Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Foreign Policy: Израиль и ОАЭ помирились. А что, если примирить Израиль с Ираном и Эр-Риядом?

Независимо от того, как вы интерпретируете дипломатическое соглашение между Израилем и Объединенными Арабскими Эмиратами, о котором было объявлено в четверг, 13 августа, — несомненно, у него будет масса как сторонников, так и критиков, учитывая его исторический характер, — один вывод кажется неопровержимым: главным победителем стал Израиль.
Израиль и его оказавшийся в трудном положении премьер-министр Биньямин Нетаньяху одержали огромную победу. Приостанавливая попытки аннексировать часть территорий на Западном берегу Иордана в обмен на полную нормализацию отношений с ОАЭ, Нетаньяху обеспечил себе возможность отказаться от того своего обещания, которое, возможно, и пользовалось популярностью, но было невыполнимым. Таким образом, Нетаньяху добился нормализации отношений с развивающимся арабским государством в обмен на то, что он вряд ли сделает и что не входит в список долгосрочных интересов Израиля. В дипломатических кругах это называется неожиданной удачей.
Стоит отметить, что ОАЭ тоже получают многое взамен. Заключая эту сделку, ОАЭ закрепляют за собой статус лидера в арабском мире и ведущую роль в геополитике. Укрепление и формализация двустороннего сотрудничества в таких секторах, как энергетика, медицина, технологии и военная промышленность, тоже принесут существенные дивиденды обеим странам. Эти амбициозные и предприимчивые государства получат возможность объединить свои силы без необходимости волноваться по поводу политики. Только небо может стать границей в смысле технологических достижений, которые принесут пользу не только этому региону, но и, возможно, всему миру.
Несомненно, Ближний Восток в целом извлечет выгоду из смягчения напряженности и позитивной дипломатии. Однако нам все же стоит умерить наши ожидания касательно потенциального воздействия этого соглашения на безопасность в регионе. В конце концов ОАЭ и Израиль никогда не вели боевые действия друг против друга и не рассматривали друг друга как давних врагов. То есть называть это соглашение «мирным договором», как это уже сделала администрация Трампа, — это в некотором смысле преувеличение. Это соглашение представляет собой скорее формальное признание двусторонних связей, которые существуют уже несколько десятилетий. Также это однозначно является началом дипломатического процесса, то есть на получение конкретных полноценных результатов может потребоваться время. Кроме того, этому соглашению предстоит преодолеть политическое сопротивление со стороны некоторых представителей ультраконсервативного сообщества Израиля. Если Израиль нарушит свои обещания касательно Западного берега Иордана, Эмираты дадут обратный ход.
Президенту США Дональду Трампу, который, по его собственным словам, добился заключения этого соглашения, действительно стоит отдать должное за этот исторический прорыв — независимо от характера его личной вовлеченности в этот процесс. Та посредническая роль, которую на себя взяла его администрация, оказалась крайне важной. Разумеется, он будет хвастаться тем, что ему удалось вернуть мир на Ближний Восток, вплоть до президентских выборов, которые пройдут в Соединенных Штатах в ноябре. Однако его постоянные самовосхваления и агитация за собственную кандидатуру не должны затмить тот факт, что то, что он только что провернул, действительно может изменить ситуацию в регионе — и на этот раз в положительную сторону.
Если Саудовская Аравия решит присоединиться к этому дипломатическому пиру, похвалы в связи с заключением этого соглашения должны будут зазвучать с удвоенной или даже с утроенной силой. В смысле дипломатического признания главным призом для Израиля является именно Саудовская Аравия, а не ОАЭ. Кроме того, именно Саудовская Аравия, а не ОАЭ, традиционно выступает от имени всего мусульманского мира, а ее король является Хранителем двух Святынь. Эффект домино в арабском мире возникнет в тот момент, когда к этому процессу присоединится Саудовская Аравия. Когда или если она это сделает, код более широкого арабо-израильского сотрудничества в области безопасности наконец будет взломан.
Но какую роль во всем этом играет Эр-Рияд?
Важные дипломатические шаги, такие как Арабская мирная инициатива 2002 года, в рамках которой Израилю предлагалось полное признание в обмен на его уход с арабских территорий, захваченных в ходе войны 1967 года, обычно были прерогативой Саудовской Аравии. Тот факт, что теперь ОАЭ оказались на передовой смелой арабской дипломатии, стал наиболее интригующим аспектом — однако это было вполне ожидаемо, учитывая те трудности, с которыми последнее время сталкивается Саудовская Аравия под руководством кронпринца Мохаммеда бин Салмана.
