Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

FP: каким будет мир после пандемии коронавируса

Подобно падению Берлинской стены и краху «Леман Бразерс» пандемия коронавируса потрясла весь мир, и мы только сейчас начинаем осознавать ее далеко идущие последствия. Одно можно сказать наверняка: болезнь разрушает жизни, вносит сумятицу в работу рынков и демонстрирует компетентность правительств (либо отсутствие таковой). Это приведет к перманентным изменениям в политической и экономической власти, хотя изменения эти станут понятны лишь через какое-то время.
Чтобы разобраться в том, как и почему в условиях кризиса почва уходит у нас из-под ног, издание «Форин Полиси» (Foreign Policy) попросило 12 ведущих мировых мыслителей из разных стран поделиться своими прогнозами о том мировом порядке, который сформируется после пандемии.
***
Мир менее открытый, процветающий и свободный
Стивен Уолт — профессор международных отношений Гарвардского университета.
Пандемия усилит государственную власть и укрепит национализм. Государства всех типов будут принимать чрезвычайные меры по преодолению кризиса, и многие не захотят отказываться от своих новых полномочий после его окончания.
COVID-19 также ускорит процесс перемещения власти и влияния с запада на восток. Южная Корея и Сингапур отреагировали на вспышку наилучшим образом, а Китай начал ответные действия уже после того, как в самом начале допустил ряд ошибок. Европа и Америка по сравнению с ними реагировали медленно и непродуманно, еще больше запятнав хваленый западный «бренд».
Что не претерпит изменений, так это конфликтный в своей основе характер мировой политики. Прежние эпидемии не приводили к прекращению соперничества между великими державами и не возвещали новую эпоху глобального сотрудничества. Не будет этого и после COVID-19. Мы станем свидетелями дальнейшего отступления от гиперглобализации, поскольку граждане надеются на то, что их защитят национальные правительства, а государства и компании стремятся ликвидировать будущие уязвимости.
Короче говоря, COVID-19 создаст такой мир, который будет менее открытым, процветающим и свободным. Все могло быть иначе, но сочетание смертоносного вируса, слабого планирования и некомпетентного руководства поставило человечество на новый и весьма тревожный путь.
Конец глобализации в известном нам виде
Робин Ниблетт — директор Чатэм-Хауса.
Пандемия коронавируса может стать той соломинкой, которая сломает хребет верблюду экономической глобализации. Усиливающаяся экономическая и военная мощь Китая уже привела к тому, что обе ведущие партии в США твердо решили отстранить китайцев от американских высоких технологий и интеллектуальной собственности, и попытаться добиться того же от союзников. Усиливается общественное и политическое давление, имеющее целью добиться выполнения целевых показателей по углеродным выбросам. Это может привести к тому, что многие компании откажутся от своих сверхдальних цепочек поставок. COVID-19 вынуждает государства, компании и общества усиливать свой потенциал выживания в условиях продолжительной самоизоляции.
В такой ситуации мир вряд ли вернется к идее взаимовыгодной глобализации, которая стала определяющей чертой начала 21 века. Не имея стимулов защищать общие достижения глобальной экономической интеграции, сформированная в 20 веке архитектура глобального экономического управления очень быстро атрофируется. Политическим лидерам понадобится колоссальная самодисциплина, чтобы сохранить международное сотрудничество и не сползти в болото геополитического соперничества.
Если лидеры докажут гражданам свою способность преодолеть кризис COVID-19, это даст им определенный политический капитал. Но тем, кому не удастся это доказать, будет очень трудно устоять перед искушением обвинить в своем провале других.
Глобализация, ориентированная на Китай
Кишор Махбубани — заслуженныйнаучный сотрудник Национального университета Сингапура, автор книги «Выиграл ли Китай?. Китайский вызов американскому первенству» (Has China Won? The Chinese Challenge to American Primacy).
