Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Helsingin Sanomat: цинизм — лучший способ взаимодействия с Россией

Россия — загадка, окутанная тайной. Россию нельзя понять.
Это глупости, говорит исследователь Кир Джайлз (Keir Giles). В своей новой книге «Москва правит» (Moscow Rules, 2018) он борется со стереотипами о понятности/непонятности России.
Россия — обычное государство, и, по мнению Джайлза, довольно логичное. Его действия можно предугадать. Единственное требование заключается в том, что действия России нужно толковать с ее позиции — именно это на Западе делать не могут.
Практически всегда причина кроется в чрезмерном оптимизме. В отношениях с Россией это обычно приводит к заблуждениям. Начиная с 1990-х годов все считали, что Россия превращается в либеральную западную демократию.
«Сейчас мы знаем, что основные принципы России никогда не изменятся», — говорит Джайлз.
Что же это за основные принципы? Имперское мышление?
«В целом да. Оно никогда не исчезало в России».
По словам Джайлза, Россия застряла в 1914 году, то есть в периоде до Первой мировой войны. Тогда она решала мировые вопросы. Современная Россия считает, что имеет на это право и сегодня.
Западу это тяжело понять. Бывшие империи Запада прошли через боль потерь, смирились со своей долей и продолжили жить.
Россия не смирилась. Когда в 1917 году царская Россия рухнула, Советский Союз создал на ее месте еще более масштабную империю.
В конце концов, в 1991 году распался Советский Союз. «Но даже тогда Россия еще не прошла через травму, которая заставила бы ее превратиться из империи в нормальное государство. Как произошло в Великобритании, Франции и Португалии», — говорит Джайлз.
Россия продолжает сохранять имперский образ мыслей, ведя маленькие, но победоносные войны, говорит Джайлз. За последнее десятилетие их было много: в Чечне, Грузии, на Украине, а теперь и в Сирии.
Захват Крыма, попытка убийства шпионов… В последние годы часто говорят о возвращении холодной войны. Правильно ли проводить такое сравнение?
«Холодная война — в чем-то допустимое, но опасное сравнение», — говорит Джайлз.
Явных признаков ведения холодной войны Россией, по его мнению, по меньшей мере два: Россия создает из Запада идеологического противника и ограничивает доступ граждан к информации.
«Однако мы находимся в куда более запутанной ситуации, чем в последние годы холодной войны», — говорит Джайлз.
В разговорах о холодной войне обычно проводят параллель с ее конечным этапом с 1960-х по 1980-е годы. Тогда линии фронта и образ действий уже были сформированы, и напряжение начало ослабевать.
До этого был опасный период. На Кубе и в Берлине мир был на пороге ядерной войны. Если нынешние отношения Запада и России сравнивать с холодной войной, то сейчас мы скорее проживаем начальные годы, а не конечные.
«Было пролито много крови, прежде чем определились границы действий», — говорит Джайлз. Похожая демаркация сейчас происходит, к примеру, в Сирии.
Трактовка Джайлзом Русской идеи полна цинизма и кажется финнам очень знакомой: главная мысль книги очень напоминает подход Паасикиви.
У финнов есть поговорки про русских, самая корректная из которых, пожалуй, звучит как «казак берет все, что плохо лежит». Всегда ли финны правильно воспринимали Россию?
«В действиях с Россией надо быть циничным, и циничное мышление помогает понять Россию лучше», — говорит