Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Как Россия преследует своих диссидентов в Америке

Немногим более шести лет назад Саша ехал на конференцию российской продемократической партии «Яблоко», проводившуюся в крошечной российской Республике Калмыкия, когда два сотрудника милиции в штатском затащили его в черный автомобиль без опознавательных знаков. Как сказал в беседе со мной его адвокат, Сашу три дня допрашивали о его прежней деятельности в партии. К тому же его похитители потребовали, чтобы он подписал признание, в котором что-то говорилось о похищении. Но в чем состояло его преступление, они ему не сказали.
Отсидев семь месяцев в тюрьме, Саша, полное имя которого журнал «Атлантик» (The Atlantic) не называет по просьбе его адвоката, признал себя виновным, не зная, в чем его вина. Через несколько недель в суде российская прокуратура впервые сообщила, в чем по существу состоит предъявляемое ему обвинение: Сашу вместе с двумя другими обвинили и осудили за то, что они похитили человека, удерживали его в квартире и неоднократно избивали молотком. Саша утверждает, что он так и не узнал, кем была предполагаемая жертва — никаких фотографий в уголовном деле не было. Но он отбыл короткое тюремное заключение и в декабре 2012 года был условно-досрочно освобожден, после чего он бежал в Соединенные Штаты по туристической визе B-2 и в конце 2013 года попросил убежища.
В октябре 2017 года, когда Саша с женой ехали на работу в Атланту, их остановили сотрудники иммиграционной полиции. Они сообщили Саше, что Интерпол, Международная организация уголовной полиции, по просьбе России выдал ордер с «красным углом», объявив его в международный розыск с целью ареста и последующей выдачи, предупредив власти, что он нарушил условия своего испытательного срока, уехав в США несколькими годами ранее.
Вмешательству России в президентские выборы 2016 года и опасениям повторения этого на предстоящих промежуточных выборах сегодня уделяется большое внимание. Однако то, как Россия в целях преследования противников Кремля в Соединенных Штатах злоупотребляет Интерполом и американской судебной системой, изучается в меньшей степени. В своем недавнем докладе Атлантический совет назвал эту проблему еще одной формой «вмешательства» России. Я беседовала с юристами, занимающимися вопросами иммиграции, и экспертами в области международной преступности и коррупции. Они утверждают, что Министерство внутренней безопасности все более внимательно относится к запросам, направляемым Россией в Интерпол о выдаче в отношении оппонентов Кремля «ордеров с красным углом» — об объявлении в розыск с последующим арестом и выдачей запрашивающей стороне. (На сегодня из всех использующихся инструментов такой ордер «с красным углом» больше всего соответствует международному ордеру на арест).
В соответствии со своим уставом Интерпол не может заставить ни одну страну-участницу арестовать лицо, в отношении которого выдан ордер на арест с «красным углом». И, как заявляет Министерство юстиции, «Соединенные Штаты считают, что такой ордер сам по себе не является достаточным основанием для ареста человека, поскольку оно не отвечает требованиям для ареста согласно четвертой поправке к Конституции». Но, как говорит один из юристов, занимающихся иммиграционными делами, Министерство внутренней безопасности США и иммиграционные суды фактически содействуют «незаконным экстрадициям», руководствуясь «ордером с красным углом» как основанием для задержания и в конечном итоге — депортации.
Пресс-секретарь Бюро по соблюдению иммиграционного и таможенного законодательства (ICE) Брендан Рэйди (Brendan Raedy) в беседе со мной заявил, что их служба «обязана тщательно проверять любого приехавшего в США россиянина, якобы совершившего преступление, и принимать оптимальное и максимально информированное решение относительно того, на самом ли деле человек является преступником. Представляет ли он постоянную угрозу, пытается ли он избежать уголовного преследования и лгал ли он о своей преступной деятельности, чтобы попасть в Соединенные Штаты?» Рэйди отметил, что у ICE есть атташе, которые проверяют «ориентировки на преступника / беглого преступника, чтобы убедиться, что лицо, о котором идет речь, действительно является преступником, а не просто объектом политических преследований со стороны власть имущих».
«Только после завершения этого процесса и определения того, какие лица явно являются фигурантами юридически обоснованных уголовных расследований, мы решаем в приоритетном порядке в отношении кого из этих преступников проводить уголовное расследование, а кто подлежит депортации», — говорит Рэйди. Начальник пресс-службы вашингтонского отдела Интерпола Латонья Тернер (LaTonya Turner) от комментариев отказалась.
