтобы налаживать любовные связи с «легко уязвимыми женщинами, которые надеются, что он даст им работу».
Обвинения накапливались даже в ту пору, когда Вайнштейн выступал одним из законодателей мод в массовой культуре. Он стал обладателем шести «Оскаров» за лучший фильм и выпустил несколько знаковых для американской кино и телеиндустрии продуктов: начиная с фильмов «Секс, ложь и видео», «Криминальное чтиво» и «Умница Уилл Хантинг» и заканчивая телешоу «Проект Подиум». На публике он предстает в образе эдакого либерального льва, борца за права женщин и лауреата не только художественных, но и гуманитарных премий.
В 2015 году, когда О'Коннор написала свою докладную, компания Вайнштейна занималась распространением документального фильма The Hunting Ground, рассказывающего о серии изнасилований в университетском кампусе. Давний спонсор Демократической партии, в прошлом году он устраивал сбор средств для Хиллари Клинтон в своем доме в Манхэттене. Не далее как в этом году Вайнштейн взял в свою компанию в качестве стажера старшую дочь бывшего президента Барака Обамы Малию Обаму, а также помог учредить в Ратгерском университете кафедру в честь Глории Стейнем. В январе, во время кинофестиваля Sundance, когда Парк-Сити (штат Юта) проводил свою версию общенациональных женских маршей, Вайнштейн присоединился к шествию.
«Со стороны все казалось прекрасно: „Оскары", успех, влиятельные позиции в сфере культуры», — сказал Марк Гилл (Mark Gill), возглавлявший Miramax Los Angeles в то время, когда компания принадлежала Disney. «Однако за кулисами царил хаос, совершеннейший хаос», — добавил он, имея в виду то, как Вайнштейн обращался с женщинами.
Десятки бывших и нынешних сотрудников Вайнштейна, начиная с простых помощников и заканчивая топ-менеджерами, признались, что им было известно о фривольном поведении шефа, когда они на него работали. И лишь несколько сотрудников, по их словам, решились на открытое противостояние.
Вайнштейн применял на практике закон молчания; как сообщается в одном из документов, сотрудники Weinstein Company подписывали контракты, согласно которым обязывались не выступать с критикой в адрес компании или ее руководителей, если она может нанести вред «деловой репутации» компании или «личной репутации кого-то из сотрудников». И большинство женщин, принимавших выплаты, соглашались с условиями конфиденциальности, которые запрещали им рассказывать о сделках или приведших к ним событиях.
Чарльз Хардер (Charles Harder), адвокат, представляющий Вайнштейна, сказал, что к договорам о регулировании нередко прибегают в том случае, когда хотят избежать длительных и дорогостоящих судебных разбирательств. Он добавил: «Это еще ничего не доказывает».
Когда в сексуальных домогательствах обвинили знаковых фигур Fox News, консерваторов Роджера Эйлса (Roger E. Ailes) и Билла О´Райли (Bill O´Reilly), выяснилось, что за свое молчание женщины получали миллионы долларов.
Между тем, по данным источников, осведомленных об условиях договоров, большинство женщин, оказавшихся вовлеченными в сделки Вайнштейна, получали от 80 до 150 тысяч долларов.
По сообщениям ряда лиц, пожелавших сохранить свою анонимность, свидетельства О'Коннор в 2015 году не на шутку встревожили некоторых членов правления и руководителей Weinstein Company, в том числе брата и давнего партнера Вайнштейна, Боба (62 года). Однако членов правления заверили, что расследования излишни. В итоге, достигнув соглашения с Вайнштейном, О'Коннор отозвала свою жалобу и поблагодарила его за предоставленную ей возможность карьерного роста.
«Стороны договорились очень быстро», — сказала г-жа Блум.
Через своего адвоката Николь Пейдж (Nicole Page) О'Коннор отказалась от интервью. В своей докладной записке она объясняла, насколько ее выбивало из колеи то, что она наблюдала и с чем сталкивалась, занимаясь поисками литературного материала для кино и исполняя обязанности кинопромышленника. «Это мои первые шаги в данной области, и я боялась и по-прежнему боюсь говорить об этом открыто, — писала О'Коннор. — Но молчание еще невыносимее».
