Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Как Америка может противостоять России и Ирану

Выход американского президента Дональда Трампа из Совместного всеобъемлющего плана действий дает США новые возможности для применения экономических мер с целью наказания Ирана, который продолжает действия по дестабилизации обстановки во всем регионе. Но если не будет объединения усилий США с Европейским Союзом и с региональными союзниками Америки, Россия вполне может выиграть от этой геополитической потасовки.
Главный изъян Совместного всеобъемлющего плана действий состоит в том, что он не позволил обуздать Иран, который дестабилизирует регион, действуя через своих марионеток, сдержать его программу по созданию баллистических ракет и остановить его кибероперации. При этом данный план, несмотря на такое поведение Тегерана, принес ему очевидные выгоды, приведя к увеличению прямых иностранных инвестиций. Такая гарантированная финансовая поддержка помешала США создать негативные экономические последствия для исламской республики и позволила Корпусу стражей Исламской революции безнаказанно действовать в регионе и по всему миру.
Однако иранский режим переоценил свои силы. Ведя региональные войны руками своих ставленников в условиях длительного снижения нефтяных цен, он ослабил национальную экономику и усугубил кризис своей валюты. Между тем, нарастающие микроэкономические трудности продолжают провоцировать волнения и беспорядки на всей территории этой страны.
Забастовки профсоюзов и антиправительственные настроения уже давно и жестко подавляются режимом, однако градус напряженности растет. Чем больше репрессий осуществляет режим, тем активнее и резче становятся протесты. Демонстрации в Мешхеде в декабре и январе, протесты в Карзуне в мае и продолжающиеся забастовки водителей грузовиков настраивают религиозный трудовой народ Ирана против правящего страной духовенства. Сегодня протестующие с нарастающей дерзостью обращаются напрямую к режиму, скандируя: «Бойтесь! Бойтесь! Мы сплотились!» Обманутая надежда на исламскую революцию и возникший в результате экономический кризис, а также повсеместная коррупция и бесконечные зарубежные интервенции ожесточили иранский народ.
Беспорядки внутри страны создают соблазнительный момент для США, когда они могут в одностороннем порядке оказать максимальное давление на Иран, вновь введя карательные меры, установленные Законом о санкциях против Ирана от 1996 года и Законом о всеобъемлющих санкциях в отношении Ирана, привлечении к ответственности и дивестировании от 2010 года. Однако такая стратегия чревата значительными рисками. Суровые односторонние санкции могут дать Ирану основания для полного выхода из Совместного всеобъемлющего плана действий и возобновления своей ядерной программы. Такой шаг может привести к ответным действиям Израиля и открытой войне на всем Ближнем Востоке. Санкции могут также осложнить и без того неустойчивую ситуацию внутри страны, что приведет к краху режима и борьбе за власть, в результате которой у штурвала страны может встать военный диктатор типа командующего силами «Эль-Кудс» Касема Сулеймани (Qasem Soleimani). Либо же санкции могут породить обратную реакцию и привести к усилению поддержки клерикального режима и росту антиамериканских настроений в иранском обществе, а следовательно, к дальнейшему укреплению правящей власти.
Все эти возможные исходы будут иметь разные последствия для национальной безопасности США и их союзников. Но вне зависимости от того, каковы будут последствия, больше всех от продолжающейся нестабильности на Ближнем Востоке выигрывает Российская Федерация.
В российской экономике после двухлетнего спада наблюдается робкий рост (полтора процента в 2017 году). Однако экономические успехи России основаны главным образом на нефтегазовом экспорте. Москве повезло, так как цены на нефть выросли с 27 долларов за баррель в 2016 году до 76 долларов в настоящее время. Такой почти трехкратный рост цен на марку «Брент» обусловлен в основном соглашениями между нефтедобывающими странами о сокращении добычи с целью уменьшения избытка нефти на рынке после обвала 2014-2016 годов. Кроме того, росту цен способствует нестабильность в Венесуэле и на Ближнем Востоке. Как сообщил глава Российской фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев, только за счет этого роста цен российский госбюджет получил дополнительно три триллиона рублей (49 миллиардов долларов).
Выступая в прошлом месяце на Петербургском международном экономическом форуме, руководитель российского Центробанка Эльвира Набиуллина рассказала об амбициозном экономическом плане президента Путина, согласно которому российская экономика должна расти темпами выше мировых, то есть, почти на четыре процента в год. Чтобы обеспечить такой уровень роста в условиях сохраняющихся санкций, которые были введены в ответ на аннексию Крыма в 2014 году, российский президент Владимир Путин не может ставить жизнеспособность экономики в зависимость от рыночных сил и от прохладных отношений с другими нефтедобывающими странами. Чтобы склонить ситуацию в свою пользу, Путин намеренно дестабилизирует ключевые регионы, дабы обеспечить искусственное увеличение нефтяных цен и создать долговременный рынок для экспорта российских вооружений и мощностей атомной энергетики.
Похоже, что дестабилизирующие действия России в Сирии, где она продолжает поддерживать президента Асада, а также Ирана, который сосредотачивает свои силы вдоль границы с Израилем, приносят свой результат. Из-за таких действий Ближний Восток превратился в пороховую бочку, а Путин сколачивает альянсы с обеими сторонами конфликта. Он нашел взаимопонимание с Саудовской Аравией по вопросу добычи нефти, он продолжает поддерживать Иран и Турцию, как в военном плане, так и в Организации Объединенных Наций. Но Путин только начинает свои решительные действия в интересах недомогающей российской экономики.
