Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

FP: США не должны вступать в коалицию с Россией против Китая

Бушующая по всему миру пандемия коронавируса привела к обострению главного на сегодняшний день геополитического соперничества. Соединенные Штаты и Китай вовлечены в набирающую обороты конкуренцию за глобальное политическое влияние, экономическое и технологическое лидерство и военное превосходство. И если Китай сейчас выступает в роли главного геополитического конкурента США, то Россия также стремится подорвать интересы Америки и внести разлад в возглавляемую Америкой систему. Представленный этими авторитарными державами вызов может оказаться еще более серьезным в случае их кооперации.
В своем последнем ежегодном докладе Конгрессу о глобальных угрозах разведсообщество США утверждало, что «согласие между Китаем и Россией достигло небывалого уровня с середины 1950-х годов». В начале холодной войны Советский Союз и коммунистический Китай формально в рамках соглашения были союзниками, но впоследствии они разошлись, и в дальнейшем в начале 1970-х годов Китай перешел на сторону Америки.
Сейчас эти ревизионистские авторитарные державы снова тесно сотрудничают. В ответ некоторые стратеги в области национальной безопасности утверждают, что Соединенные Штаты должны попытаться развести их по разные стороны, приступив к сотрудничеству с Россией, чтобы противостоять гораздо большей угрозе, которую представляет собой Китай.
Однако эти рекомендации ошибочны. Авторитарные государства, такие как Китай и Россия, не сформируют глубокого стратегического партнерства, а затраты на сближение с Россией будут намного большими, чем выгода от этих отношений. К счастью, есть лучший вариант: Вашингтон может использовать свои демократические преимущества, сотрудничая с уже имеющимися демократическими союзниками, чтобы противостоять одновременно Пекину и Москве.
Набирающее обороты стратегическое партнерство России и Китая вызывает беспокойство. Две эти авторитарные державы сотрудничали в крупных энергетических соглашениях, включая договоренности на 55 миллиардов долларов об отправке сибирского природного газа в Китай. Президент России Владимир Путин и президент Китая Си Цзиньпин встречались в рамках нескольких саммитов на высшем уровне, и Си даже заявлял, что Путин — «его лучший друг и коллега». Возможно, наибольшее беспокойство вызывает то, что Пекин и Москва участвовали в совместных военных учениях как в Европе, так и в Азии. Если, к примеру, им нужно будет скоординировать и провести одновременные военные атаки в отношении системы альянса США в Восточной Европе и в Индо-Тихоокеанском регионе, то Соединенные Штаты и их союзники оказались бы под серьезным ударом.
Эти факты подтолкнули многих наблюдателей к выводу, что наилучшим решением будет попытка столкнуть их лбами. Подобно тому как президент Никсон допустил сотрудничество с Китаем, действуя против Москвы во время холодной войны, утверждают они, сегодня Вашингтон мог бы сделать обратное. Китай является сейчас источником наибольшей угрозы, поэтому Соединенные Штаты могли бы сотрудничать с Россией против набирающей обороты державы в Восточной Азии.
Бывший госсекретарь США Генри Киссинджер (Henry Kissinger), по некоторым данным, призывал к этой стратегии непосредственно к разговорах с президентом Дональдом Трампом (Donald Trump) и Робертом Блэкуиллом (Robert Blackwill) из Совета по внешним связям — и бывшим послом США в Индии — рекомендовал, чтобы Вашингтон «пошел на уступки в целях улучшения своих отношений с Москвой» в рамках стратегии по противодействию Китаю. Эти и подобные варианты рассматриваются на рабочем уровне в правительстве США.
Но Россия и Китай не смогут сформировать эффективного альянса против Соединенных Штатов в ближайшее время. В своей новой книге я проанализировал сильные и слабые стороны демократий и диктатур в соперничестве великих держав и сделал вывод, что диктаторы — плохие союзники. Не сталкивающиеся ни с какими сдерживающими факторами авторитарные лидеры с легкостью и стремительно меняют политику своих стран, идут на попятный в уже данных обязательствах и лицемерят — все эти черты не способствуют выстраиванию международных партнерств.
В самом деле, история показывает, что союзники-диктаторы скорее склонны бороться друг с другом, чем с врагом. Несмотря на Пакт Молотова-Риббентропа, Адольф Гитлер выступил против Советского Союза и вторгся на его территорию, предав своего партнера Иосифа Сталина. Крупнейшей военной операцией в рамках Варшавского договора во время холодной войны было нападение на его же участников — Венгрию и Чехословакию. Последний раз, когда Китай и Россия выступали заодно, они едва не развязали ядерную войну друг с другом в ходе Советско-китайского пограничного конфликта 1969 года. А Путин вторгся на территорию Украины и Грузии, когда эти страны находились в составе возглавляемого Россией Союза независимых государств (СНГ).