Однако Мишель Эстлунд (Michelle Estlund), адвокат по уголовным делам, которая в основном занимается защитой по линии Интерпола, в беседе со мной сказала: «Между нашим решением не заключать с Россией договора о выдаче преступников и решением позволить России обходить процесс экстрадиции с помощью ордеров с „красным углом" на арест существует противоречие. В результате мы выдворяем людей в те страны, которым мы обычно людей не выдаем».
Как следует из материалов судебного заседания, Сашу сначала задержали на том основании, что у него была просрочена виза. Министерство внутренней безопасности в итоге заявило, что он не имеет права на предоставление убежища, поскольку в России он был осужден за «особо тяжкое преступление» — по обвинению, которое, как утверждали Саша и его адвокат, было вынесено по политическим мотивам, как это часто бывает в России с уголовными обвинениями. Судья по иммиграционным делам пришел к заключению, согласно которому Саша, говоря о своих опасениях по поводу политического преследования, «давал показания, заслуживающие доверия». Но, несмотря на это, суд в начале июня отклонил его просьбу о предоставлении убежища и постановил «депортировать его в Россию». Он все еще находится под стражей, и его адвокат Даниэль Клаффи (Danielle Claffey) пытается оспорить решение суда.
«Это был худший отказ в предоставлении убежища, свидетелем которого я была за 10 лет своей практики», — сказала в беседе со мной Клаффи. А Луиза Шелли (Louise Shelley), основатель и директор Центра по борьбе с терроризмом, международной преступностью и коррупцией при Университете Джорджа Мейсона (George Mason University), которая свидетельствовала по делу в качестве эксперта, назвала это решение «пародией».
Вид на Капитолий из здания Верховного Суда в Вашингтоне
«Все те годы, которые я училась и работала с российскими специалистами в правоохранительном аппарате и правозащитном сообществе, Калмыкия была известна как один из регионов с наиболее негуманной правовой системой, — написала Шелли в своем экспертном заключении по делу Саши. — Особо жестоко она (система) действовала в отношении членов партии „Яблоко", которая представляет политическую оппозицию и выступает за честность и принципиальность в российской политике… Либеральная партия „Яблоко", членом которой [Саша] является, сообщает о многочисленных случаях запугивания, угроз и применения физической силы, фальсификации уголовных дел против своих членов и даже о явных убийствах активистов».
В настоящее время на основании ордера «с красным углом» в США под стражей находятся еще двое российских граждан. Они утверждают, что Министерство внутренней безопасности и иммиграционные суды, держащие их под стражей и отказывающие им в судебном решении вопроса об освобождении под залог, руководствуются исключительно обвинениями, вынесенным в России, которые сами заключенные считают политизированными.
Алексей Харис, глава строительной компании ЗАО «Росдорснабжение», находящейся в российском портовом городе Владивостоке, бежал из России в США в 2013 году и попросил предоставить ему убежище после того, как Кремль захватил его частные активы и обанкротил его компанию, применив метод, известный как «рейдерский захват». По мнению Атлантического совета, «в России с начала правления Путина это является нормой». Затем, в 2015 году, российские власти обвинили Хариса и его бизнес-партнера Игоря Борбота в мошенничестве в особо крупном размере и объявили их в международный розыск с целью ареста и последующей выдачи.
В марте 2017 года из-за ордера с «красным углом» туристическая виза B-2 Хариса была аннулирована: согласно полученной мной копии решения, Служба гражданства и иммиграции США при Министерстве внутренней безопасности определила, что исходя из обвинений, выдвинутых Россией против Хариса, есть «основания полагать», что он совершил преступление в виде отмывания денег. В августе 2017 года, все еще надеясь на получение убежища, он отправился в отдел Министерства внутренней безопасности по поддержке лиц, претендующих на получение убежища, чтобы получить официальное решение. Его сразу же задержали сотрудники ICE, поскольку, как следует из судебного протокола, у него была просрочена виза. С тех пор он находится в следственном изоляторе Западного округа в Ричмонде, штат Калифорния.
