Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Habertürk: на смену исламским джихадистам придут «биотеррористы»

Напряженность между США и Китаем, обостряющаяся на фоне пандемии covid-19, словно дамоклов меч шатается над затылком мировых финансовых рынков. Китай обеспокоен риском военной напряженности, при этом одни стали называть складывающуюся ситуацию «холодной войной 2.0», другие — «финансовой ядерной напряженностью». Позиция, которую займут Россия и Турция, может изменить балансы…
О том, что мир находится на грани новой холодной войны, говорится и пишется много лет, но это понимание, сформировавшееся на почве напряженности между США и Россией. Однако теперь представление о второй версии холодной войны в предстоящий период основывается на напряженности между США и Китаем. Два крупных конкурента в мировой торговле на самом деле также подпитывают экономические системы друг друга.
Но, когда неуклонный рост китайской экономики, а также аппетит Китая к американским облигациям обернулись их покупкой в больших количествах, владелец мировой резервной валюты занервничал. Начались бесконечные торговые, кибер-, технологические войны.
Сегодня, несмотря на протекционистские меры президента США Дональда Трампа, Китай является крупнейшим держателем казначейских облигаций США на общую сумму около 1,2 триллиона долларов.
Теперь напряженность приобрела новое измерение. Противостояние идет на почве пандемии covid-19, то есть коронавируса. Президент США Дональд Трамп назвал коронавирус «китайским вирусом», а госсекретарь США Майк Помпео (Mike Pompeo) — «уханьским».
В то время как американские официальные лица утверждают, что covid-19 — искусственно созданный вирус, распространившийся из лаборатории, китайские власти говорят, что вирус завезли в страну пара американских военных, прибывших на соревнования по велоспорту.
О дальнейшей судьбе вируса пока нет никаких научно доказанных данных или заключений, но напряженность высока. Блок западных стран, с одной стороны, обвиняет Китай в непрозрачности в отношении глобальной эпидемии, которая все сильнее неистовствует, с другой — напирает на Всемирную организацию здравоохранения за то, что она не проявляет достаточной жесткости.
Сокрытие Китаем трагических данных об эпидемии — ситуация, которая действительно ввергает мир в трудное положение. Итак, в период, когда обстановка в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях накаляется, в какую гавань страны мира направляют свои корабли?
Запад — на стороне США
Хотя в минувшем марте страны G7 подписали совместное коммюнике, в котором отказались поддержать предложенное Помпео выражение «уханьский вирус», за прошедшее с тех пор время их позиция изменилась.
Некоторые западные лидеры рассматривают Китайскую Народную Республику в качестве источника новой инфекции. Президент Франции Эммануэль Макрон, канцлер Германии Ангела Меркель открыто обвинили Китай в непрозрачности. Австралия, Великобритания тоже присоединились к этому каравану.
А президент США Трамп готовится к ожесточенной избирательной кампании. Его президентский срок полон значительных скандалов. Связи с Россией, кредиты, полученные от китайских банков в 2012 году для бизнеса в сфере недвижимости, и многое другое.
Кроме того, сенаторы, которые были инициаторами санкций против Москвы в Вашингтоне и продолжают лоббистскую деятельность в этом направлении, подготовили проект о начале международного расследования в отношении Китая и подаче иска с требованием компенсации. Утверждается, что Америка может рассматривать в качестве такой компенсации списание своего долга перед Китаем.
С другой стороны, в Европе тоже обсуждается компенсация. Не на уровне политиков, а среди теоретиков. Однако называемые суммы поистине поражают. По данным британских СМИ, Пекину, возможно, придется выплатить ЕС компенсацию в размере более трех триллионов долларов.