Пандемия COVID-19 кардинально не изменит направление глобального экономического развития. Она лишь ускорит те изменения, которые уже начались. Речь идет об отходе от глобализации, ориентированной на США, и о переходе к глобализации, ориентированной на Китай.
Почему сохранится эта тенденция? Население США утратило веру в глобализацию и в международную торговлю. Соглашения о свободной торговле несут вред как с президентом Трампом, так и без него. А Китай, в отличие от Америки, веру не утратил. Почему? На то есть глубокие исторические причины. Руководители этой страны сейчас хорошо понимают, что столетие унижения Китая с 1842 по 1949 годы стало результатом его собственной самонадеянности и тщетных попыток самоизолироваться от внешнего мира. А последние десятилетия бурного экономического роста являются результатом международного сотрудничества. У китайского народа также появилась и прочно укрепилась культурная уверенность в себе. Китайцы считают, что могут конкурировать везде и во всем.
Ситуация в Одессе в связи с коронавирусом
Следовательно (я пишу об этом в своей новой книге «Китай победил?» (Has China Won?)), у Соединенных Штатов выбор невелик. Если главная цель Америки заключается в сохранении мирового господства, то ей придется продолжать это антагонистическое геополитическое соперничество с Китаем в политической и экономической областях. Но если цель США состоит в повышении благосостояния американского народа, условия жизни которого ухудшаются, тогда они должны сотрудничать с КНР. Здравый смысл говорит о том, что сотрудничество — это лучший выбор. Но из-за враждебного отношения США к Китаю (речь идет в основном о политиках), здравый смысл в данном случае вряд ли возобладает.
Демократии выберутся из своей скорлупы
Г. Джон Айкенберри — профессор политики и международных отношений в Принстонском университете, является автором книги «После победы и либерального левиафана» (After Victory and Liberal Leviathan).
В ближайшей перспективе этот кризис усилит все лагеря, участвующие в дебатах о большой стратегии Запада. Националисты и антиглобалисты, воинствующие противники Китая и даже либеральные интернационалисты — все они найдут новые свидетельства актуальности своих взглядов. А с учетом возникающего экономического ущерба и общественного коллапса мы наверняка станем свидетелями усиливающегося движения в сторону национализма, соперничества великих держав, стратегической разобщенности и тому подобного.
Но как и в 1930-х и 1940-х годах, сейчас может постепенно появиться встречное течение, некий трезвый и упрямый интернационализм, аналогичный тому, который перед войной и во время нее начали формулировать и пропагандировать Франклин Рузвельт и прочие государственные деятели. Крах мировой экономики в 1930-е годы показал, насколько взаимосвязано современное международное общество, и как оно подвержено тому, что Франклин Рузвельт называл цепной реакцией. Соединенным Штатам в то время в меньшей степени угрожали другие великие державы и в большей — глубинные силы современности и их двуликий характер (вспомните доктора Джекила и мистера Хайда). Рузвельт и прочие интернационалисты представляли себе послевоенный порядок, который перестроит открытую систему, обогатив ее новыми формами защиты и новым потенциалом взаимозависимости. Соединенные Штаты просто не могли спрятаться за своими границами. Им надо было действовать в открытом послевоенном порядке, но для этого требовалось построить глобальную инфраструктуру и механизм многостороннего сотрудничества.
Поэтому США и прочие западные демократии могут пройти через ту же самую последовательность реакций, приводимых в действие мощным ощущением уязвимости. Сначала реакция может быть националистической, но со временем демократии выберутся из своей скорлупы, чтобы найти прагматический и протекционистский интернационализм нового типа.
Прибылей меньше, но стабильности больше
Шеннон К. О'Нил — старший научный сотрудник по исследованиям Латинской Америки в Совете по международным отношениям и автор книги «Две нации неразделимы: Мексика, Соединенные Штаты и „Дорога вперед"» (Two Nations Indivisible: Mexico, the United States, and the Road Ahead).
