Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Игра в «миссию ООН»

Пытаясь оседлать украинское предложение относительно размещения миротворческой миссии ООН на оккупированной части украинского Донбасса, о которой президент Петр Порошенко говорит уже больше двух лет, президент России Путин в телефонном разговоре с канцлером Германии Меркель вроде бы с барского плеча согласился изменить свою позицию. Если раньше он заявлял, что миротворческая миссия ООН должна располагаться только на линии столкновения сторон, то в настоящее время, по сообщению спикера правительства Германии Штеффена Зайберта, он согласен на то, чтобы эта миссия защищала наблюдателей ОБСЕ везде, где они действуют согласно Минским договоренностям. С учетом позиции Меркель, Путин даже выразил готовность дополнить предлагаемые в российском проекте резолюции Совета безопасности ООН функции этой миссии
А вот о еще одном противоречивом моменте российского предложения — необходимости согласования миссии с бандитами и террористами на Донбассе, как этого хочет Москва, — в сообщениях не упомянуто.
То есть, наблюдаем классический прием, который Кремль продолжает использовать на всем пространстве бывшего Советского Союза, — сначала создать проблему, а затем вроде бы помогать ее решить. Это первое. А второе — конкретно в данном случае видим, что россияне долго не хотели, а затем вдруг согласились на миссию ООН на Украине, и сразу выставили такие требования, которые априори не устроят Киев, чтобы потом иметь возможность торговаться и вроде бы идти на уступки. Собственно, это в некоторой степени и состоялось в разговоре Путина с Меркель.
Позиция Украины в этом вопросе с самого начала была четкой: любая миротворческая миссия под эгидой ООН, или ЕС, или ОБСЕ должна располагаться на всей оккупированной территории, и, в частности, на неподконтрольном в настоящее время Киеву участке украинско-российской границы, и в такой миссии не может принимать участие Россия как государство-агрессор. Кроме того, в Киеве заявили, что не намереваются обсуждать этот вопрос с боевиками, которые не являются стороной конфликта, потому что действуют по указаниям России — которая и является стороной российско-украинского конфликта, хотя пытается представить свою агрессию как «внутриукраинский конфликт». Также критику вызывало требование России ограничить мандат миссии ООН только охраной невооруженной миссии ОБСЕ.
Минус в том, что украинская власть продолжает игнорировать шаги на опережение, потому что говорили о миссии ООН два года, а в результате проект резолюции в Совет безопасности ООН внес Кремль. На своих условиях. И опять придется отвечать. Постоянный представитель Украины в ООН Владимир Ельченко сообщил, что Украина разработала свой проект резолюции Совета безопасности о введении миротворческой миссии на Донбасс, в котором отмечено, что участие в миссии представителей России невозможно, а сами миротворцы должны размещаться на украинско-российской границе. Но он допустил, что Украина может принять участие и в обсуждении российского проекта как основы для внесения желаемых для Украины и ее союзников изменений.
По мнению журналиста Юрия Бутусова, Меркель заставила российского президента Владимира Путина начать полный «слив» проекта «Новороссия». У себя в ФБ он пишет: «Да, это решительное изменение позиции Германии в поддержку Украины! Размещение миротворцев для охраны сотрудников ОБСЕ означает, что теперь миссия ОБСЕ будет усилена военным контингентом из Европы, то есть из стран НАТО, а также, что с вооруженной охраной миссия ОБСЕ начнет работать также и ночью. Но самое важное — миссия будет действовать не только на фронте, но и на границе с РФ, контролируя, таким образом, перебрасывание вооружений. Это радикальное изменение ситуации на Донбассе открывает для Украины новые широкие возможности».

На самом ли деле это так? И что значит игра Путина?

«Хитрость заявлений Путина заключается в том, что он сразу очертил функции миротворческих сил»

Дмитрий Тимчук
, народный депутат, «Народный фронт»:
— Хитрость заявлений Путина заключается в том, что он сразу очертил функции миротворческих сил. Существует несколько видов миротворческих операций — разведение сторон, принуждение к миру и другое. То виденье миротворческой миссии ООН на Донбассе, которое озвучил Путин, это всего только охрана наблюдателей ОБСЕ. При таких условиях говорить о том, что эта миссия может как-то повлиять на деэскалацию конфликта, можно с большим сомнением. Фактически наблюдатели ОБСЕ будут выполнять те же функции, какие они выполняли до того, но у них будет больше гарантий безопасности. Если раньше им могли угрожать оружием, то теперь этого не будет. Но, при этом, понятно, что если, допустим, будут передвигаться наблюдатели ОБСЕ в сопровождении ООНовцев и боевики не захотят пускать их на какую-то территорию, то вряд ли мандат ООН будет предусматривать применение силы к боевикам. Тем более эти охранники под видом голубых касок вряд ли будут иметь тяжелое вооружение. Также сомневаюсь, что без такого вооружения они что-то смогут сделать с боевиками, у которых танки, тяжелая бронированная техника, артиллерия и все такое. По сути, такая миссия ничего не изменит, кроме того, что как-то повысится эффективность миссии ОБСЕ. Но это не является ключом решения конфликта.
Существуют и другие риски. Введение такой миссии на Донбасс может стать поводом для начала снятия с России санкций. Россия скажет, что она выполняет требования мирового сообщества и идет навстречу пожеланиям украинской стороны, а следовательно, есть повод для снятия санкций. Германия уже демонстрирует свою давнюю мечту отменить эти санкции против РФ. Иногда кажется, что Меркель и МИД Германии живут в параллельных политических мирах. Меркель играет на собственный имидж для того, чтобы ее не заподозрили в симпатиях к российской стороне. Напомню, об акции еще в 2014 году, когда ее называли фрау Риббентроп. Считаю, что она в данный момент хочет изменить такое отношение к себе перед выборами. Ее же противники, напротив, играют на том, что хотелось бы слышать тем немцам, которые понесли определенные убытки в результате отсутствия торговли с РФ.
Можно вспомнить, что Украина также предлагала введение миротворческой миссии ООН на Донбасс для урегулирования конфликта. Россия была против этого. Но тогда непонятным был формат этой миссии. И здесь Путин сделал ход конем и перехватил инициативу у Киева, навязывая свой формат. В конечном итоге для Путина этот формат должен предусматривать попытку РФ вроде бы разрешить конфликт, а с другой — по сути ничего не изменит. Так что это все выглядит как многоходовка Путина и, насколько я понимаю, Киев не готов к ней.
При этом если российская сторона будет придерживаться ряда первых пунктов Минских соглашений, кроме отведения сил и средств, состоится еще и полное прекращение огня, то Киеву тогда придется со своей стороны выполнять политическую часть соглашений. Для нас является определенным спасением в том, что боевики не выполняют эти первые пункты, и, соответственно, нет условий для того, чтобы перейти к политической части, в том числе, выборам на оккупированной территории. Если прекращение огня состоится, то Киеву придется объяснять, почему мы не выполняем политическую часть соглашений.