Рассказывая об эпизоде в гостинице, Эшли Джадд в недавнем интервью призналась: «Женщины долгое время обсуждали Харви между собой, и выносить этот разговор на публику просто-напросто поздно».
Одна и та же история
Г-жа Нестор, студентка юридического факультета школы бизнеса, приняла приглашение Вайнштейна на деловой завтрак в Peninsula Beverly Hills, потому что, как она позднее сказала коллегам, не хотела упускать представившуюся возможность. Когда девушка приехала, Вайнштейн предложил ей свою помощь в карьерном росте, хвастаясь тем, что с ним якобы переспало несколько знаменитых актрис — эти данные ее коллеги собрали после того, как услышали рассказ девушки, а затем направили их на рассмотрение руководителям компании.
«Она сказала, что он был очень настойчив и целеустремлен, хотя на протяжении примерно часа она отвечала на его уговоры однозначным „нет"», — говорится в одном внутреннем документе. Сообщается, что г-жа Нестор, которая не захотела прокомментировать эту статью, отказалась от предложенной сделки. «Она была разочарована тем, что он встретился с ней и, похоже, не проявил никакого интереса к ее резюме или компетенции». Молодая женщина предпочла не сообщать об этом эпизоде сотрудникам отдела кадров, однако обвинения дошли до сведения руководства через других сотрудников.
На протяжении многих лет на нескольких континентах женщины рассказывали о поведении Вайнштейна одну и ту же история: они приезжают в отель, как им кажется, на деловую встречу лишь для того, чтобы узнать, что Вайнштейн, вот уже тридцать лет как женатый мужчина, иногда, похоже, интересуется кое-чем еще. Если его постоянная штаб-квартира располагалась в Нью-Йорке, то в роли временных «отделений» выступали роскошные отели: Peninsula Beverly Hills и Savoy в Лондоне, Hôtel du Cap-Eden-Roc недалеко от места проведения Каннского кинофестиваля во Франции, а также Stein Eriksen Lodge во время кинофестиваля Sundance.
Работать на Вайнштейна могло означать будить его по утрам и укладывать в кровать поздно вечером, предварительно готовя ко сну. Как и коллега, упомянутая в свидетельстве О'Коннор, некоторые младшие сотрудницы, которым поручалось выполнять эти задачи, признавались, что это их очень смущало.
В интервью восемь женщин описали изменчивое поведение Вайнштейна: он появлялся перед ними почти или полностью обнаженным, требовал, чтобы они присутствовали, когда он купался, регулярно просил сделать ему массаж или сам начинал его делать. Женщины, которым как правило было чуть больше двадцати и которые надеялись зацепиться в киноиндустрии, говорили, что он умеет стремительно менять направление беседы: разговор о совещаниях и бумагах легко перемежался комментариями интимного характера. Одна женщина посоветовала своей коллеге надеть для выполнения таких обязанностей парку — в качестве еще одного слоя, защищающего от возможных приставаний.
Бывшая сотрудница компании Лаура Мэдден (Laura Madden), рассказавшая о том, что начиная с 1991 года Вайнштейн принуждал ее к массажам в гостиницах Дублина и Лондона, призналась, что он умел заставить любого, кто смел ему возражать, почувствовать себя отверженным. «Он очень искусный манипулятор, — сказала она в интервью. — Все время приходится себя спрашивать: неужели проблема действительно только во мне?»
«Я ничего об этом не знаю», — сказал Вайнштейн.
Большинство женщин, поведавших The Times о случаях неадекватного обращения с ними Вайнштейна, никогда не встречались друг с другом. Их возраст варьируется от двадцати с небольшим до почти пятидесяти, живут они в разных городах. Некоторые из них признались, что не сообщали о поведении шефа потому, что это происходило без свидетелей и они опасались возмездия со стороны Вайнштейна. Другие говорили, что им было стыдно рассказывать. Но большинство из них доверились коллегам по работе.