COVID-19 подрывает основные устои мирового производства. Теперь компании переосмыслят свою стратегию и уменьшат многоступенчатые и многонациональные цепочки поставок, которые сегодня преобладают на производстве.
Глобальные снабженческие цепочки уже попали под огонь экономической критики из-за роста стоимости рабочей силы в Китае, торговой войны Трампа и новых достижений в области робототехники, автоматизации и 3D-печати, а также под огонь критики политической из-за реальной и мнимой потери рабочих мест, особенно в зрелых экономиках. COVID-19 разорвал многие из этих связей. В пострадавших от эпидемии районах закрылись заводы и фабрики, а другие производители, а также больницы, аптеки, супермаркеты и предприятия розничной торговли лишились своих запасов и продукции.
Но есть и другая сторона пандемии. Сейчас будет все больше компаний, которые захотят подробно узнать, откуда к ним идут поставки, и решат повысить запас прочности даже в ущерб эффективности. Государства тоже будут вмешиваться, вынуждая стратегические отрасли разрабатывать запасные планы и создавать резервы. Прибыльность предприятий снизится, но стабильность поставок должна возрасти.
Эта пандемия может принести пользу
Шившанкар Менон — заслуженный научный сотрудник Института Брукингса (индийское отделение), бывший советник по национальной безопасности индийского премьер-министра Манмохана Сингха.
Пока еще рано судить о последствиях, но три вещи уже очевидны. Во-первых, пандемия коронавируса изменит нашу политику, как внутреннюю, так и внешнюю. Общества, даже либертарианские, обращаются к власти государства. Успехи государств в преодолении пандемии и ее экономических последствий (или их провалы) будут влиять на вопросы безопасности и на поляризацию внутри обществ. Так или иначе, государственная власть возвращается. Опыт показывает, что диктаторы и популисты ничуть не лучше других справляются с эпидемией. Те страны, которые начали реагировать с самого начала и действуют весьма успешно (Южная Корея, Тайвань), являются демократиями, и ими руководят не популисты и не авторитарные лидеры.
Но до конца взаимосвязанного мира пока еще далеко. Сама пандемия стала доказательством нашей взаимозависимости.
Но во всех государствах уже начался процесс обращения вовнутрь, поиск автономии и самостоятельности, попытки самостоятельно определять свою судьбу. Мир в будущем будет беднее, злее и меньше.
Но наконец появились признаки надежды и здравого смысла. Индия взяла на себя инициативу созвать видеоконференцию лидеров всех южноазиатских стран, чтобы выработать общерегиональные ответные меры на угрозу пандемии. Если COVID-19 встряхнет нас достаточно сильно и заставит понять выгоды многостороннего сотрудничества по стоящим перед нами важным глобальным вопросам, он принесет пользу.
Американской власти понадобится новая стратегия
Джозеф Най — заслуженный профессор Гарвардского университета, автор книги «А важна ли мораль? Президенты и внешняя политика от Франклина Рузвельта до Трампа (Do Morals Matter? Presidents and Foreign Policy from FDR to Trump).
В 2017 году президент Дональд Трамп провозгласил новую стратегию национальной безопасности, в которой большое внимание уделяется соперничеству великих держав. COVID-19 продемонстрировал недостатки такой стратегии. Даже если Соединенные Штаты возобладают как великая держава, они не смогут защитить свою безопасность, действуя в одиночку. Ричард Данциг (Richard Danzig) в 2018 году сформулировал эту проблему следующим образом: «Технологии 21 века глобальны не только по степени своего распространения, но и по своим последствиям. Патогены, системы искусственного интеллекта, компьютерные вирусы и радиация вполне могут стать не только их проблемой, но и нашей. Необходимо создавать согласованные системы отчетности, общие меры и механизмы контроля и управления, общие нормы и планы действий в чрезвычайной ситуации, а также заключать договоры в целях уменьшения наших многочисленных общих рисков».
