Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Какова оппозиция в Черногории

Стало ли черногорской общественности сегодня, через год после проведения очередных парламентских выборов, известно больше о планах группы иностранных и местных заговорщиков, которые собирались 16 октября 2016 года ворваться в Скупщину и силой захватить власть в Черногории? Кто был замешан в этой террористической акции, а ведь именно так эти события квалифицировал в своем обвинительном заключении специальный прокурор Миливой Катнич? Почему российские граждане готовили заговор против Черногории на территории соседней Сербии? Как возможно, чтобы бывший тогда премьером и координатором всех спецслужб Александр Вучич не знал, что на территории его государства готовится покушение на председателя правительства Черногории Мило Джукановича? Как Вучич мог не знать, что в заговоре замешаны сербские граждане, в том числе генерала МВД в отставке? Почему один из лидеров пророссийского «Демократического фронта» на заключительном предвыборном митинге в Подгорице заявил собравшимся, что «верховное командование „Демократического фронта" даст приказ к штурму», и что 16 октября «в девять часов тридцать минут „Демократический фронт", вместе с вами, сообщит, что освободил Черногорию и с Джукановичем покончено»? И только ли один «Демократический фронт» участвовал в этом заговоре против Черногории, или, быть может, в него были втянуты некоторые представители черногорской оппозиции и медиа-сообщества? Получим ли мы ответы на все поставленные вопросы во время судебного разбирательства, которое сейчас ведется в Черногории по делу 14 лиц, обвиняемых в попытке совершить теракт?
Бывший председатель «Либерального союза Черногории» и депутат черногорской Скупщины, а сегодня политический аналитик Ранко Джонович говорит, что он, «как и любой гражданин, которому дорога Черногория», обеспокоен политическими событиями и возможными проблемами, которые, правда, как он утверждает, к счастью, могут оказаться незначительными.
«Меня не беспокоит сохранение Черногории как государства, поскольку эта проблема перестала существовать 21 мая 2006 года, когда наша страна на референдуме возродила свою независимость. Она подтверждена и закреплена недавним вступлением Черногории в НАТО, а также ясной проевропейской ориентацией нашей страны, — говорит Джонович. — И если деструктивные и ретроградные силы в Черногории или за ее пределами еще не осознали этого факта, то нужно наконец заставить их его принять».
AVANGARDA: О каких деструктивных и ретроградных силах вы говорите?
Ранко Джонович: Я говорю о безответственной черногорской оппозиции, которая постоянно разжигает беспорядки и грозит дестабилизацией, тем самым нанося ущерб, прежде всего, себе, а также гражданам, которые за нее голосовали. Больше всех вредят себе те, кто называется «гражданской оппозицией», и подтверждение тому — все меньшее количество голосов, которые они набирают на выборах.

— После парламентских выборов 16 октября 2016 года «гражданская оппозиция» и «Демократический фронт» бойкотируют работу Скупщины…
— Да, это так. Бойкотируя Скупщину, оппозиция позволяет остальным политическим партиям во власти (их шесть) работать в условиях отсутствия критики, а это не так уж и хорошо. Но положительно то, что гражданам Черногории больше не приходится наблюдать за шовинистическими выходками и примитивными действиями, которые совершает часть оппозиционных депутатов на заседаниях Скупщины. Вообще, раз вы вспомнили о выборах 16 октября прошлого года, я только напомню, что, по оценкам международных наблюдателей, в том числе из Черногории, а также всех членов избирательных комитетов, районных избирательных комиссий и Государственной избирательной комиссии, на выборах не было допущено серьезных нарушений, из-за которых результаты могли бы быть признаны недействительными. В связи с этим бойкот парламента оппозиционными силами, как мне кажется, на самом деле является бойкотом государства Черногории.

