Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Как американский генерал напугал поляков

Не получившие до сих пор опровержения слухи, будто Уэс Митчелл (Wes Mitchell) заявил, что возмущенные конгрессмены могут сократить бюджет, предназначенный на военное сотрудничество с Польшей, — это одно из самых серьезных последствий международного скандала, который разразился вокруг польского закона об Институте национальной памяти. Ирония ситуации состоит в том, что в контексте геополитической напряженности гарантией нашей безопасности выступает агрессивная политика России и союзнические обязательства США не только в отношении нашей страны, но и стран Балтии. Конгресс не станет сокращать финансирование американских сил, находящихся на восточном фланге НАТО, однако, если спор с Польшей будет продолжаться, мы можем увидеть другие неприятные шаги, при помощи которых наш ключевой союзник продемонстрирует свое недовольство.
Как отреагируют США?
Проще всего будет ограничить официальные контакты. Если появился неформальный запрет на политические встречи на высшем уровне, такого же рода рекомендации тем более могут получить военные. Это не значит, что контакты полностью прекратятся: генералы будут встречаться с генералами и избегать представителей польского Министерства обороны, а тем более президента и премьер-министра.
Впрочем, они, возможно, уже начали применять эту тактику. После того, как Кристофер Каволи (Christopher Cavoli) занял пост командующего войсками США в Европе, он уже дважды побывал в Польше, однако, посещал только военных: своих солдат из многонациональной боевой группы НАТО в Ожише и командный центр в Познани. Он также встречался с польскими командирами локальных подразделений, но не вел никаких переговоров с представителями правительства. Это, конечно, можно объяснить тем, что генерал Каволи лишь недавно вступил в должность, что он хочет сосредоточить внимание на операции сдерживания и обороне восточного фланга НАТО, или тем, что он не такой «политический» человек, как его предшественник Фредерик Ходжес (Frederick Hodges).
Но неужели польскому руководству не захотелось поприветствовать командующего важнейшего с нашей точки зрения объединения вооруженных сил США и появиться с ним перед телекамерами? Даже если такое желание у них было, пока генерал Каволи не предоставил им возможности его удовлетворить. Поскольку он уже посетил в Польше всех, кого ему следовало посетить, новый шанс у них появится не скоро. Следует подчеркнуть, что отсутствие встреч с политиками ничуть не вредит военному сотрудничеству, однако, американцам станет сложнее заниматься своей военной дипломатией, которая играет важную роль в контексте конфронтационных отношений между НАТО и Россией. Но если что-то в этом направлении не получится сделать в Польше, всегда останется Румыния или страны Балтии.
Военные учения
Гораздо сложнее будет обойтись без военных учений на польской территории. На втором месте в списке потенциальных ограничительных мер идет сокращение количества маневров с участием американцев, и если Конгресс действительно решит перевести спор в военную область, он сможет предпринять шаги в этом направлении. В законе об оборонном бюджете (конгрессмены ежегодно утверждают его в период между июнем и сентябрем, поскольку в США финансовый год начинается в октябре) может появиться пункт о сокращении или отмене совместных учений на польской территории до тех пор, пока вопрос закона об Институте национальной памяти не получит удовлетворительного с американской точки зрения решения.
Формулировка такого пункта, однако, должна быть достаточно узкой, чтобы он не нанес ущерб интересам НАТО. Деятельность размещенной в Польше многонациональной боевой группы Альянса (костяком в которой выступают американцы), скорее всего, не пострадает. Американский батальон подчиняется польской механизированной бригаде, поэтому исключить его из участия в учениях, не нарушив структуру всей боевой группы (и союзнические обязательства США), невозможно.
Солдаты польской армии во время учений НАТО «Анаконда-2016»
