Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

FT: угрозы Байдена в адрес Путина все больше похожи на акт отчаяния

Экономические санкции стали тем молотком из американского набора дипломатических инструментов, которым Вашингтон часто заколачивает внешнеполитические гвозди. Их смысл заключается в том, чтобы наказать за вопиющее поведение, не развязывая войну. Но санкции не очень-то помогают менять поведение правонарушителей, а угрозы президента Джо Байдена применить к Владимиру Путину «экономические меры, каких он никогда не видел», вряд ли будут эффективны.
Вторжение на Украину будет встречено «разнообразными действенными мерами с серьезными последствиями, от которых мы в прошлом воздерживались», заявил госсекретарь Энтони Блинкен. Среди них — лишение России возможности конвертировать рубли в западные валюты, изгнание Москвы из системы платежей SWIFT, ограничение закупок государственных облигаций и требование к Германии отказаться от трубопровода «Северный поток — 2», по которому газ из России планируется поставлять напрямую в Европу.
Но против России уже действуют санкции. Когда она в 2014 году аннексировала Крым, США ввели визовые, финансовые и торговые ограничения, заморозили активы, а также запретили оказывать содействие российским нефтяным и газовым компаниям. США внесли российские банки в черные списки, а Visa и Mastercard запретили части из них пользоваться своими платежными системами. Мы не знаем, что случилось бы без введения этих санкций, но они ни в коей мере не помогли разрешить украинский кризис, не уменьшили количество нарушений прав человека в России и не удержали ее от новых кибератак. Несомненно, они снизили на несколько пунктов российский ВВП, однако экономика все равно приспособилась к новым условиям.
Согласно «Обзору санкций», который был подготовлен американским министерством финансов, с 2000 по 2021 год США стали применять санкции чаще на 933 процента. Во время первого президентского срока Барака Обамы США в среднем вводили санкции против 500 физических и юридических лиц ежегодно. При Дональде Трампе эта цифра почти удвоилась. Байден ввел новые санкции против Мьянмы, Никарагуа и России, а на этой неделе внесет в инвестиционный черный список восемь китайских компаний за их причастность к репрессиям против мусульман-уйгуров в Синьцзяне.
Казалось бы, такое рекордное увеличение американских санкций должно свидетельствовать об их высокой эффективности. В 2014 году были опубликованы данные одного исследования, согласно оценкам которого, в половине случаев санкции ведут к уступкам. Наверное, с тех пор этот показатель снизился. После терактов 11 сентября Соединенные Штаты превратили свою финансовую систему в своеобразное оружие, из-за чего финансовым организациям стало труднее осуществлять долларовые операции с подвергаемыми санкциям государствами, компаниями и людьми. Но с появлением и широким распространением цифровых валют и альтернативных платежных систем возникли новые лазейки, позволяющие обходить экономические санкции. А наказанные санкциями юридические и физические лица получили возможность держать свои средства и оперировать ими вне традиционной системы, которая основана на долларе.
Эффективность экономических санкций снизилась и из-за глобализации. Китай превратился в «черного рыцаря», предлагая подвергнутым санкциям организациям переориентировать свои торговые связи и предоставляя им иную помощь. Соединенные Штаты ввели санкции против государственной нефтяной компании Венесуэлы в попытке свергнуть правительство этой страны, но она все равно поставляет нефть в Китай, действуя через российскую государственную компанию «Роснефть». Иран подвергся жестким санкциям, однако Китай по-прежнему покупает иранскую нефть.
Инерционный эффект также делает американские экономические санкции менее эффективными. Руководителям гораздо легче ввести санкции, чем отменить их, так как они боятся показаться слабыми. Введенные по закону, а не по президентскому указу санкции может отменить только конгресс. Это касается, например, санкций против Кубы и России. Но из-за усиления политической поляризации сделать это чрезвычайно тяжело. А раз нет надежного способа отменить санкции, у наказанного государства отсутствует стимул менять свое поведение и вступать в переговоры.
Но если экономические санкции не являются панацеей и верным средством, то почему США продолжают их использовать? Профессор международной политики из Университета Тафтса Дэн Дрезнер (Dan Drezner) предлагает свое объяснение. Он утверждает, что санкции являются свидетельством упадка Америки (ее враги уже не так боятся Вашингтона, а в распоряжении у американского руководства все меньше инструментов давления) и катализатором этого упадка. Санкции вызывают враждебную реакцию у противников США, раздражают союзников, ложатся тяжким бременем на ни в чем не повинных людей и вынуждают наказанных искать альтернативы американской финансовой системе, из-за чего ослабевает превосходство доллара.
Украинская проблема очень сложна. Байден и Путин не сумели разрешить свои разногласия во время двухчасового телефонного разговора, который состоялся на прошлой неделе. Непонятно, какие побуждающие стимулы США и их союзники могут предложить Путину, чтобы тот отступил. Но угрозой санкций многого не добьешься. Да, они причинят боль, однако, как в свое время выразился бывший заместитель координатора по санкционной политике из Госдепартамента Ричард Нефью (Richard Nephew), «нельзя винить молоток за то, что он не в силах выполнить работу отвертки».

Подпишитесь на нас Вконтакте

667

Похожие новости
25 мая 2022, 12:55
29 мая 2022, 09:52
30 мая 2022, 13:50
29 мая 2022, 09:44
03 июня 2022, 11:20
02 июня 2022, 09:37

Новости партнеров

Актуальные новости
29 мая 2022, 09:54
26 мая 2022, 08:56
31 мая 2022, 11:36
27 мая 2022, 10:58
28 мая 2022, 12:26
03 июня 2022, 11:15

Прочие новости