Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Генеральские игры в премьер-министров

Наваз Шариф — хрестоматийная кошка с девятью жизнями. Но третий, самый длинный, и, наконец, последний срок на посту премьер-министра подошел к концу, когда Верховный суд лишил его возможности занимать государственные должности. И хотя атмосферу омрачал «Панамагейт» и документы, в котором фигурировали счета оффшорных компаний, предположительно принадлежавших членам семьи Шарифа, решение суда касалось гораздо более пустого обвинения в сокрытии информации о потенциальном доходе от некоей фирмы в Дубаи. Способен ли Шариф вернуться еще раз? Подобное развитие событий обеспокоило экспертов всего мира, следящих за становлением пакистанской демократии, ведь такая вероятность номинально сохраняется.
Были ли судебный приговор лишь прикрытием для действий армии? Это вполне реально для Пакистана, где судебная власть неоднократно обращалась к «доктрине о необходимости», легитимируя все перевороты, осуществляемые генералами. Объединенная следственная группа по делу Шарифа включала в себя членов военной разведки (MI) и межведомственной разведки (ISI). Однако использование судебной власти для выведения из игры демократически избранных премьер-министров, не такой уж и старый прием. В прошлый рай раз Юсеф Раза Гилани был отправлен в отставку Верховным Судом в 2012 году по обвинению в неуважении к суду. Премьер-министров снимали и раньше — фактически ни один из них не завершил своего срока — но это делалось через аппарат Президента. Армия же была неизменным фактором.
Этот случай едва ли был связан с коррупцией: это было понятно с самого начала. Один из судей во время слушания съязвил, сравнив семью Шарифа с мафией из «Крестного отца» Марио Пьюзо. В конце концов, обвинение Шарифу было предъявлено по закону, принятому во время правления генерала Зии уль-Хака. В случае с Гилани поводом также послужила коррупция, но тогда процесс пошел обходным путем. Гилани был обвинен в отказе исполнять постановление суда по поводу дела о коррупции в отношении президента Асифа Али Зардари.
Обвинения в коррупции и покупке недвижимости в Великобритании легли в основу обвинения премьер-министра Беназир Бхутто со стороны президента Фарука Легари в 1996 году. Верховный Суд, как по команде, поддержал решение об отставке. Это не значит, что пакистанские политики кристально чисты. Напротив, государственные посты активно используются чиновниками для личной выгоды. И вряд ли кто-то мог поручиться за недостоверность сведений в отношении семей Шарифы или Бхутто-Зардари. Но факт остается фактом: обвинения в коррупции выстраиваются против партии власти, что играет на руку армии. И, как верно отметила исследователь Аиша Сиккика, армию чиновников, извлекающую максимальную выгоду из неконтролируемых денежных потоков, никто никогда не трогает.
Невозможно, чтобы отставка Шарифа состоялась без зеленого сигнала со стороны армии. Впрочем, назвать такое развитие событий «мягким» или «судебным переворотом» было бы преувеличением. Что же касается контроля армии над всеми уровнями власти, то он остается неизменным. В то время как Шариф получил свой мандат в 2013, уже в 2014 армия показала ему его место. Бывший игрок в крикет, пришедший в политику, Имран Хан и религиозный деятель Тахир-уль-Кадри были использованы в качестве провокаторов протестов, с которыми Наваз Шариф не смог справиться без помощи армии, а именно тогдашнего главнокомандующего Рахиля Шарифа. С тех пор армия регулярно по кусочку отбирала полномочия у гражданского правительства, без особых претензий со стороны Наваза Шарифа.
Внешняя политика — не только в отношении Индии и Афганистана — практически полностью контролируется армией. Шарифа заставили отказаться от его намерения предать суду бывшего диктатора Первеза Мушаррафа (президент страны с 2001 по 2008 год, пришедший к власти в результате военного переворота — прим. ред.). Пакистанская армия наложила вето на идею Шарифа решить проблему «Техрик-и-Талибан» (террористическая исламистская организация, действующая на территории Пакистана — прим. ред.) посредством диалога. В рамках операции «Зарб-е-Азб» (военная наступательная операция пакистанской армии против исламистских группировок, начавшаяся 15 июня 2014 года — прим. ред.) армия усилила свое влияние почти во всех провинциях Пакистана. Исключением не стала и родная провинция Шарифа — Пенджаб. Армия смогла создать военные суды для рассмотрения дел, касающихся терроризма. Даже выбор последнего военоначальника, Камара Джаведа Баджва, не был обусловлен амбициями установить контроль над армией, как это было с выбором «Мухаджира» в 1998 году в Мушаррафе.
Вопрос в том: почему же Шариф должен был уйти, если он итак настолько урезан в своих полномочиях? Четкого ответа нет. Возможно, армия, хочет еще больше снизить авторитет премьер-министра. Шехбаз Шариф, младший брат Наваза Шарифа, назначенный им в качестве преемника, не считается амбициозной фигурой, хотя он и не намерен отходить от линии Наваза Шарифа. В случае его дальнейшей отставки это будет снова совместная игра пристрастных судей и армии. В любом случае армия сохраняет способность удерживать или сместить любого нового претендента на власть — будь то Шехбаз Шариф сейчас или Хан позже. Очевидно, что свержение Наваза Шарифа никоим образом не укрепит демократию в Пакистане и не поможет решить проблему коррупции.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

567

Похожие новости
13 декабря 2017, 13:50
12 декабря 2017, 14:00
13 декабря 2017, 19:10
12 декабря 2017, 14:00
13 декабря 2017, 19:10
12 декабря 2017, 11:20

Новости партнеров

Актуальные новости
14 декабря 2017, 00:20
13 декабря 2017, 21:40
14 декабря 2017, 00:20
13 декабря 2017, 11:10
12 декабря 2017, 10:50
13 декабря 2017, 19:10

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
10 декабря 2017, 09:00
07 декабря 2017, 20:40
09 декабря 2017, 11:40
09 декабря 2017, 23:10
08 декабря 2017, 23:30
09 декабря 2017, 14:20
07 декабря 2017, 12:50