На совместной пресс-конференции с французским президентом Эммануэлем Макроном в конце мая президент Путин прокомментировал попытки ЕС спасти Совместный всеобъемлющий план действий. «Согласен, что можно говорить и по ракетной программе Ирана, и по ситуации в регионе, и по ядерной активности после 2025 года», — сказал он. В то же время, президент Путин заявил, что цена на нефть в 60 долларов за баррель «устраивает Россию».
Российский министр энергетики Александр Новак заявил репортерам на Петербургском международном экономическом форуме, что по его оценкам, в результате выхода Трампа из Совместного всеобъемлющего плана действий добыча нефти в Иране сократится не более чем на 10%, и что общая премия за «геополитический риск» составит 5-7 долларов за баррель. Основываясь на такой оптимистической точке зрения, министры нефти России и Саудовской Аравии провели встречу и обсудили вопрос об отказе от сокращения добычи, которое было введено в 2017 году. Согласно имеющейся информации, они говорили об увеличении добычи на один миллион баррелей в день.
Стремление России увеличить добычу, которая приведет к снижению цен, может показаться парадоксальным и противоречащим здравому смыслу. Но в свете последних геополитических событий Путин просто реализует очередной этап своего экономического плана. Если верить его словам о целевом показателе в 60 долларов за баррель, то Россия сможет выдержать кратковременные трудности, получив в итоге долгосрочные выгоды.
В марте и апреле этого года Россия ежедневно добывала 10,97 миллиона баррелей. Это лишь на 277 тысяч баррелей меньше ее рекордного показателя за 30 лет. (Он был достигнут в октябре 2016 года, когда марка «Брент» стоила 50 долларов за баррель.) Увеличение добычи в этом году идет на пользу России, если совокупить это с новыми американскими санкциями против Ирана, продолжающейся войной и волнениями в Сирии и снижением нефтедобычи в Венесуэле. На самом деле, все это вполне может удвоить российские нефтяные доходы по сравнению с 2016 годом.
В результате хитроумных манипуляций Путина на Ближнем Востоке Россия может больше всех прочих выиграть от жесткого подхода США к Ирану. Сейчас перед Америкой встает дилемма: как наказать Иран за его дестабилизирующие действия и сдержать его, и в то же время не дать России получить экономические выгоды от этой дестабилизации.
Что касается Совместного всеобъемлющего плана действий, то цель Ирана заключается в том, чтобы избежать обширных международных санкций и вбить клин между Соединенными Штатами и их европейскими союзниками. Россия поддерживает вторую цель, потому что это обеспечивает дестабилизацию на Ближнем Востоке и усиливает взаимное недоверие между партнерами по американской коалиции.
Россия и Иран связаны неразрывными нитями. Россия представляет самую серьезную угрозу для коллективной безопасности в Европе. Европейским лидерам достаточно взглянуть на аннексию Крыма, на атаку с применением нервно-паралитического отравляющего вещества в Солсбери и на информационные операции в социальных сетях в США, дабы понять, что Россия все более нагло и откровенно попирает нормы международного права. Без сплоченной коалиции, оказывающей экономическое и дипломатическое давление на Иран, США не добьются своего, а Россия будет и дальше дерзко и нагло угрожать Европе и всему миру.
России нужна дестабилизация на Ближнем Востоке. Единый фронт в составе США и ЕС является ключом к успеху в Иране — и в противодействии России. Безусловно, Соединенные Штаты могут выкрутить руки своим европейским партнерам, введя дополнительные санкции против компаний, занимающихся бизнесом в Иране. Но такое поведение приведет к еще большему расколу между США и ЕС, и будет содействовать геополитическим интересам России и Ирана.
С учетом того уязвимого экономического и политического положения, в котором в настоящее время оказался иранский режим, единая кампания давления на Иран поможет ослабить региональное влияние России и вынудит Тегеран сесть за стол переговоров. Аналогичное региональное и международное экономическое давление на Северную Корею привело к беспрецедентному саммиту, на котором президент Трамп и Ким Чен Ын пообещали мирно урегулировать конфликт, который, как казалось, неуклонно идет к ядерной войне. Встреча с Кимом была бы невозможна, если бы не китайская и европейская поддержка американских санкций. Точно так же, без европейского участия в единых экономических санкциях, призванных наказать Иран за его преступные действия, мирный исход на Ближнем Востоке будет невозможен, а Россия будет и дальше беспрепятственно расширять свое влияние.
Майкл Маклафлин — офицер военно-морской разведки, служащий в Кибернетическом командовании США. Он неоднократно бывал в служебных командировках на Дальнем Востоке, на Ближнем Востоке и в Европе.
Изложенные в статье взгляды принадлежат автору и могут не отражать официальную позицию и точку зрения Министерства обороны, Кибернетического командования и прочих ведомств американского правительства.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

493

Похожие новости
16 июля 2018, 20:00
16 июля 2018, 17:10
16 июля 2018, 00:40
16 июля 2018, 12:30
17 июля 2018, 01:30
16 июля 2018, 17:10

Новости партнеров

Актуальные новости
16 июля 2018, 14:30
16 июля 2018, 22:40
17 июля 2018, 01:30
16 июля 2018, 14:30
16 июля 2018, 00:40
16 июля 2018, 17:10

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
12 июля 2018, 14:10
12 июля 2018, 08:40
10 июля 2018, 18:10
15 июля 2018, 02:40
10 июля 2018, 13:40
16 июля 2018, 09:10
13 июля 2018, 20:30