— Оппозиция, по крайней мере та ее часть, которая называет себя гражданской, до сих пор была восприимчива к посланиям Запада. Почему сейчас она стала их игнорировать? Почему оппозиционеры не возвращаются в парламент, хотя от них того требует Брюссель и Вашингтон?
— Если та часть оппозиции, которая называет себя гражданской (я имею в виду Социал-демократическую партию Ранко Кривокапича (SDP) и движение URA Дритана Абазовича), не соблюдает свою партийную программу и не идет к своей главной заявленной стратегической цели, тогда неудивительно, что эта оппозиция игнорирует послания Запада. Кстати, кроме двух этих партий, у остальных нет права называть себя гражданскими.
— Почему?
— Потому что к этой категории их нельзя отнести, ни судя по «делам прошлым», ни по нынешней политической деятельности. Ведь все эти партии в разной степени отвергают принципы, которые предполагает гражданский концепт. При этом они стремятся войти в союз и создать единый фронт с националистическими, античерногорскими и ретроградными коалициями и партиями, чтобы захватить власть. Боюсь, что и SDP и URA во многом попрали то, на чем раньше стояли.
— Что происходит с «Демократическим фронтом»? Некоторые аналитики утверждают, что Россия просто избавляется от «Демократического фронта» и делает ставку на «гражданскую оппозицию». От нее Россия якобы ожидает выполнения задач, с которыми так и не справился «Демократический фронт». Кстати, на этот вывод наводят и недавние заявления зампреда Государственной Думы РФ Сергея Железняка.
— Высказывания Сергея Железняка и ему подобных российских официальных лиц нужно воспринимать как официальную позицию Москвы. Тем не менее я не думаю, что Россия уже (вне зависимости справился он с поставленной задачей или нет) избавилась от «Демократического фронта». Прежде всего, я бы отметил, что Москва хочет, чтобы гражданская часть оппозиции объединилась с остальными представителями оппозиционного крыла. И в таком случае все они станут не исполнителями задач, а помощниками этих исполнителей. Они превратятся в обычную живую массу, используемую для дестабилизации обстановки в Черногории. В ведь сегодня именно в этом заключается цель российской политики. Напомню, что Россия проиграла в борьбе за вступление Черногории в НАТО, и ей не удалось сделать из нашей страны российскую губернию. То, что мы наблюдаем сейчас, это последний шанс Москвы воспользоваться последними возможностями в Черногории, если уж не получилось взять под полный контроль ее территорию.
— Но кого Железняк имеет в виду, когда призывает оппозицию поддержать единого кандидата на предстоящих президентских выборах? Кто это может быть? Алекса Бечич, председатель «Демократической Черногории»?
— А почему бы Железняку не отправить к нам в качестве кандидата на пост президента одного из руководителей группы, попытавшейся совершить террористический акт против государства Черногории? Я имею в виду Анания Никича, которому Россия, несмотря на то, что он обвиняется в терроризме, предоставила политическое убежище, тем самым дав понять, что не собирается удовлетворять требование черногорской прокуратуры и экстрадировать этого человека в Подгорицу. В этой связи я бы не удивился, если бы Никич потребовал внеочередного предоставления ему гражданства Черногории и выставил бы свою кандидатуру на президентский пост. Тогда ситуация была бы намного яснее.
С другой стороны, я не могу представить себе Алексу Бечича в качестве единого оппозиционного кандидата в президенты, хотя для Черногории это, вероятно, было бы не так уж и плохо.
— Почему вы не можете представить себе Бечича в качестве единого кандидата? Его партия «Демократическая Черногория» провозгласила себя продолжателем идей вашего «Либерального союза».
— Членам этой партии (из-за их прошлых дел и матрицы, из которой они вышли) лучше называть себя продолжателями концепции дяди Дражи (четника Драголюба Михайловича — прим. ред.). То, что некоторым из них, как, к примеру, их лидеру Алексе Бечичу, было всего семь лет, когда было совершено нападение на Дубровник, не помешало им через 15 лет, когда все обстоятельства прояснились, смело и без колебаний примкнуть к партиям, которые являлись главными агрессорами против Хорватии (Дубровника) и Боснии и Герцеговины. Так что, возможно, Бечич продолжает дело либералов, но только таких сербских либералов, как Косте Чавошки (один из основателей «Сербской либеральной партии» — прим. ред.), которых с трудом можно отличить от радикалов вроде Воислава Шешеля. Так что молодому Алексу Бечичу светит, скорее, не статус кандидата в президенты, а звание помощника чемпиона по манипулированию и надувательству в публичных выступлениях.
— Кто же этот чемпион?
— Тщеславный и властолюбивый председатель Социал-демократической партии Ранко Кривокапич.