Точно так же с военной точки зрения не имеет смысла ограничивать активность американской бронетанковой бригады, которая на ротационной основе размещается в Жагани и других гарнизонах на западе Польши. Она защищает как восточный фланг НАТО, так и интересы США в Европе, делая это именно при помощи учений. Американская операция «Атлантическая решимость» (Atlantic Resolve), в рамках которой в Европу перебросили танки, — это не чисто военная операция, а серия совместных маневров с союзниками. Ограничение этой миссии противоречит ее целям. Можно представить, что в самом крайнем случае бригада начнет проводить больше учений на немецких полигонах (что, впрочем, она и делает), однако, о ее выводе или окончательном переводе речи не идет.
Самые опасные последствия продолжения спора между Польшей и США
Если спор между Вашингтоном и Варшавой не завершится, американцы могут положить на чашу весов свое участие в самых крупных польских учениях «Анаконда». Мы все помним, как в 2016 году в их ходе под Торунем высадились американские десантники, прилетевшие прямо из США, а союзники стремительно возводили на самых больших польских реках понтонные мосты. Это была демонстрация силы всего Альянса, показавшего, как он сможет отреагировать на российскую агрессию. Происходило все это до того, как в Европе вновь появились американские танки, и накануне варшавского саммита, где было утверждено решение об отправке на восточный фланг многонациональных сил.
В следующий раз учения «Анаконда» должны пройти осенью 2018 года, но пока ни польская, ни американская сторона не объявляли, насколько большим будет участие союзников. Если отношения между Варшавой и Вашингтоном будут оставаться напряженными или ухудшатся, американцы могут сократить масштаб своего присутствия на этих маневрах. В 2016 году США задействовали 14 тысяч человек, в этом году цифры еще не назывались, так что они могут стать аргументом в политической игре.
Не стоит, однако, думать, что американцы полностью откажутся от участия в «Анаконде». Прошлогодние учения «Запад» выглядели очень агрессивными, и следует ожидать, что союзники решат дать на них ответ, в том числе, в Польше. «Анаконда» — это польские учения с привлечением иностранных войск, и те в каком-то формате там появятся, однако, каков будет масштаб их участия, зависит от политического климата. Мероприятия, которые не удастся осуществить в рамках учений на польской территории, можно будет частично перенести в Германию, Румынию или страны Балтии.
Сократят ли американцы военные инвестиции?
Существуют вещи, которые перенести невозможно. Строящиеся в Польше военные объекты (такие, как база противоракетной обороны в Редзиково или склад вооружений для бронетанковой бригады в Повидзе) имеют огромное значение для НАТО и военного присутствия США в регионе. Отказ от этих инвестиций или их приостановка (если Конгресс примет такое решение) станет огромным ударом, сравнимым по силе с взрывом ядерной бомбы. Одновременно такой шаг окажет негативное воздействие на развитие военного потенциала всего Североатлантического Альянса и повредит военным интересам США в регионе. Больше всего такому развитию событий обрадуется Кремль, который давно протестует против строительства базы в Редзиково и «приближения инфраструктуры НАТО к границам России».
Американские военные готовят танки Абрамс к разгрузке на железнодорожной станции в Литве
В этом контексте сокращение объема средств, выделяемых на военные инвестиции в Польше, выглядит невероятно рискованной в политическом плане инициативой, а поэтому, его, скорее всего, не будет. Это не значит, что не начнутся задержки. Базу в Редзиково планировалось сдать в четвертом квартале этого года, однако, в таких проектах отставание от графика на несколько месяцев — вполне обычное явление. Умышленное затягивание работ из-за политического спора, между тем, настолько повредит имиджу всего Альянса, что такого развития событий можно ожидать, только если дела примут для Польши крайне неблагоприятный оборот.
Выведут ли американцы свои войска?
Наименее вероятно, что американцы выберут из всего набора средств «возмездия» вывод своих сил из Польши. Военные соображения возьмут здесь верх над политическими. Где размещать войска, охраняющие важные со стратегической точки зрения сухопутные коридоры (а конкретнее, так называемый Сувалкский коридор), диктует география. С севера полосу земли, соединяющую «континентальную» часть НАТО с «островом», на котором находятся три балтийские республики, охраняет многонациональная боевая группа, размещенная в Литве. На юге местом расположения защитников должна выступать Польша.