«Украине нужно брать инициативу на себя»

Константин Грищенко
, бывший министр иностранных дел:
— Заявление Путина относительно миротворческой миссии ООН на Донбассе является общим, потому важно разобраться в деталях. Местом, где можно разбираться в этом, является Совет безопасности ООН, поскольку там есть проект резолюции РФ и украинская инициатива. В ходе консультаций нужно выяснить, на что конкретно готова пойти Россия по сравнению с тем, что она в свою инициативу внесла первично. Дьявол, как известно, кроется в деталях. Поэтому давать оценку ситуации исходя из общеполитических заявлений трудно.
Введение миротворцев было бы эффективным, если бы вместе с тем прорабатывался вопрос и введение определенной структуры, которая была бы ответственна на месте за соблюдение соответствующего мандата. Этот мандат тоже нужно сформулировать в рамках Минских договоренностей, потому что другой правовой основы нет.
Украинцам нужно брать инициативу на себя в рамках Совета безопасности ООН, где мы сегодня присутствуем, проводить активные консультации с тем, чтобы определить, на что именно готова идти российская сторона. Тогда и будет понятно, то ли это просто политическая декларация из уст Путина, или действительно шаг навстречу тем, кто заинтересован в реальном решении проблемы установления надежного мира на востоке Украины. Подчеркиваю, нужно разобраться, в чем сущность и в чем детали того, каким образом предлагается реализовать эту инициативу. Это достаточно сложный дипломатический процесс. По крайней мере, не нужно терять возможности выяснить то, насколько далеко готова идти Россия в своих уступках. Для этого у нас есть по меньшей мере три союзника в том же Совете безопасности ООН — Франция, Великобритания, США. Эти страны однозначно заинтересованы в территориальной целостности Украины и в скорейшем прекращении огня.
У любой миротворческой миссии есть свой мандат. В этом мандате учитываются и прецеденты, и наработанная практика, но вместе с тем предлагаются вещи, которые действительно уникальны для конкретной ситуации. В нашем случае таких моментов достаточно много, но их вполне можно учесть.
Голос из Facebook

«Опять с помощью „наших немецких партнеров" Путин переигрывает нас на нашем же поле»

Сергей Гармаш
, редактор сайта «ОстроВ»:
— Все СМИ дали новость, что Путин согласился на миротворцев на Донбассе не только на линии разграничения, но и на всей оккупированной территории, даже на границе. При этом забывают о таком важном моменте: Путин видит цель миротворцев в охране миссии ОБСЕ. И только! То есть, если наблюдатели будут на границе, то там будут и миротворцы, не будут — не будет и миротворцев. А сколько людей в миссии ОБСЕ, границу закроют?— Около 700. На 400 км границы. И то они всего лишь наблюдатели и мониторят не только границу, а всю территорию! Так что нам дают такие миротворцы? Допустим, огонь на линии разграничения прекратится (и то я в этом сомневаюсь, потому что это не цель миротворцев, их цель, напоминаю — охрана наблюдателей ОБСЕ), а дальше что, — «республики» продолжают «мирное» строительство? Что получает Украина от такой консервации конфликта? Она возвращает свой контроль над Донбассом? Переселенцы могут вернуться в свои дома? Россия уходит из оккупированной ею территории?— Нет! Ничего из этого не произойдет. Просто наблюдателям станет не так страшно ездить по дорогам Донбасса и общаться с раздраженными и истощенными войной людьми. И все! Много слов — и ничего! То есть Путин якобы идет на уступки Киеву, соглашается с его инициативой о миротворцах, но якобы. В глазах всего мира он проявляет добрую волю, а в действительности всего лишь соглашается на сохранение статус-кво. Это выгодно ему, но невыгодно нам. То есть опять с помощью «наших» немецких «партнеров» Путин переигрывает нас на нашем же поле.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

545

Похожие новости
22 ноября 2017, 17:00
22 ноября 2017, 22:10
21 ноября 2017, 08:40
21 ноября 2017, 11:50
22 ноября 2017, 19:40
21 ноября 2017, 11:50

Новости партнеров

Актуальные новости
21 ноября 2017, 11:50
22 ноября 2017, 09:00
22 ноября 2017, 09:00
22 ноября 2017, 22:10
22 ноября 2017, 17:00
21 ноября 2017, 17:10

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
18 ноября 2017, 12:10
17 ноября 2017, 23:40
17 ноября 2017, 16:10
17 ноября 2017, 07:10
20 ноября 2017, 21:00
20 ноября 2017, 15:40
16 ноября 2017, 13:40