Нет никаких причин полагать, что, заключая это соглашение с Израилем, ОАЭ поссорились с Саудовской Аравией. Но заключение этого соглашения действительно создает впечатление, будто Абу-Даби активно продвигается вперед и прокладывает себе все более независимый курс. Сначала Абу-Даби выводит своих военных из Йемена и оставляет своего партнера по коалиции в подвешенном состоянии. Теперь это соглашение. И, даже если Саудовская Аравия в скором времени присоединится к этому соглашению, — Трамп оставил ей такую возможность, заявив, что другие арабские страны могут вскоре присоединиться к нему, — она навсегда останется в памяти как последователь, а не как инициатор. История арабского мира вряд ли проявит жалось к саудовцам за то, что они уступили лидерские позиции их младшему партнеру.
Однако, возможно, Саудовская Аравия с самого начала именно этого и добивалась, согласовывая свои действия с ОАЭ. «Смотри и учись», — вероятно, думали саудовцы. Возможно, они хотели сначала посмотреть, как это соглашение будет принято в мусульманском мире, в первую очередь Тегераном — их давним противником. И уже на этом основании решить, стоит ли им присоединиться к соглашению или дистанцироваться от него. Иранцы, скорее всего, раскритикуют эту сделку, а Корпус стражей Исламской революции назовет ОАЭ предателями, однако значение будут иметь только действия. Именно их, вероятно, саудовцы и ждут.
Кроме того, стоит напомнить, что по сравнению с ОАЭ Саудовская Аравия находится в совершенно другом положении, если говорить об Израиле. В случае с ОАЭ соглашение с Израилем может повлечь лишь минимальные внутриполитические риски. В случае с Саудовской Аравией дела обстоят иначе. Если саудовский режим поспешно заключит соглашение с Израилем — в отсутствие мирного договора между израильтянами и палестинцами, которое решало бы вопрос с Иерусалимом, — народ Саудовской Аравии может взбунтоваться. Второй опасный вариант — это если восстание возглавят религиозные деятели Саудовской Аравии. Кронпринц Мохаммед бин Салман попросту не может себе позволить нри один из этих вариантов — восстание для него необходимо исключить.
С момента старта своего прогрессивного проекта под названием «Видение Саудовской Аравии- 2030» молодой кронпринц сконцентрировался на том, чтобы ограничить роль и влияние консервативных шейхов королевства. Даже намек на передачу Иерусалима Израилю позволит духовенству резко увеличить свое влияние в стране. Это даже может спровоцировать новую волну экстремизма, который поверг страну в состояние хаоса в 1979, а затем и в 2003-2004 годах.
В этом соглашении, которое каким-то волшебных образом удавалось держать в секрете до тех пор, пока Трамп не выступил со своим заявлением, остается слишком много неизвестных. Ясно одно: соотношение сил в арабском мире заметно сместилось в сторону его более мелких государств — ОАЭ и Катара. Саудовская Аравия сосредоточилась на своем деликатном переходе от жесткого исламского режима к современности, а авторитет Египта уже давно померк.
Каким бы похвальным ни было это соглашение, главным вызовом для Ближнего Востока остается существенное снижение напряженности в отношениях Израиля с Ираном. Такое снижение было бы ценнейшим достижением. Если в результате сделки отношения между Абу-Даби и Тегераном не испортятся — последнее время они были достаточно хорошими, — ОАЭ смогут более эффективно осуществлять функцию посредника между израильтянами и иранцами — ту функцию, которую исторически выполнял Оман. Возможно, иранские консерваторы никогда не заключат мир с Израилем, однако они все равно заинтересованы в том, чтобы предотвратить полномасштабную войну. Разумная и гибкая дипломатия Абу-Даби по отношению к Израилю может поспособствовать в этом отношении — и навсегда изменить этот регион.
Билал Сааб — старший научный сотрудник и директор Программы обороны и безопасности в Институте Ближнего Востока.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
518

Похожие новости
22 сентября 2020, 16:40
22 сентября 2020, 14:40
22 сентября 2020, 14:40
23 сентября 2020, 00:10
21 сентября 2020, 17:50
22 сентября 2020, 22:20

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
22 сентября 2020, 05:10
22 сентября 2020, 13:20
22 сентября 2020, 20:20
21 сентября 2020, 21:40
21 сентября 2020, 14:00
21 сентября 2020, 12:10

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
17 сентября 2020, 15:00
20 сентября 2020, 09:30
16 сентября 2020, 15:20
16 сентября 2020, 18:40
21 сентября 2020, 14:00
19 сентября 2020, 01:40
17 сентября 2020, 17:50