Кроме того, между Россией и Китаем существует множество конфликтов, которые послужат причиной разлада между ними без какого-либо участия со стороны Соединенных Штатов. Сокращение количества населения на российском Дальнем Востоке привело к опасениям, что расширяющийся Китай совершит попытку захвата территорий. Российские коллеги сообщают, что новые российские ядерные ракеты средней дальности направлены не на НАТО, а призваны сдерживать развивающийся Китай. Если говорить в более широком смысле, то Москва была старшим партнером во время холодной войны, а Путин не будет стремиться играть вторую скрипку при Пекине.
Несмотря на то, что эти диктаторские режимы способны сотрудничать друг с другом, когда им это удобно, и оппортунистически используют слабости США, вряд ли они сформируют прочный и скоординированный альянс, способный представлять серьезную угрозу для США.
Более того, при попытках подлизаться к Москве можно многого лишиться и при этом мало что выиграть. Россия вряд ли будет готова помогать Вашингтону в конфронтации с Пекином. И если Россия не хочет подчиняться Китаю, то и открытого антагонизма она по отношению к нему проявлять не хочет.
Кроме того, Путин не захочет поддерживать Соединенные Штаты, страну, которую он считает своим главным врагом. В обмен на холодность в отношении Китая Путин почти безусловно потребует неприемлемые уступки в отношении России, например, предоставление ей сферы влияния в Восточной Европе и ограничение ракетной обороны США.
Даже если Путин и пообещает сотрудничать с Соединенными Штатами, верить ему было бы ошибкой. Путину нельзя доверять в области соблюдения соглашений о контроле над вооружением или о прекращении огня на востоке Украины. С какой стати Вашингтон будет рассчитывать свою стратегию в области важнейшего вопроса национальной безопасности в 21 веке исходя из его обещаний?
И, наконец, Россия мало что способна предложить. Это распадающаяся держава с ВВП, уступающим даже итальянскому. При высоких ценах на энергоносители Россия может себе позволить внушительные расходы в военной сфере, но цены на нефть падают, и военные расходы России в последние несколько лет снизились.
К счастью, у Соединенных Штатов есть другие потенциальные партнеры на выбор. Демократии прекрасно выстраивают эффективные альянсы, и Соединенные Штаты состоят в официальных альянсах с 29-ю другими странами-членами НАТО, а также с Японией, Кореей и Австралией. На эти государства приходится 59% мирового ВВП. Это значительный перевес при сравнении с 19% мирового ВВП России и Китая.
Силу этого альянса свободных государств можно было бы использовать лучше в рамках глобальной стратегии противодействия авторитарным ревизионистским державам. Свободный мир обеспокоен угрозами, исходящими от Китая и России, и уже сотрудничает в рамках аналогичных политических мер по противодействию им, но эти усилия могут быть расширены в скоординированной глобальной стратегии под руководством Соединенных Штатов. Вместо того чтобы заключать союзы с непостоянными диктаторами, Вашингтону следует опираться на свои сильные стороны и мобилизовать существующие стратегические партнерства.
У Соединенных Штатов и их демократических союзников уже есть экономическое, военное и политическое могущество, необходимое для того, чтобы добиться успеха в этой новой эре соперничества между великими державами. Это Пекину и Москве, а не Вашингтону, следует беспокоиться из-за могущественных и идеологически враждебных противников, вступающих в коалицию против них.
Мэттью Крениг — заместитель директора Скоукрофтского центра по вопросам стратегии и безопасности в Атлантическом совете и доцент Отделения государственного управления и Школы дипломатической службы имени Эдмунда Уолша Университета Джорджтауна.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
758

Похожие новости
28 октября 2020, 12:20
28 октября 2020, 16:10
28 октября 2020, 10:20
26 октября 2020, 22:20
28 октября 2020, 20:30
28 октября 2020, 19:50

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
27 октября 2020, 11:40
27 октября 2020, 13:30
28 октября 2020, 18:00
28 октября 2020, 16:10
28 октября 2020, 14:40
28 октября 2020, 18:00

Выбор дня
28 октября 2020, 16:10
27 октября 2020, 23:30
28 октября 2020, 17:00
27 октября 2020, 23:30
27 октября 2020, 23:30

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
23 октября 2020, 21:10
27 октября 2020, 13:30
25 октября 2020, 18:50
27 октября 2020, 17:50
25 октября 2020, 10:10
26 октября 2020, 14:40
26 октября 2020, 17:30