Позднее Мэдден рассказала Карен Кац (Karen Katz), своей подруге и коллеге в отделе закупок, о заигрываниях Вайнштейна, в том числе и о том эпизоде, когда она, всхлипывая, заперлась в ванной комнате его номера. «В то время мы были такими молодыми, — сказала г-жа Кац, ныне кинорежиссер. — Мы не понимали, насколько это было неправильно или как Лаура должна была на это реагировать».
Другие сотрудники лондонского офиса сообщали похожие сведения. «Мне было не по себе от смущения и злости, — сказала еще одна бывшая сотрудница компании Салли Ходжес (Sallie Hodges), вспоминая рассказы, которые слышала от коллег. — Так оно все и было».
Функционирование кадровых служб в Нью-Йорке считалось недостаточным, а в Лондоне и того хуже, поэтому некоторые сотрудницы из солидарности объединялись в группы. «Если сотрудницу женского пола просили прийти на совещание одну, то она, как правило, шла вместе со своей коллегой», чтобы не оказаться наедине с мистером Вайнштейном, вспоминает мистер Гилл, бывший президент Miramax Los Angeles.
Многие работавшие с Вайнштейном женщины говорят, что никогда не были объектами его сексуальных домогательств и не знают никого из его жертв, они вспоминают его как начальника, который предоставил им ценные возможности в молодом возрасте. Некоторые с удовольствием рассказывают о долгих годах работы с Вайнштейном, хваля его как наставника и защитника.
Но в интервью некоторые из бывших сотрудниц, признавшихся в том, что им довелось пережить не самые приятные моменты в компании Вайнштейна, задают один и тот же вопрос: как могли обвинения, повторяющие одну и ту же схему — молодые женщины, могущественный продюсер мужчина, одни и те же гостиницы — накапливаться на протяжении почти трех десятилетий?
«В узком кругу это ни для кого не было секретом», — сказала Кэти Де Клесис (Kathy DeClesis), помощница Боба Вайнштейна в начале 1990-х годов. Она курировала молодую женщину, которая после встречи с Харви Вайнштейном внезапно покинула компанию, а позднее, по свидетельствам ряда бывших сотрудников, получила денежное вознаграждение.
Публичное признание могло очень дорого обойтись женщинам. В мире, где правят деньги, слава и искусство, работа у Вайнштейна считалась солидной и привилегированной, и многие его бывшие помощники занимали в Голливуде высокие должности. Он мог быть очаровательным и щедрым: подарочные корзины, цветы, помощь в личной жизни или в карьере, наличные. На Каннском кинофестивале, по словам ряда бывших коллег, он иногда раздавал тысячи долларов в качестве спонтанных бонусов.
Между тем судя по приступам гнева и разносам, которые он устраивал своим сотрудникам вне зависимости от пола, Вайнштейн был человеком с бурным темпераментом. Когда одной приглашенной им женщине пришлось ждать повышения категории гостиничного номера, он закричал, что г-же О'Коннор лучше выйти замуж за «толстого богатого еврея», потому что она, вероятно, годится только на то, чтобы «быть женой» и «делать детишек», пишет она в своем свидетельстве. (По ее словам, одной цензурной лексикой шеф не ограничился). По словам бывших сотрудников, такое обращение с женщинами нередко считали очередным проявлением его антипатии.
Осенью 1998 года с мистером Вайнштейном столкнулась 25-летняя ассистентка из Лондона по имени Зельда Перкинс (Zelda Perkins). По словам бывших коллег, она и несколько сотрудниц были вынуждены регулярно выполнять просьбы или выслушивать комментарии непристойного характера в гостиничных номерах, и ее особенно беспокоило обращение шефа с другой сотрудницей. Она сказала Вайнштейну, что он должен это прекратить и что она предаст его действия огласке или начнет против него судебный процесс, если он не изменит свое поведение.
Стив Гутенский (Steve Hutensky), один из юристов в сфере развлечений Miramax, был направлен в Лондон для переговоров с г-жой Перкинс и ее адвокатом. Он отказался предоставить свои комментарии.
Г-жа Перкинс, сегодня работающая театральным продюсером в Лондоне, также отказалась прокомментировать эту статью, заявив, что не может обсуждать свою работу в Miramax или сообщать о заключении каких бы то ни было соглашений.