Что касается транснациональных угроз типа COVID-19 или климатических изменений, то недостаточно думать о силе и власти США над другими странами. Ключ к успеху лежит также в познании важности силы вместе с другими. Каждая страна превыше всего ставит собственные национальные интересы, и важный вопрос здесь заключается в том, насколько широко или узко она эти интересы определяет. COVID-19 показывает, что мы не в состоянии приспособить нашу стратегию к этому новому миру.
Историю COVID-19 будут писать победители
Джон Аллен — президент Института Брукингса, четырехзвездный генерал Корпуса морской пехоты США в отставке и бывший командующий Международными силами содействия безопасности НАТО и силами США в Афганистане.
Так было всегда, так будет и сейчас. Историю буду писать «победители» пандемии COVID-19. Каждая страна, а теперь и каждый человек все сильнее ощущают бремя и воздействие этой болезни на общество. Те страны, которые проявят настойчивость и выстоят — благодаря достоинствам своих уникальных политических и экономических систем, а также своим системам здравоохранения, будут претендовать на успех в ущерб тем, у кого результаты будут иные, более пагубные и разрушительные. Для кого-то это будет выглядеть как великий и бесповоротный триумф демократии, принципа многосторонних отношений и всеобщего здравоохранения. Для кого-то это будет демонстрация «преимуществ» решительной авторитарной власти.
Так или иначе, этот кризис полностью переформатирует структуру международной власти, сделав это так, как мы и представить себе не можем. COVID-19 будет подавлять экономическую активность и усиливать напряженность между государствами. В долгосрочной перспективе эта пандемия может существенно ослабить производственный потенциал глобальной экономики, особенно если будут закрываться компании и рабочие места. Риск экономических неурядиц особенно силен для развивающихся стран и для экономик, где большое количество незащищенных в экономическом плане рабочих. Международная система, в свою очередь, подвергнется мощной нагрузке, что вызовет нестабильность и приведет к многочисленным внутренним и международным конфликтам.
Драматический новый этап для глобального капитализма
Лори Гаррет — бывший старший научный сотрудник по вопросам глобального здравоохранения в Совете по международным отношениям и писатель-лауреат Пулитцеровской премии.
Мощные потрясения в мировой финансовой и экономической системе являются признанием того, что глобальные цепочки снабжения и сети распределения очень сильно подвержены дестабилизации и сбоям. Поэтому пандемия коронавируса не только вызовет долговременные экономические последствия, но и приведет к более фундаментальным переменам. Глобализация позволила компаниям распределить производство по всему миру и своевременно доставлять продукцию на рынки, избегая необходимости хранить ее на складах. Если запасы залеживались на полках на несколько дней, это считалось рыночным сбоем. Поставки приходилось тщательно готовить и осуществлять своевременно, согласованно, на глобальном уровне. Но COVID-19 доказал, что болезнетворные микробы не только заражают человека, но и отравляют всю эту систему поставок по строгому графику.
С учетом масштабов потерь на финансовом рынке, с которыми мир сталкивается с февраля, компании после окончания этой пандемии наверняка начнут отказываться от модели по принципу «точно в срок», а также от глобального распределения производства. Начнется драматический новый этап для глобального капитализма, когда цепочки поставок начнут приближать к дому и создавать запасы продукции, чтобы защититься от перебоев в будущем. Это отрицательно повлияет на прибыли компаний, но сделает систему более жизнестойкой и выносливой.
Новые страны-банкроты
Ричард Хаасс — президент Совета по международным отношениям и автор книги «Мир: краткое введение» (The World: A Brief Introduction), которая будет опубликована в мае.
