Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Как простые американцы попали на «фабрику троллей»?

Если бы вы следили за аккаунтом Ребекки Хиршфельд (Rebecca Hirschfeld) @Beckster319 в Твиттере накануне выборов 2016 года, то вы могли понять, что она — актриса, горячая поклонница Дэвида Боуи (David Bowie), и не то чтобы большая сторонница Дональда Трампа, а также что она любит все, что пахнет тыквой.
Если примерно в то же время вы видели аккаунт Маркии Франклин (Markiya Franklin) @internalmemer, вы бы поняли, что она поддерживает движение «Жизни черных имеют значение» (Black Lives Matter) и давно увлекается корейской поп-музыкой. Аккаунт Криса Осборна (Chris Osborne) @skatewake1994 был посвящен серфингу и сноубордингу, и там говорилось что-то о — тогда еще кандидате в президенты — Дональде Трампе (Donald Trump).
Хиршфельд живет в Иллинойсе, Франклин во Флориде, а Осборн в Калифорнии, но их аккаунты оказались среди 2752, которые Твиттер идентифицировал как потенциально связанные с российским Агентством интернет-исследований и о которых компания сообщила Конгрессу в ноябре 2017 года. В феврале специальный советник Роберт Мюллер (Robert Mueller) обвинил Агентство интернет-исследований в причастности к «мошенничеству и обману с целью вмешательства в политический и электоральный процессы в США, в том числе в президентские выборы 2016 года». Агентство интернет-исследований — это орудие российской пропаганды, которое считают «фабрикой троллей», не связанной с сотрудниками военной разведки, которым Мюллер предъявил обвинение на прошлой неделе за хакерский взлом компьютеров демократической партии в 2016 году.
Congratulations to my sister Rebecca @Beckster319 @JustineBateman and all of today's @UCLA graduates! pic.twitter.com/ch17Emlbr2
— Matt Hirschfeld (@MattHirschfeld) 11 июня 2016 г.
Есть признаки, что трое американцев, оказавшихся в числе более чем 20 аккаунтов Твиттера, которые появились в списке предположительно российских аккаунтов социальной сети, — все же настоящие люди, как следует из анализа, проведенного преподавателями Университета Клемсон Дарреном Линвиллом (Darren Linvill) и Патриком Уорреном (Patrick Warren). Из числа приведенных аккаунтов наша редакция независимо установила, что, по меньшей мере, четыре аккаунта были созданы людьми, не имеющими никаких очевидных связей с Россией. Их ники были опубликованы комитетом конгресса, который по какой-то причине идентифицировал их как российских агентов.
Действие аккаунтов Хиршфельд, Франклин и Осборна было приостановлено Твиттером без предупреждения в прошлом году, и их адреса были включены в список Твиттера без каких-либо объяснений. Они потеряли доступ к аккаунтам в Твиттере, которые использовали, чтобы поддерживать дружеское и рабочее общение. О причине приостановки действия их аккаунтов они узнали или только после того, как профессора Клемсона связались с ними, или в связи с этой статьей.
«Я знаю, что, что бы я ни публиковал в интернете, увидеть это может любой, — говорит Осборн. Однако «то, что они могли просто взять отдельные твиты из моего аккаунта, который совершенно очевидно не является российским ботом, и повесить на них этот ярлык, вызывает, мягко говоря, беспокойство».
Two articles on my Twitter Troll project with Darren Linvill on the same day! @ClemsonUniv @clemsonbusiness@ClemsonPrezhttps://t.co/IEEgsDsuGP
— Patrick Warren (@plwarre) 20 июля 2018 г.
​Сразу две статьи в один день про наш проект про троллей с Дарреном Линвиллом!
Представители Твиттера отказались давать комментарии о конкретных аккаунтах, в том числе разъяснять причины их приостановки или включения в представленный Конгрессу список. Осенью прошлого года главный юрист Твиттер Шон Дж. Эджетт (Sean J. Edgett) сообщил избранному сенатскому комитету по разведке, как Твиттер идентифицировал аккаунты, связанные с Агентством интернет-исследований.