Как же реагирует Китай? Естественно, отрицает эти претензии. Представители министерства иностранных дел Китая заявляют, что нет никаких доказательств искусственного происхождения вируса. Всемирная организация здравоохранения по-прежнему поддерживает Китай в этом вопросе.
На фоне продолжающихся взаимных обвинений Китай отвечает США залпом: «Эпидемия гриппа H1N1 и СПИД (ВИЧ), впервые возникшие в США, унесли гораздо больше жизней, чем коронавирус».
Трамп откажется платить 1,1 триллиона долларов?
Конечно, наши финансовые эксперты обсуждают ответ на вопрос о том, может ли Трамп, который перед выборами должен забить гол Китаю, отказаться выплачивать долг в размере 1,1 триллиона долларов. При этом в аналитической статье, опубликованной «Рейтер» два дня назад, этому вопросу была дана четкая оценка. Отмечается, что отказ Трампа от выплаты долга создаст хаос на рынках казначейских облигаций в размере 18 триллионов долларов, кроме того, объявление дефолта правительством технически запрещено конституцией.
Однако утверждается, что при желании может быть создан «синтетический дефолт», который коснется определенных держателей долговых обязательств. Законы США дают главнокомандующему полномочия «замораживать финансовые активы стран, представляющих чрезвычайную угрозу, блокировать перевод кредитов и выплаты». Для этого США будет достаточно создать новую парадигму безопасности / угроз и обновить свои институты. Вчера все были исламскими террористами, а завтра могут стать «биотеррористами».
Пространство для маневра у Китая
Опять же согласно мировым СМИ, в администрации китайского лидера Си Цзиньпина существуют опасения о том, что группы, близкие к США, бросят вызов власти Коммунистической партии. Информагентство «Рейтер» пишет, что внутренние исследовательские отчеты, подготовленные министерством государственной безопасности КНР, показывают, что Китай может столкнуться с США в военном отношении.
После возникновения глобальной эпидемии американский популистский национализм взял на прицел китайцев. Но это в той или иной мере ощутили на себе все азиаты.
С другой стороны, ситуацию с продемократическими протестами, начавшимися в июне 2019 года в Гонконге против законопроекта об экстрадиции в Китай лиц, находящихся в розыске, и последовавшей за ними напряженностью Пекин пока так и не смог взять под контроль.
Что это значит для нас?
В ходе этих событий ни Россия, ни Турция не выбрали лагерь. Правда, Россию эпидемия еще только начала сотрясать, и как будут развиваться события, мы не знаем. Однако силам, которые оказываются между двумя полюсами словно меж двух огней и сталкиваются с выбором, как правило бывает трудно оставаться незатронутыми этим притяжением.
Тот этап, к которому Турция подошла в своей экономической и внешней политике, требует от нее не столько выбрать лагерь, сколько ухватить возможности. В рамках парадигмы безопасности мы находимся под зонтом НАТО, но от проекта «Один пояс — один путь», который возродит исторический Шелковый путь и обеспечит поступление товаров с востока на запад за очень короткое время, Турция не может отказаться.
Президент Эрдоган в каждом своем выступлении отмечает, что новая нормальность будет сильно отличаться. Это касается всего мира. И в условиях этой новой нормальности Турция и Россия в силу политической позиции, которую они займут, станут якорем нового порядка. Путь к этому лежит не через поддержку той или иной стороны, а через способность запустить челнок дипломатии между сторонами.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
336

Похожие новости
26 мая 2020, 02:10
25 мая 2020, 12:50
26 мая 2020, 02:10
25 мая 2020, 20:30
26 мая 2020, 02:10
25 мая 2020, 19:10

Новости партнеров

Актуальные новости
25 мая 2020, 11:30
25 мая 2020, 12:50
25 мая 2020, 16:40
25 мая 2020, 16:40
25 мая 2020, 11:00
26 мая 2020, 04:10

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
21 мая 2020, 14:30
24 мая 2020, 17:50
20 мая 2020, 17:00
23 мая 2020, 02:00
23 мая 2020, 00:40
23 мая 2020, 17:10
20 мая 2020, 17:30