Несколько месяцев спустя Вайнштейна ждал триумф на вручении «Оскаров»: «Жизнь прекрасна» и «Влюбленный Шекспир» получили сразу десять наград. Через несколько лет Вайнштейн, который продюсировал серию фильмов на британскую тематику, был возведен в Командоры Британской империи — это почетное звание граничит с рыцарским.
«Принудительный торг»
Для актеров встреча с Вайнштейном сулила блистательные перспективы: сценарии, роли, выдвижение на премию, освещение в СМИ, влияние на выгодные рекламные сделки. Он знал, как обеспечить хорошие кассовые сборы даже небольшим фильмам, и умел искусно преподнести как благовоспитанные драмы, вроде «Король говорит!», так и популярные киносерии типа «Очень страшное кино». Фильмы Вайнштейна определяли критерии женственности, секса и романтического жанра: начиная с Кэтрин Зета-Джонс в «Чикаго» и заканчивая Дженнифер Лоуренс в «Мой парень — псих».
Между тем фильмы также были его личным рычагом влияния. Когда Вайнштейн пригласил Эшли Джадд позавтракать в Беверли-Хиллз, накануне она всю ночь снималась в триллере «Целуя девушек», но встреча казалась ей слишком важной, чтобы ее можно было пропустить. Войдя в вестибюль гостиницы, она с удивлением узнала, что они будут разговаривать у Вайнштейна в номере; по словам Джадд, она решила заказать себе на завтрак хлопья, чтобы еду побыстрее принесли и она могла уйти.
Актриса рассказывает, что вскоре Вайнштейн начал приставать к ней с предложениями. Может ли он сделать ей массаж? Когда она отказалась, он предложил порастирать ей плечи. Это предложение она тоже отклонила. Тогда он направил ее к шкафу и попросил помочь ему выбрать одежду на сегодня, а потом пригласил в ванную. «Не хочет ли она посмотреть, как он принимает душ?» — вспоминает актриса его слова.
«Я говорила ему „нет" самыми разными способами, бесчисленное количество раз, но у него наготове всегда была новая просьба, — рассказывает Эшли. — Это был своего рода торг, принудительный торг».
По ее словам, чтобы покинуть номер, она съязвила, что, если мистер Вайнштейн хочет до нее дотронуться, она сначала должна выиграть «Оскар» за роль в одном из его фильмов. В интервью актриса вспоминает, что испытывала «панику и чувствовала себя в ловушке»: «На карту было поставлено слишком многое: престиж, пришедший с Miramax».
Вскоре после этого она рассказала о случившемся своей матери, певице Наоми Джадд, которая подтвердила факт этой беседы корреспонденту Times. По словам Эшли Джадд, несколько лет спустя она без препятствий сыграла в двух фильмах Вайнштейна. В 2015 году она рассказала об эпизоде в гостиничном номере журналу Variety, правда, не назвав имени мужчины.
В 1997 году после эпизода в гостиничном номере во время кинофестиваля Sundance Вайнштейн достиг ранее не известной договоренности с Роуз Макгоуэн (Rose McGowan), в то время 23-летней актрисой. В соответствии с юридическим документом, который был рассмотрен The Times, эта сделка в размере ста тысяч долларов «не должна была рассматриваться как признание» Вайнштейна, но предназначалась для того, чтобы «избежать судебных разбирательств и купить мир». В то время Роуз Макгоуэн только что сыграла в нашумевшем фильме «Крик», а позднее приняла участие в телевизионном шоу «Зачарованные». Актриса отказалась от комментариев.
Усиленная проверка
Всего за несколько месяцев до того, как О'Коннор написала свою докладную, одна молодая женщина уволилась из компании, сетуя на то, что ее заставили устроить Вайнштейну то, что, по ее мнению, было тайными свиданиями — об этом сообщают два человека, которым известна история ее ухода. Женщина, попросившая не раскрывать ее имени в целях защиты конфиденциальности, заявила, что договор о неразглашении не позволял ей комментировать ситуацию.
