Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Израиль и Россия связаны слишком крепко (Al Araby Al-Jadeed)

В последнее время мы наблюдаем развитие российско-израильских отношений, а также политическую и военную координацию на сирийской арене, что подтверждается частыми визитами премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в Россию (которые российские СМИ называют «интенсивными»), визитом президента России и высокопоставленных чиновников в Израиль, а также общим взаимопониманием между двумя сторонами. В связи с этим возникают вопросы относительно характера и потенциального уровня их отношений — являются ли они долгосрочным стратегическим или взаимовыгодным, но временным и уязвимым сотрудничеством?
Российско-израильские отношения не всегда были тесными и прочными. Так, в прошлом Израиль уже действовал против российских интересов по грузинскому досье, когда оказал помощь в подготовке грузинских военных и предоставил им оружие и боеприпасы во время российско-грузинского конфликта в 2008 году. Москва угрожала Израилю, что в случае продолжения поставок оружия Грузии она в ответ предоставит наступательное вооружение врагам Тель-Авива. В результате тогдашний премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт выполнил российское требование и посетил Москву, чтобы уладить двусторонние разногласия.
Когда в Израиле в 2009 году сформировалось правое правительство во главе с Биньямином Нетаньяху, стороны перешли к сотрудничеству и координации, которые усилились после начала «арабской весны» в 2011 году. Причиной стало совпадение их взглядов на арабское народное движение и будущее региона в случае победы революций. Взаимодействие стало более интенсивным после прямого военного вмешательства России в сирийский конфликт в сентябре 2015 года. Об этом свидетельствует количество встреч Путина и Нетаньяху — за тот год лидеры двух стран встретились 11 раз.
Стороны согласовали политические и военные механизмы действий на высоком уровне — между лидерами государств, министерствами обороны и главами разведывательных служб. Цель — избежать непреднамеренных столкновений.
Обе страны имели опасения относительно народных движений, и больше всего это касалось усиления умеренного и радикального исламизма, который, как опасалась Москва, может перекинуться на центральноазиатские республики. Это предоставило бы Западу возможность действовать в крайне значимом для российской безопасности регионе. Что касается Израиля, то он боялся революционных изменений на своих границах и действий враждебных режимов против своей региональной политики. По этим причинам стороны договорились выступать против демократических преобразований в регионе и работать над созданием благоприятных региональных условий посредством сотрудничества и координации.
Россия хочет получить сирийский пирог в полном объеме и видит в Иране конкурента, но в то же время не хочет полностью покончить с его влиянием, так как использует иранские отряды для уравновешивания сил противников. Кроме того, Москва использует вопрос о снижении роли Ирана и вывода его войск из Сирии в качестве инструмента давления в ходе переговоров с Соединенными Штатами, арабскими странами, а также самим Израилем. В обмен на это она может получить ряд дивидендов, например, в сфере энергетического и торгового сотрудничества. Пока Израиль стремился сдерживать иранское влияние, прежде чем заставить Иран вывести свои военные подразделения из Сирии. Москва дала согласие в отношении ударов Израиля по иранским объектам, в том числе расположенным в глубине сирийской территории. Также в ответ на призыв Нетаньяху вывести все иностранные силы из Сирии Россия согласилась сформировать рабочую группу по данному вопросу.
С одной стороны, она защищала легитимность иранского присутствия в Сирии, а с другой, призывала Иран отвести свои отряды от границ оккупированных сирийских Голан. Заявление президента США Дональда Трампа о выводе американских войск из Сирии явилось дополнительным стимулом для Израиля, чтобы укрепить свои отношения с Россией.
Тель-Авив начал понимать, что нуждается в согласии со стороны России в условиях необходимости сдерживания своих противников и защиты интересов на сирийской территории, включая противостояние иранской угрозе и вывод сил Ирана из Сирии.
Политические подходы и осознание важности взаимодействия для обеспечения своих интересов сыграли центральную роль в политическом сближении и военном сотрудничестве России и Израиля в этом важном регионе и в такой крайне сложной обстановке. Политика российского президента Владимира Путина и премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху основана на принципах реализма, а не идеологии. Как следствие, она свободна от страхов, которые возникают, когда во главу угла ставят защиту тех или иных ценностей.