Компания изучила аккаунты, генерировавшие контент, связанный с выборами, и проверила, был ли он создан в России, привязан ли он к российскому адресу электронной почты или российскому номеру телефона, загружал ли его пользователь когда-либо с российского IP-адреса и содержало ли отображаемое имя пользователя кириллические символы. Твиттер отчасти полагался на алгоритм, но его анализ включал также «внутренние, непосредственные отчеты, сделанные сотрудниками Твиттера», — сообщил Эджетт. Изначально в процессе анализа Твиттер отметил 36746 аккаунтов, связанных, по его оценкам с Россией, сообщил Эджетт. Этот список был в дальнейшем «просеян» перед подачей в Конгресс.
Хиршфельд, Франклин и Осборн находились в США во время выборов 2016 года. Все они пользовались Твиттером почти исключительно со своих телефонов через американских телекоммуникационных провайдеров, которые должны были показать американские IP-адреса. Аналогичным образом адреса их электронной почты были зарегистрированы у американских провайдеров.
В тех случаях, когда в Твиттере не были уверены в том, что пользователь — настоящий, рассказал Эджетт, компания проверяла пользователя, запрашивая подтверждения номера его телефона или требуя заполнить картинку в доказательство, что они действительно являются людьми. Хиршфельд, Франклин и Осборн говорят, что не помнят, чтобы им предлагалось пройти подобную проверку.
Тот факт, что их включили в список аккаунтов, предположительно связанных с Центром интернет-исследований, вызывает вопросы к проведенному Твиттером расследованию российского вмешательства, а также о масштабе недосмотра со стороны Конгресса. Один из возможных указателей, который Твиттер, как представляется упустил из виду, — это срок существования рассматриваемых нами аккаунтов. И Хиршфельд, и Осборн завели свои аккаунты в феврале 2011 года, то есть задолго до первых известных случаев деятельности Агентства интернет-исследований в 2013 году. В результате проведенного нами исследования мы выявили, по меньшей мере, 63 аккаунта, созданных в период между 2009 и 2013 годами, которые фигурируют в списке, поданном в Конгресс.
Твиттер с тех пор обновил свой список аккаунтов, потенциально связанных с Агентством интернет-исследований. В январе социальная сеть заявила, что добавила 1062 аккаунта, и всего их стало 3814. Ни Твиттер, ни Конгресс не публиковали этот список в то время. В июне, после того как наша редакция связалась с Твиттером в связи с возможным включением американцев в этот список, демократы из Постоянного комитета США по разведке опубликовали пересмотренный список из 3841 адресов аккаунтов, заявив, что Твиттер отметил их как аккаунты, возможно, связанные с Агентством интернет-исследований. В этом списке не было семи аккаунтов, присутствовавших в ноябрьском списке, в том числе Франклин, Хиршфельд и Осборна, однако их аккаунты все равно остаются замороженными. В переписке с Конгрессом Твиттер заявил, что стер аккаунты, «опираясь на дополнительную информацию, улучшенную методику и более глубокое понимание характеристик Агентства интернет-исследований». Твиттер отказался давать какие-либо дополнительные комментарии.
Наша редакция идентифицировала Франклин, Хиршфельд и Осборна, проанализировав базу данных твитов, опубликованную в феврале телекомпанией «Эн-Би-Си» (NBC), которую она получила из источников, знакомых с системой данных Твиттера, после того как компания удалила твиты из публичного доступа. Мы дополнили эту базу данных, идентифицировав упоминания и ответы от аккаунтов, которые Твиттер отметил как подозрительные. В результате анализа выяснилось, что в списке фигурируют трое американцев, которые общаются в Твиттере со своими друзьями и родственниками о повседневной жизни, в том числе о грядущих экзаменах, концертах на фестивале «Коачелла» и рецептах из капусты. В отличие от этих, в аккаунтах, которые связаны с Агентством интернет-исследований, редко можно найти какие-то данные о личной жизни. Они быстро строчат свои твиты и перепощивают популярные публикации, обращают внимание на текущие политические события, чтобы набрать подписчиков, как отмечают Линвилл и Уоррен, профессора Клемсона, исследующие модели использования и стратегии Твиттер-аккаунтов Агентства интернет-исследований.