«Формально в рамках судебного разбирательства иммиграционно-таможенная полиция может задержать любого, — говорит адвокат по иммиграционным делам, попросивший не называть его имени, поскольку он не уполномочен разговаривать с журналистами. — Однако очень странно, что они делают это в случае обычного нарушения визового режима».
При президенте Дональде Трампе ICE в случаях с просроченными визами принимает жесткие меры. Между тем, по словам Теда Бромунда (Ted Bromund), эксперта-свидетеля по делу Хариса, который работает в Фонде «Наследие» (Heritage Foundation), по крайней мере с июня 2015 года Министерство юстиции и Министерство внутренней безопасности руководствуются ордерами с «красным углом», чтобы «составить список так называемых преступников для их ареста и депортации». «Некоторые из этих людей действительно являются преступниками и полностью заслуживают того, чтобы их депортировали, — сказал в беседе со мной Бромунд. — Но поскольку Россия и другие страны все больше злоупотребляют Интерполом, Министерство внутренней безопасности и Министерство юстиции все чаще оказываются в положении тех, кто делает грязную работу за Владимира Путина. Они используют запрашиваемые им неправомерные, вводящие в заблуждение „ордера с красным углом" в качестве основания для ареста диссидентов и бизнесменов, бежавших в США после того, как те впали в немилость путинского режима».
Здание генерального консульства США в Санкт-Петербурге
В случае с Харисом Министерство внутренней безопасности руководствовалось «ордером с красным углом», выданным Интерполом по просьбе России, и письмом ФСБ Российской Федерации, заявив, что Харис является «беглым международным преступником», которого не рекомендуется освобождать под залог из-за большой вероятности того, что он скроется от правосудия. Другими словами, как показывают представленные судом документы, Министерство внутренней безопасности придало ордеру с «красным углом» большое значение, несмотря на то, что Россия, по словам Бромунда, является «одной из стран, больше всего злоупотребляющих системой Интерпола».
«Ордер „с красным углом" не имеет самостоятельной доказательной ценности или силы, — написал Бромунд в своем заключении. — Тот факт, что по состоянию на 4 июня 2015 года в отношении господина Хариса был выдан ордер с „красным углом", доказывает лишь то, что Российская Федерация заполнила соответствующий бланк Интерпола». Как следует из документов, предоставленных судом, в своей краткой записке в ответ на ходатайство о пересмотре судебного решения о задержании Хариса Министерство внутренней безопасности заявило, что «законность ордера на арест подтверждается как ордером с „красным глом", выданным Интерполом, так и письмом от российских властей». Но Интерпол «самостоятельно не предпринимает действий по оценке законности ордера на арест», отметил Бромунд. «Ему требуется лишь документальное подтверждение существования законного ордера на арест».
Борбот, бывший бизнес-партнер Хариса, который разговаривал со мной, находясь в месте предварительного заключения в Нью-Джерси, сказал, что последнее судебное заседание, на котором рассматривался вопрос о его освобождении под залог, проходило более двух лет назад. Как и Харис, Борбот бежал в США, где в 2016 году он был арестован по причине просроченной визы и находится под стражей из-за того, что на его арест был выдан ордер с «красным углом». «Со мной в камере находятся люди, которых обвиняют в таких преступлениях, как насильственные действия, или которые были арестованы по обвинению в незаконном владении оружия, и вопрос об освобождении их под залог суд рассматривает. Я же никогда не совершал преступления в США, и даже в России — это было только предварительное расследование, — сказал он. — Никаких судимостей у меня нет». Борбот подал в нью-йоркский иммиграционный суд документы, в которых оспаривал обоснованность ордера с «красным углом» на свой арест и просил рассмотреть в суде вопрос об освобождении под залог. В начале мая он получил ответ, согласно которому суд «не может вынести решение» по уголовным обвинениям, предъявленным ему в России, и «было бы неправомерным, если бы суд попытаться это сделать». В ответе иммиграционного судьи также говорилось, что суд «не может делать выводы относительно обоснованности ордера на арест, выданного Интерполом».
Как говорит адвокат Хариса от Интерпола Юрий Немец, в 2016 году российский адвокат Борбота приезжал в США, чтобы дать показания по делу о его иммиграции. Но российские следователи заставили его (а затем и адвоката Хариса в России) подписать заявление, согласно которому они не имеют права раскрывать третьей стороне детали проводимого в России расследования, а в случае нарушения этого условия они будут привлечены к уголовной ответственности.