Как пишут исследователи Лидия Авербух и Маргарет Кляйн в своей статье «Российско-израильские отношения в условиях сирийского конфликта» (Russia-Israel Relationship Transformed by Syria Conflict), безопасность и влияние являются главными приоритетами политики двух лидеров. Эта работа была опубликована Немецким институтом международных отношений в сентябре 2018 года.
Прагматичная политика, определяемая национальными интересами страны, помогла Путину увидеть в сотрудничестве с Израилем стратегическую возможность. Если говорить об отношениях с Западом, то это способствовало выходу России из международной изоляции и улучшению имиджа государства на мировой арене. С точки зрения технологического развития, это компенсировало отсутствие передовых технологий из-за западных санкций, введенных в отношении России после нападения на Грузию в 2008 году и расширенных после ее операции на Украине и аннексии Крыма в 2014 году. Так, были заключены соглашения между израильскими компаниями и российскими научно-исследовательскими институтами, такими как «Роснано» (2012) и инновационный центр «Сколково» (2016). Москва купила также у Израиля 12 беспилотников, и ее пилоты прошли подготовку у израильских военных.
Таким образом для Москвы была очевидна необходимость избегать провокации самого сильного государства на Ближнем Востоке, поскольку если игнорировать интересы Израиля, последний может значительно осложнить военную ситуацию и изменить баланс сил не в пользу России. Тем самым он способен нивелировать ее политические и военные успехи на сирийской территории.
Кроме того, благодаря Путину Нетаньяху рассматривает сотрудничество с Россией как гарантию достижения израильских целей в Сирии: предотвращения передачи стратегического оружия «Хезболле» и длительного иранского присутствия в Сирии, а также недопущения приближения войны к границам Израиля. Как следствие, он согласует действия с российской политикой в Сирии и мире таким образом, чтобы это отвечало его политическим интересам и соображениям безопасности. В частности, Тель-Авив объявил о своем нейтралитете в сирийском конфликте. Он не хочет быть партнером в процессе формирования будущего Сирии, его цель — противостоять иранскому присутствию, а не свергнуть режим.
Израиль закрывает глаза на преступления, совершенные Россией в Сирии, — убийства мирных жителей, нападения на медицинские, образовательные учреждения и многолюдные рынки, в ходе которых она использовала бомбы, запрещённые на международном уровне. Кроме того, он выражает понимание относительно интересов России в странах бывшего Советского Союза, не ограничиваясь отказом участвовать в санкциях, введенных Соединенными Штатами и Европейским союзом против России после аннексии Крыма и дестабилизации в украинском Донбассе. Так, известно об израильских инвестициях в экономику Крыма.
Россия, стремясь укрепить свои политические и военные позиции в мире и на Ближнем Востоке в сотрудничестве с Израилем, нашла возможность разрушить западную блокаду и влиять на эти страны. Тем самым она заставила их принять ее роль в регионе, отказаться от изоляции России и нести ответственность за последствия своей политики. Более того, западные игроки были вынуждены поддержать Москву в ее стремлении создать новую политическую систему в Сирии.
Со своей стороны, сотрудничество и координация с Россией позволили Израилю продемонстрировать себя в качестве стабильного и заслуживающего доверия государства в регионе, а также влиятельного политического игрока, от которого зависит баланс сил на Ближнем Востоке. Это сближение было обусловлено наличием общественного культурного фундамента — долей русскоязычного населения в израильском обществе (15%).
Однако, несмотря на глубину взаимопонимания и сотрудничества между двумя странами, российско-израильские отношения не достигли уровня стратегического альянса в свете двух фундаментальных фактов. Во-первых, приоритетом Израиля являются союзнические отношения с Западом, в частности с Соединенными Штатами. В случае политического противостояния между Россией и Западом Израиль ни минуты не будет сомневаться и встанет на сторону последнего. Во-вторых, Россия рассматривает отношения с Израилем в качестве необходимой переменной в уравнении, лежащем в основе ее ближневосточной политики, и не может ограничить отношения с каким-либо игроком в этом важном и опасном регионе.
Таким образом, российско-израильские отношения имеют прочный, но не стратегический характер.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
592

Похожие новости
22 июля 2019, 16:20
23 июля 2019, 16:40
23 июля 2019, 15:50
22 июля 2019, 12:50
23 июля 2019, 02:20
22 июля 2019, 12:50

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
23 июля 2019, 15:50
23 июля 2019, 13:10
22 июля 2019, 21:00
22 июля 2019, 15:40
22 июля 2019, 15:40
22 июля 2019, 07:30

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ
Загрузка...

Популярные новости
17 июля 2019, 19:30
21 июля 2019, 12:40
22 июля 2019, 02:40
22 июля 2019, 19:00
19 июля 2019, 01:10
18 июля 2019, 14:20
19 июля 2019, 20:10