— Кто может стать кандидатом от правящей Демократической партии социалистов (DPS) на предстоящих президентских выборах? Некоторые СМИ предполагают, что это может быть Мило Джуканович.
— В настоящий момент трудно что-то прогнозировать. DPS — это партия, в которой состоит множество хороших и квалифицированных профессионалов с большим политическим опытом. Правда, я бы не удивился, если бы в качестве кандидата они поддержали какую-то авторитетную непартийную фигуру малоизвестную общественности.
Что касается Мило Джукановича, то он, как вам известно, заявил, что не хочет снова баллотироваться на пост президента Черногории. Однако он не исключил такого варианта. Я уверен, что Джуканович устал от политики и вполне искренен, когда говорит, что хочет отказаться от государственных постов.
— А если Джуканович все же будет баллотироваться, есть ли у него шанс победить единого оппозиционного кандидата?
— Я не представляю, какой оппозиционный кандидат мог бы составить серьезную конкуренцию Джукановичу, если тот решит баллотироваться. Я напомню, что граждане страны, то есть избиратели, по-разному относятся к Мило Джукановичу: одни его уважают и преданно любят, а другие люто ненавидят. И все же я думаю, что в Черногории нет тех, кто его презирает, и сказать того же о каком-то другом черногорском политике нельзя. В этом, как мне кажется, заключается еще один плюс Джукановича. Поэтому я уверен, что и теперь граждане будут голосовать «за и против Мило». Мало кто будет голосовать «за себя», хотя это было бы разумнее.
Как бы там ни было, я уверен, что на предстоящих выборах победит Джуканович или какой-нибудь другой кандидат от DPS, и не столько из-за хороших или плохих результатов, достигнутых за время пребывания у власти, хотя и они играют свою роль.
— Сколько из-за чего?
— Вернемся к разговору о кандидатуре от оппозиции. Все, что они могут предложить, как правило, варьируется от плохого до катастрофически плохого. Их кандидат даже не в состоянии пообещать, что будет защищать государственные и национальные интересы Черногории, что открыто поддержит решение о вступлении Черногории в НАТО, что будет отстаивать ее прозападный курс, что не откажется от антироссийских санкций, что не признает Косово… А что кто-то из них может сказать о черногорской церкви, о черногорском языке, о культуре, науке, просвещении?! Лучше и не думать. Именно поэтому победа Мило Джукановича или какого-то другого кандидата от партии DPS на президентских выборах гарантирована.
— Как вы думаете, могут ли угрожать прогнозируемой вами победе внутренние разногласия в партии DPS, о которых ходят разговоры?
— Несмотря на желание оппозиции и на давление и слухи, которые приходят в Черногорию извне, я бы не сказал, что партия DPS, выражаясь образно, готова «забить корову для килограмма мяса».
— Да, но вы и сами знаете, что спекуляции на тему того, что в Черногории к власти придет оппозиция и так называемое «здоровое крыло DPS», появились не вчера.
— Во-первых, кто решает, какое крыло партии DPS здоровое? Кроме того, даже если бы подобный сценарий и передача власти были реальны, те, кто пошел бы за врагами государства Черногории, оказались бы не здоровым, а канцерогенным крылом DPS. Для кругов, где ходят упомянутые вами разговоры, «здоровое крыло DPS» — это вся партия DPS, но без Мило Джукановича. Конечно, в партии DPS на разных уровнях тоже есть «слабые звенья», но это не означает, что описанный вами сценарий имеет шансы на реализацию.
— Ожидаете ли вы, что, как и всегда, партии меньшинств могут поддержать кандидата от DPS, в особенности если вспомнить все, что за прошедшие годы произошло с Боснийской партией? Конечно, я имею в виду попытки России через чеченского лидера Рамзана Кадырова повлиять на формирование правительства Черногории.
— Нет сомнений в том, что Россия приложила руку к попытке дестабилизации не только Черногории, но и Боснийской партии. И сделано это было действительно с помощью чеченского лидера Кадырова. Если представится возможность, Москва попытается и на этот раз сделать то же самое. Помощи в этом подлом деле она может потребовать от турецкого президента Эрдогана или албанского премьера Эди Рамы. То есть Москва ищет помощи где только может. Но если члены Боснийской партии будут, как и всегда, думать своей головой и действовать в интересах боснийцев и их государства Черногории, то откажутся служить другим народам и чужой родине. В противном случае мы все в Черногории окажемся в проигравших.
— С момента попытки совершить террористический акт в Черногории прошел год, ведется судебное разбирательство по делу обвиняемых… Что именно нам удалось узнать о тех событиях за прошедшие 12 месяцев?