Известно, что в российских судах отсутствует прозрачность и не соблюдается принцип верховенства закона. Они часто осуждают по обвинению в коррупции и взяточничестве, и таким политическим диссидентам, как Саша, и богатым владельцам компаний, как Харис и Борбот, активы которых были подвергнуты рейдерскому захвату, обычно предъявляют обвинения в мошенничестве, уклонении от уплаты налогов, отмывании денег и даже убийствах.
Наверное, самыми известными примерами этого явления с момента прихода Путина к власти являются лидер российской оппозиции Алексей Навальный, генеральный директор российского нефтяного гиганта ЮКОС Михаил Ходорковский и соучредитель инвестиционного фонда Hermitage Capital Management Билл Браудер. Браудер — один из тех, кого Путин во время проходившего 16 июля в Хельсинки саммита с Трампом предложил выдать.
Акция оппозиции на Пушкинской площади
В 2013-2014 годы Навальный был осужден за хищение и отмывание денег в ходе судебных процессов, которые многие считали попытками заставить его замолчать и умерить свои политические амбиции. Навальный обжаловал приговор о хищении, а Европейский суд по правам человека позже заявил, что было нарушено его право на справедливое судебное разбирательство. Но когда в 2016 году он собрался баллотироваться на пост президента в качестве соперника Путина, Верховный суд Российской Федерации начал в отношении Навального новое разбирательство. Он снова был признан виновным, что поставило его президентскую кампанию под удар, поскольку кандидаты, имеющие судимость, не могут участвовать в выборах. В октябре ЕСПЧ постановил, что осуждение Навального за отмывание денег в 2014 году было «произволом и явно необоснованным решением», и обязал Россию выплатить ему компенсацию.
В 2003 году нефтяного магната Ходорковского, когда-то бывшего одним из самых богатых людей в России, арестовали и обвинили в мошенничестве и отмывании денег после телевизионной встречи с Путиным, в ходе которой он обвинил высокопоставленных кремлевских чиновников в коррупции. Дело в отношении Ходорковского многие осудили, назвав его политически мотивированным, и после того, как Ходорковский отсидел в тюрьме почти 10 лет, организация «Эмнести интернэшнл» (Amnesty International) объявила его узником совести. В 2015 году, всего через два дня после того, как Ходорковский назвал революцию в России «неизбежной и необходимой», его заочно обвинили в причастности к двум убийствам.
Российский юрист Павел Ивлев, который был адвокатом по делу ЮКОСа и Ходорковского, в 2005 году уехал в США в качестве беженца. В экспертном заключении по делу Хариса он написал, что дело, возбужденное против Хариса в России, «не отличается от политически мотивированных дел против тех, кто подвергал критике российскую правящую элиту и создавал реальную угрозу ее интересам в прошлом».
Лондонского финансиста Браудера Россия заочно обвинила в таких преступлениях, как уклонение от уплаты налогов и убийство после того, как его адвокат Сергей Магнитский сообщил о махинациях с налогами, к которым был причастен Кремль. Магнитского впоследствии арестовали и посадили в тюрьму, где (по словам Браудера) он умер от пыток, которым его подвергали в течение нескольких месяцев. В начале 2000-х годов Браудер был в России крупнейшим портфельным инвестором, после чего он впал в немилость Кремля из-за того, что критиковал низкий уровень корпоративного управления в России.
Интерпол не закрывает глаза на растущее число политически мотивированных запросов, которые поступают в его адрес не только от России, но и от Турции, Венесуэлы и других стран, где не очень соблюдают принцип верховенства закона. Интерпол неоднократно отклонял просьбы России объявить в международный розыск и арестовать Браудера с целью последующей выдачи, считая их политически мотивированными. Но это не помешало России объявить его в розыск с помощью менее формальных запросов, в результате чего в мае Браудера ненадолго взяли под стражу в Мадриде.
«То, что власти и суды США фактически незаконно выполняют требования ордеров с „красным углом", является ужасной несправедливостью, которую нужно исправить», — сказал мне в понедельник в интервью Браудер.