I did this, guaranteeing I won't get a job at the Twitter corporate office anytime soon… https://t.co/W3CnnRL7fx
— Darren Linvill (@DarrenLinvill) 20 июля 2018 г.
​Я сделал это, что гарантирует, что в ближайшее время я не получу работу в Твиттере…
Линвилл и Уоррен проанализировали базу данных, состоящую приблизительно из трех миллионов твитов, взятых с аккаунтов из списка Твиттера. Они ищут признаки того, что Твиттер по ошибке включил в него аккаунты реальных людей, чтобы исключить их из своего анализа. «Мы не хотим использовать реальных людей, пытаясь узнать, как действуют российские Твиттер-тролли, — сказал Уоррен. — Тогда мы получим неверные ответы».
Работая независимо от нашей редакции, Линвилл и Уоррен также идентифицировали аккаунт Хиршфельд @Beckster319 как потенциально принадлежавший настоящему человеку, основываясь на ее твитах. Частая тема ее твитов — это ее любовь к тыкве. «Я замечаю смену времен года по наличию латте со вкусом тыквы. #Выходные дня труда», — написала она в своем Твиттере 2 сентября 2016 года. Она также регулярно писала о своей семье: «Только что наблюдала, как моя племянница раздавала наклейки из своего альбома во время чтения сказки в классе, как детский Крестный отец. #дети», — написала она 27 октября 2016 года, менее чем за две недели до выборов. Хиршфельд сказала, что пользовалась аккаунтом почти ежедневно, после того как завела его в 2011 году. В то время она была актрисой в Лос-Анджелесе; с тех пор она переехала в Чикаго, где преподает в начальной школе, но не оставила актерской профессии. Она подчеркнула, что использовала Твиттер, чтобы следить за актуальными событиями в СМИ и в индустрии развлечений.
Хиршфельд подумала, что ее аккаунт был приостановлен из-за ее твитов о движении #ятоже (#MeToo). «Я публиковала кое-что о том, что произошло со мной в Голливуде, — рассказывает она. — И подумала, что, видимо, это кого-то разозлило, они пожаловались на публикацию, и мой аккаунт заблокировали».
Несмотря на то, что Хиршфельд несколько раз пыталась связаться с Твиттером, после того как ее аккаунт был заморожен, служба поддержки социальной сети предоставила ей лишь доступ к чатботу. «Вы можете говорить с кем угодно, — рассказала Хиршфельд. — И просто получите сообщение голосовой почты о своей проблеме». В конце концов Хиршфельд сдалась и создала новый аккаунт. Твиттер отказался давать комментарии.
Директор ФБР Роберт Мюллер на Капитолийском холме в Вашингтоне
Хиршфельд сказала, что потратила время и силы на ведение своего аккаунта в Твиттере, пока его не заморозили, и потеря доступа к своей виртуальной сети могла повредить ее актерской карьере. У ее нового профиля, @Bexster319, всего 36 пользователей, и это после 800, которыми она могла похвастаться до заморозки старого аккаунта.
Линвилл и Уоррен, профессора, предположили, что аккаунты Франклин и Осборна также могут принадлежать реальным людям, после того как проанализировали содержание их твитов. В случае Франклин, говорит Линвилл, «Между ретвитами с регулярной периодичностью то и дело появлялись записи о ее матери. Я видел один твит, где она совершенно ясно задавала однокурснице вопрос про контрольную работу».
Франклин готовится ко второму курсу на факультете гражданского строительства в университете Южной Флориде. В прошлом году она днем ходила на занятия по математическому анализу и инженерному делу, но большинство вечеров проводила за Твиттером, публикуя конвейером, как она говорит, «твитов по 40 в день». Она завела свой первый аккаунт @ibeepepe в 2015 году, и здесь писала по большей части о корейской поп-музыке. Вскоре после этого она завела отдельный аккаунт @internalmemer, чтобы общаться со своими школьными друзьями. В нем она публиковала мнения на разные важные для нее темы, «например, о движении "Жизни черных имеют значение" или что-то об ЛГБТ-сообществе», — добавляет она.