— Судебное разбирательство только началось, и, судя по высказываниям и поведению обвиняемых, а также по заявлениям адвокатов и прокуроров, мы узнали только то, что уже было известно 16 октября 2016 года. То есть речь идет о попытке совершить террористический акт, организованный за пределами Черногории. Помощь террористам оказали соседи, и одной из ключевых задач была ликвидация Мило Джукановича. «Демократический фронт», лидерам которого Андрия Мандич, Милан Кнежевич и Небойша Медоевич, за это время были предъявлены обвинения в разных махинациях, просто играл роль исполнителя грязной работы. То есть мозговой центр — это Россия (скрытая и официальная), а содействовавший сосед — это Сербия (неофициальная, действовавшая, возможно, через какой-то центр власти).
— Роль Сербии, конечно, очень интересна. Профессор Жарко Корач часто задается вопросом, почему никто не озабочен тем фактом, что именно на территории Сербии готовился переворот в Черногории. Кроме того, разве официальный Белград не позволил обвиняемым россиянам, Владимиру Попову и Эдуарду Шишмакову, покинуть Сербию? Вместе с тем Сербия отказалась экстрадировать в Черногорию двух своих граждан, обвиняемых в попытке терроризма.
— С точки зрения интересов властей Сербии подобные действия разумны.
— Как же они разумны?! А ведь черногорские руководители повторяют, что отношения с Сербией «никогда не были лучше».
— Отказавшись выдать обвиняемых Черногории, Сербия якобы защитила своих граждан, однако при этом сербские власти позволили Попову и Шишмакову беспрепятственно покинуть Белград, и все это из-за отношений с Москвой, от которой во многом зависит абсолютная власть Александра Вучича. Конечно, я соглашусь с вашим мнением: подобное поведение Белграда по отношению к Черногории крайне некорректно. Даже если бы отношения между Сербией и Черногорией были плохими, одна страна не должна скрывать от другой преступников и террористов.
Если говорить о словах черногорских руководителей, которые вы цитируете, то, я думаю, Подгорица считает, что сейчас не стоит ухудшать отношения с Сербией, какими хорошими они бы ни были. В определенной степени это меня расстраивает, но я все же с пониманием отношусь к подобной прагматичной позиции.
— Специальный прокурор Миливой Катнич утверждает, что в монастыре Острог был подготовлен сценарий переворота 16 октября. Верите ли вы этому?
— Конечно, верю. Прокурор не сказал бы этого, если бы у него не было доказательств. Да и не говорите мне, что по чистой случайности все лидеры «Демократического фронта», а также все арестованные заговорщики, как раз за день до выборов оказались в монастыре Острог. В конце концов, если вспомнить, кто возглавляет Сербскую православную церковь в Черногории…
— Глава Сербской православной церкви в Черногории митрополит Амфилохий говорит, что был шокирован обвинениями прокурора Катнича…
— Амфилохий — человек, который в 90-х скрывал в монастыре Цетински самых отъявленных преступников Югославии, а черногорцев проклинал вместо того, чтобы благословлять… Амфилохий в Черногории — обычный оккупант черногорских святынь, который, переделывая наши исторические святыни и объекты духовного наследия, храмы, на наших глазах фальсифицирует черногорскую историю. А то, что он шокирован заявлениями Катнича, это хороший знак, поскольку мы уже 27 лет как шокированы тем, что творит Амфилохий. Как бы там ни было, сербский митрополит Амфилохий может быть с кем угодно по тем или иным причинам, но уж точно он не с богом. Я уверен, что в бога он даже не верит.
— Знаете ли вы, что Саша Синджелич, защищенный свидетель на этом процессе, заявил, что Черногория была «напичкана агентами», проникнувшими как в оппозицию, так и в правящие структуры и институты.
— Я бы этого не исключал. Однако остается вопросом, что Саша Синджелич подразумевал под правящими структурами и институтами. Если речь о пресловутых членах Седьмого батальона Армии Югославии и о других врагах государства Черногории, которые когда-то работали в черногорских институтах, то, вероятно, тем или иным образом они связаны с террористами.
Я уверен, что Саша Синджелич, столкнувшись с очень серьезным обвинением в махинации и спасая свою шкуру, будет говорить правду, точнее все, что ему известно, ведь он понимает, что его лжесвидетельство может дорого ему обойтись. Кроме того, Синджелич утверждает, что в какой-то момент, до приезда в Черногорию, он считал, что может стать мишенью для тех же самых террористов. Он важный свидетель, который мог бы стать их жертвой, и это еще одна причина никоим образом их не выгораживать.
Интересно, что публичное судебное разбирательство подтверждает: все виновные очень напуганы. Конечно, это касается также политиков «Демократического фронта», обвиняемых в тяжких преступлениях. В связи с этим нужно выждать, когда все прояснится до конца. Лично мне кажется, что они постепенно разоблачают себя.