Бывший посол США в России Майкл Макфол (Michael McFaul), которого в Хельсинки Путин также предложил выдать (России), заявил после саммита о своем желании, чтобы Трамп «решительно заявил, что преследовать нас было бы делом возмутительным. И чтобы он сделал это по своей инициативе, без промедления, сейчас, чтобы нам не пришлось затевать спор по поводу того, когда я, например, сижу в Киеве или Лиссабоне или где-то еще, и меня объявляют в международный розыск, чтобы арестовать и потом выдать».
Московский Кремль и храм Василия Блаженного
Россия фактически придумала, как использовать Интерпол и иммиграционные суды США для преследования врагов Кремля. Но это еще не все. Андерс Ослунд (Anders Aslund), штатный старший научный сотрудник Атлантического совета, который в период с 1991 по 1994 годы был экономическим советником российского правительства, считает, что действия России по борьбе со своими противниками, находящимися за рубежом, далеко не ограничиваются объявлением в международный розыск с целью ареста и последующей выдачи. Они осуществляются и в сердце судебной системы США. «В последние годы кремлевские ставленники используют в своих интересах американские суды, добиваясь проведения внешне законных судебных процессов», написал Аслунд в своем недавнем докладе. По его словам, целью этого является проведение «глобальных кампаний по преследованию врагов Кремля» и «обогащение путем инициирования недобросовестных исков, что стало возможными в результате того, что российские власти преследуют и шельмуют тех, кто не пользуется их благосклонностью, и посягают на их бизнес».
Как считает он и другие эксперты-юристы, обращает на себя внимание одно из таких дел с участием федеральных судов США. В августе 2015 года Центральный банк России отозвал лицензию на деятельность частного банка «Пробизнесбанк», наложил арест на его активы и принудил к банкротству. Несмотря на то, что всего за два месяца до ареста Центральный банк счел «Пробизнесбанк» финансово здоровым, временным управляющим «Пробизнесбанка» было назначено российское Агентство по страхованию вкладов (АСВ), которое сразу же приступило к распределению его активов между учреждениями, дружественными Кремлю — такими как B&N Bank.
В 2015 году после рейдерского захвата банка совладельцы «Пробизнесбанка» Сергей Леонтьев и Александр Железняк бежали в США. Но АСВ подало в Южный округ Нью-Йорка два заявления с просьбой оказать судебную помощь в получении информации о них. Леонтьев подал ходатайство об отмене повесток в суд, заявив, что они были организованы двумя близкими к Кремлю российскими олигархами, находящимися в санкционных списках, но суд его ходатайство отклонил. Признавая свою обеспокоенность по поводу «законности этих запросов», которая возросла по причине причастности к ним двух лиц, «находящихся под санкциями», суд вновь заявил, что «единственным вопросом, находящимся на рассмотрении окружного суда, является раскрытие фактов; а ответственность за проведение основного судебного разбирательства лежит на иностранном суде».
Адвокат Эстлунд, которая в основном занимается вопросами защиты по линии Интерпола, говорит: «Проблема в том, что наши суды действуют и думают так, будто они работают в тех же условиях, что и русские. Но это не так — система там совершенно другая. И когда суды должным образом реагируют на то, что производит впечатление юридически обоснованной просьбы об оказании помощи в раскрытии фактов, они зачастую попросту помогают в проведении чрезвычайно коррумпированного судебного разбирательства».
Один юрист, который внимательно следит за этим явлением, и который просил не называть его имени, поскольку он не уполномочен говорить с прессой, выразился так: «Русские придумали, как использовать это в качестве инструмента для достижения своих целей. У нас же есть вся эта огромная система правосудия, которая не приспособлена для решения несудебных вопросов, например, таких как: „Пытается ли эта сторона судебного процесса злоупотреблять всей нашей судебной системой?"».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

518

Похожие новости
18 декабря 2018, 16:50
18 декабря 2018, 11:10
18 декабря 2018, 14:00
18 декабря 2018, 14:00
19 декабря 2018, 02:20
19 декабря 2018, 02:20

Новости партнеров

Актуальные новости
19 декабря 2018, 04:30
18 декабря 2018, 16:50
19 декабря 2018, 04:02
19 декабря 2018, 02:20
19 декабря 2018, 04:30
18 декабря 2018, 16:50

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
13 декабря 2018, 20:00
15 декабря 2018, 10:30
14 декабря 2018, 21:10
14 декабря 2018, 21:10
15 декабря 2018, 14:00
16 декабря 2018, 01:10
13 декабря 2018, 22:00