В ходе варшавского саммита НАТО американцы заявили, что они возьмут на себя командование многонациональными силами в Польше и предоставят свой батальон. Сложно представить, чтобы из-за спора на тему какого-то закона (даже такого, к которому Вашингтон относится столь серьезно), американцы отказались от своих обязательств. Размещение бронетанковой бригады на западе нашей страны также продиктовано военными соображениями. Ее можно перевести в Германию, однако, тогда командующим станет гораздо сложнее действовать в ситуации кризиса или конфликта. В принципе, это полностью разрушит всю концепцию обороны восточного фланга, в которой восток Польши должен стать первой линией, а ее запад — базой для войск союзников.
В последние годы американцы увеличивали свое военное присутствие на восточном фланге и объем выделяемых на эту цель средств. Свою роль играют здесь стратегические интересы Вашингтона, которые выходят за рамки двусторонних отношений с Польшей, и для претворения которых в жизнь США не смогут обойтись без нашей страны вне зависимости от того, как они относятся к нашим новым законам. Возможно, американские военные станут реже улыбаться и прекратят посещать польские школы, но в обозримом будущем Жагань и Ожиш они не покинут. США могут перестать видеть в Варшаве партнера, с которым их объединяют общие ценности, но они продолжат использовать Польшу для защиты собственных интересов и интересов НАТО.
Генерал хотел напугать поляков?
Все вышесказанное — это, к счастью, лишь теория. Конгресс, правда, еще не приступил к дебатам на тему финансирования армии, но встречи сенатских комиссий и Палаты представителей с генералами, занимающимися командованием в Европе, уже начались. Тема сокращения активности в Польше из-за спора о польском законе пока ни разу не звучала, на нее не появилось ни тени намека. Наоборот, проект оборонного бюджета предусматривает, что расходы на военное присутствие в Европе увеличат на рекордную сумму в два миллиарда долларов, а главнокомандующий силами НАТО в Европе генерал Кертис Скапаротти (Curtis Scaparrotti) добивается, чтобы Конгресс не только выделил средства на все планы, которые есть у Пентагона в этом году, но и в будущем увеличил финансирование.
Может быть, генерал Уэс Митчелл хотел просто немного припугнуть польских дипломатов? Или, возможно, он знает, что какие-то наиболее вовлеченные в дела Израиля конгрессмены действительно готовят какой-то шаг и ждут со стороны Польши уступок? Польской дипломатии (и гражданской, и военной) не стоит дожидаться мая или июня, когда Конгресс начнет ежегодную работу над бюджетом, или успокаивать себя мыслью, что сотрудничеству с американцами ничего не угрожает, поскольку ситуация с безопасностью выглядит слишком серьезно. Многие негативные сценарии выглядят фантастическими, однако, в политике возможно все.
Союзники, не имеющие общих ценностей
Даже если приостановки военного сотрудничества не произойдет, неразрешенный спор с Вашингтоном может обернуться неприятными последствиями в других сферах. Во-первых, он разрушает имидж Польши, которая больше 25 лет стремилась зарекомендовать себя союзником, в полной мере разделяющим американские ценности. Сведутся ли военные отношения с США к тому, что американцы будут считать Польшу лишь своим «базовым лагерем»? Станет ли Польша одним из тех мест, с которыми Вашингтон ничто не связывает, а американские войска находятся там лишь по необходимости? Стоило ли жертвовать национальной безопасностью ради продвижения в жизнь некой концепции исторической политики?
В последние недели мы увидели немало свидетельств того, что далеко не все политики вообще задумывались над этими вопросами: говорить о них стали только тогда, когда американцы отреагировали на неприемлемый с их точки зрения закон. Теоретически риски невелики, но стоило ли вообще рисковать? Я бы лично этого делать не рекомендовал.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

997

Похожие новости
18 октября 2018, 13:40
18 октября 2018, 15:30
17 октября 2018, 12:00
18 октября 2018, 12:40
18 октября 2018, 15:30
17 октября 2018, 14:40

Новости партнеров

Актуальные новости
18 октября 2018, 15:30
18 октября 2018, 10:00
17 октября 2018, 06:30
18 октября 2018, 12:40
17 октября 2018, 20:10
18 октября 2018, 15:30

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
13 октября 2018, 03:30
15 октября 2018, 13:20
16 октября 2018, 00:10
14 октября 2018, 15:10
14 октября 2018, 01:30
16 октября 2018, 19:30
15 октября 2018, 16:00