Вскоре жалобы на поведение Вайнштейна обратили на себя внимание правления компании.
В марте 2015 года Вайнштейн пригласил в свой офис в TriBeCa Амбру Баттилану (Ambra Battilana), итальянскую модель и начинающую актрису. Встреча была назначена на вечер пятницы, и ее целью было обсудить карьеру девушки. Несколько часов спустя Амбра позвонила в полицию. Она сообщила им, что мистер Вайнштейн хватал ее за грудь, спрашивая, настоящая ли она, и задирал ей юбку. Об этом говорится в отчете полиции.
Эти обвинения были рассмотрены отделением по борьбе с преступлениями сексуального характера нью-йоркского полицейского управления и растеклись по страницам таблоидов наряду с сообщениями о том, что женщина сотрудничала со следователями, чтобы тайно записать признание Вайнштейна. Районный прокурор Манхэттена позднее отказался предъявить ему обвинения.
Однако, по словам людей, знакомых с деталями сделки и говорящих на условиях анонимности ввиду договора о неразглашении, Вайнштейн заплатил Баттилане.
Огласка, которую получил этот эпизод, встревожил некоторых руководителей и членов правления Weinstein Company. (Харви и Боб Вайнштейн вместе владеют 42 процентами этой частной компании.) Коллеги вспоминают, что, когда несколько членов совета директоров надавили на Вайнштейна, он настоял на том, что эта женщина его подставила.
До этого г-жа Баттилана в ходе судебного разбирательства давала показания против соратников бывшего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони, которые обвиняются в подборе женщин для предполагаемых секс-вечеринок. К тому же итальянские средства массовой информации сообщили, что несколько лет назад г-жа Баттилана обвинила в сексуальных домогательствах своего семидесятилетнего бойфренда, эта жалоба, по-видимому, была отклонена. Модель не ответила на просьбы прокомментировать случившееся. Ее адвокат Мауро Руфини также оказался недоступен для комментариев.
После инцидента один из членов правления компании, Лэнс Маеров (Lance Maerov), сказал, что успешно добился принятия в компании свода правил поведения, в котором подробно описывались критерии сексуальных домогательств.
Затем свои свидетельства обнародовала О'Коннор, где на каждой странице содержались подробные обвинения. Описывая опыт сотрудниц компании, включая свой собственный, она написала: «Соотношение сил таково: я — 0, Харви Вайнштейн — 10».
Она была ценным сотрудником — Вайнштейн называл ее «потрясающим», «замечательным человеком», «блестящим администратором» — поэтому жалоба встревожила топ-менеджеров, включая Боба Вайнштейна. Лэнс Маеров в интервью рассказал, что, когда правление было уведомлено об этом по электронной почте, он настоял на том, чтобы истинность этих утверждений установил сторонний адвокат.
Но расследование так и не началось. Вайнштейн смог договориться с О'Коннор, и расследовать больше было нечего.
«Поскольку этот вопрос уже решен и никаких дальнейших действий не требуется, я снимаю жалобу», — сообщила О'Коннор в электронном письме начальнику отдела кадров через шесть дней после отправки своей докладной записки. Она также написала письмо Вайнштейну, поблагодарив его за возможность познакомиться с индустрией развлечений.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

420

Похожие новости
19 октября 2017, 16:50
19 октября 2017, 09:10
18 октября 2017, 12:40
18 октября 2017, 12:40
19 октября 2017, 19:20
18 октября 2017, 12:40

Новости партнеров

Актуальные новости
19 октября 2017, 16:50
19 октября 2017, 11:40
19 октября 2017, 11:40
19 октября 2017, 11:40
19 октября 2017, 19:20
18 октября 2017, 10:10

Новости партнеров
 
 

Выбор дня
19 октября 2017, 14:10
19 октября 2017, 19:20
19 октября 2017, 11:40
19 октября 2017, 04:00
19 октября 2017, 14:10

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
13 октября 2017, 20:30
18 октября 2017, 20:20
18 октября 2017, 15:20
16 октября 2017, 20:40
17 октября 2017, 01:00
13 октября 2017, 20:30
13 октября 2017, 23:10