— Почему?
— Потому что для этих людей явно подошел момент пожинать то, что они посеяли. Этому не могут помешать отчаянные попытки адвокатов защиты любой ценой помешать процессу, затянуть его. Все это лишний раз подтверждает вину обвиняемых, а не их невиновность.
— Прокурор Катнич утверждает, что определенные российские круги были замешаны в попытке совершить теракт в Черногории. Ожидаете ли вы, что суд подтвердит это?
— Да, ожидаю.
— Предполагаете ли вы, что Россия вскоре отступится от Черногории и Балкан вообще?
— Нет. Пока этой большой страной правит нынешняя элита, Россия не отступится от Балкан. Однако пока существует НАТО, а Черногория является его членом, Россия, какие бы усилия она ни предпринимала, не сможет нанести нам большого вреда. Это не означает, что великорусские и великосербские амбиции вдруг перестанут распространяться на Черногорию. Тем более что сейчас логика России такова: чем хуже для Черногории, тем лучше для России на Балканах. Разумеется, эта политика родилась не вчера: вот уже несколько столетий Россия предпринимает попытки стать черногорской «матерью». Если Черногория решительно не даст понять России, что не нуждается в ее «заботе», то Россия продолжит добиваться своего и в будущем. Но это не самая большая проблема для Черногории.
— А какая же самая большая?
— Внутреннее зло, без которого события 16 октября 2016 года были бы невозможны. Правда, и для России, и для наших внутренних предателей членство Черногории в НАТО — ясный знак того, что ситуация в стране значительно изменилась. Иными словами, «вино уже не то, что было прежде».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

275

Похожие новости
11 декабря 2017, 19:20
11 декабря 2017, 22:00
11 декабря 2017, 00:50
11 декабря 2017, 00:50
11 декабря 2017, 17:40
12 декабря 2017, 08:40

Новости партнеров

Актуальные новости
11 декабря 2017, 17:40
11 декабря 2017, 11:00
12 декабря 2017, 00:40
12 декабря 2017, 06:00
12 декабря 2017, 08:40
12 декабря 2017, 06:00

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
09 декабря 2017, 14:20
08 декабря 2017, 23:30
07 декабря 2017, 01:30
10 декабря 2017, 01:40
05 декабря 2017, 16:00
06 декабря 2017, 10:20
07 декабря 2017, 06:40