Осборн недавно закончил Университет Пойнт Лома Назарин в Сан-Диего, получил диплом по политологии и планирует вступить в ряды ВМФ в качестве летчика. В 2017 году он проходил стажировку у председателя Комитета США по разведке члена Палаты представителей республиканца от штата Калифорния Дэвина Нунеса (Devin Nunes). Демократы из комитета опубликовали подготовленный Твиттером список аккаунтов, предположительно связанных с Агентством интернет-исследований; и сделали они это, не проконсультировавшись с членами комитета от республиканской партии, по словам пресс-секретаря комитета.
Еще один американец, чей Твиттер-аккаунт фигурирует в списке, — это Роберт Делауэр (@RobbyDelaware), живущий в бывшей советской республике Грузии. После предыдущего сообщения о заморозке его аккаунта изданием «Вайс» (Vice) в ноябре Твиттер реактивировал его аккаунт. Никакой реакции от Твиттера в связи с этим не последовало, но «я был просто рад, что мой аккаунт снова действует», — сказал он. Представители из Твиттера отказались давать какие-либо комментарии о любых отдельно взятых аккаунтах, в том числе об аккаунте Делауэра.
My twitter account suspension is mentioned in this article. Glad this issue is being reported on, for a number of reasons https://t.co/9irxwZbVOb
— Robby Delaware (@RobbyDelaware) 20 июля 2018 г.
​Приостановка моего Твиттер-аккаунта упоминается в этой статье. Рад, что об этом пишут по нескольким причинам
В целом, по словам Линвилла и Уоррена, они идентифицировали более 20 аккаунтов в списке Твиттера, имеющих признаки того, что они принадлежат реальным людям.
Твиттер составил этот список, но Джамиль Джеффер (Jameel Jaffer), исполнительный директор правозащитной организации «Институт Первой поправки имени Найтов» (Knight First Amendment Institute), задался вопросом, предприняли ли члены Конгресса «те шаги, которые должны были предпринять, перед тем как публиковать информацию, которая, как они должны были знать, могла нанести глубокий вред названным в списке людям».
Идентификация аккаунтов как возможно связанных с Агентством интернет-исследований подчеркивает необходимость «цифровой правовой процедуры», по словам Джеффера, и поднимает вопросы о том, как такие компании, как Твиттер, поддерживают или препятствуют публикациям в интернете. «Нужно провести важное обсуждение того, должны ли платформы социальных сетей соблюдать должную правовую процедуру в отношении тех людей, чьи аккаунты были заморожены», — говорит он.
Обычно заморозка аккаунтов не приводит к подаче исков в суд, добавляет Джеффер, так как чтобы добиться успеха в суде, пользователю придется доказать «какой-либо иной понесенный ущерб из-за того, что его аккаунт был добавлен в черный список». В ходе предыдущего дела, связанного с тем, что люди фигурировали в черном списке в аэропортах, истцы не смогли доказать никакого иного вреда, кроме «стигматизации», поэтому дело было отклонено.
Пострадавшие пользователи, однако, представляют свои права шире, чем те, что перечислены в пользовательском соглашении Твиттера, где конкретизируется, что компания «может удалять или отказываться распространять любой контент, приостанавливать или блокировать пользователей и восстанавливать их пользовательские имена».
«Это была моя собственность, — говорит Хиршфельд о своем аккаунте. — Нельзя просто взять и отобрать ее у человека. Я хочу, чтобы мне вернули мой аккаунт».
Со своей стороны, Франклин любопытно узнать причины, по которым она оказалась включена в этот список. «Я просто хочу узнать — почему. Они просто использовали алгоритм, чтобы поместить людей в черный список троллей?— говорит она. — Я не понимаю».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

431

Похожие новости
22 октября 2018, 02:00
22 октября 2018, 15:40
22 октября 2018, 10:10
22 октября 2018, 15:40
23 октября 2018, 02:40
22 октября 2018, 18:30

Новости партнеров

Актуальные новости
21 октября 2018, 12:10
23 октября 2018, 02:40
22 октября 2018, 13:00
22 октября 2018, 18:30
22 октября 2018, 10:10
23 октября 2018, 00:00

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
19 октября 2018, 11:30
22 октября 2018, 02:00
16 октября 2018, 19:30
19 октября 2018, 02:30
21 октября 2018, 01:10
17 октября 2018, 03:40
18 октября 2018, 18:10