Мне не нравится слово «перманентный», равно как и слова «мало» и «ничего». Но я думаю, что из-за коронавируса большинство стран как минимум на несколько лет обратятся вовнутрь, сосредоточившись на том, что происходит в пределах их границ, а не за рубежом. Я предвижу более активные шаги в сторону избирательной самодостаточности (а в результате и к ослаблению связей) с учетом уязвимости цепочек поставок. Возникнет более жесткое сопротивление масштабной иммиграции. У стран ослабнет желание и готовность заниматься региональными и глобальными проблемами (в том числе, проблемами климатических изменений), поскольку они будут постоянно ощущать необходимость выделять ресурсы на восстановление своих экономик и на устранение экономических последствий кризиса.
Я ожидаю, что многим странам будет трудно восстановиться после кризиса. Государственная власть в ряде стран будет ослабевать, и несостоятельных государств станет больше. Кризис наверняка приведет к ухудшению китайско-американских отношений и к ослаблению европейской интеграции. Но будут и положительные моменты, в частности, следует ожидать определенного укрепления глобальной системы здравоохранения и управления ею. Но в целом коренящийся в глобализации кризис ослабит готовность и способность мира преодолевать его.
Соединенные Штаты не сдали экзамен на лидерство
Кори Шаке — заместитель генерального директора Международного института стратегических исследований.
США больше не будут считать мировым лидером, потому что у правительства этой страны узкие эгоистичные интересы, и оно страдает от неумения и некомпетентности. Глобальные последствия этой пандемии можно было серьезно ослабить, если бы международные организации предоставляли больше информации на самом раннем ее этапе. В этом случае у стран было бы больше времени на подготовку и мобилизацию ресурсов в тех сферах, где эти ресурсы больше всего нужны. Такую работу вполне могли провести Соединенные Штаты, показав тем самым, что несмотря на собственные интересы, они руководствуются не только ими. Вашингтон провалил экзамен на лидерство, и от этого будет хуже всему миру.
В каждой стране мы видим силу человеческого духа
Николас Бернс — профессор школы управления Гарвардского университета, бывший заместитель госсекретаря по политическим вопросам.
Пандемия COVID-19 стала величайшим глобальным кризисом нашего столетия. Ее глубина и масштабы колоссальны. Кризис общественного здравоохранения угрожает каждому из проживающих на Земле 7,8 миллиарда человек. Финансово-экономический кризис способен превзойти по своим последствиям Великую рецессию 2008-2009 годов. Каждый кризис по отдельности может стать сейсмическим толчком, который навсегда изменит международную систему и известное нам соотношение сил.
Налаженного на сегодня международного сотрудничества прискорбно недостаточно. Если самые сильные страны мира, какими являются Соединенные Штаты и Китай, не откажутся от своей войны слов по поводу того, кто из них несет ответственность за кризис, и кто может руководить более эффективно, их авторитет в мире может серьезно пострадать. Если Евросоюз не сумеет оказать более целенаправленную помощь своим 500 миллионам граждан, национальные правительства в будущем отнимут у Брюсселя очень многие полномочия. Для США же крайне важно, чтобы федеральное правительство приняло эффективные меры по сдерживанию кризиса.
Но в каждой стране есть множество примеров того, как силен человеческий дух. Врачи, медсестры, политические руководители и простые граждане демонстрируют стойкость, результативность и лидерские качества. Это дает надежду на то, что люди мира, отвечая на этот чрезвычайный вызов, сплотятся и одержат верх.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
820

Похожие новости
31 октября 2020, 01:10
29 октября 2020, 14:50
30 октября 2020, 17:30
30 октября 2020, 17:30
30 октября 2020, 19:20
30 октября 2020, 00:20

Новости партнеров

Актуальные новости
30 октября 2020, 02:20
29 октября 2020, 11:10
29 октября 2020, 13:30
29 октября 2020, 13:00
30 октября 2020, 13:40
30 октября 2020, 17:30

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
24 октября 2020, 16:10
26 октября 2020, 17:30
27 октября 2020, 19:10
25 октября 2020, 12:10
25 октября 2020, 08:20
28 октября 2020, 16:10
27 октября 2020, 00:10