Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Foreign Policy: Европейский Дональд тоже может бороться грязно

На митинге в Монтане в июле этого года президент США Дональд Трамп продолжил демонстрировать то, что стало типичной тирадой, направленной против Европы. Говоря о НАТО, он заявил, что американцы — это «придурки, которые платят за все это». Как и в предыдущих подобных выпадах с его стороны, самым поразительным аспектом была не суть его жалоб — президенты США давно призывали Европу увеличить расходы на оборону — а скорее его открыто враждебный тон.

Европейские лидеры в своей типичной манере встретили беспрецедентный гнев Трампа обнадеживающими бромидами: канцлер Германии Ангела Меркель пообещала, что готова провести «спорные» дискуссии, а генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг выступил с абстрактными призывами к членам НАТО, что они будут «сильнее вместе, чем порознь». Но один представитель европейской элиты оказался, пожалуй, самым оригинальным на них. Дональд Туск, мягкосердечный председатель Европейского совета, который определяет повестку дня Европейского Союза путем созыва и формирования консенсуса среди национальных лидеров блока, вышел далеко за рамки традиционного дипломатического инструментария.

На подписании в Брюсселе совместной декларации ЕС — НАТО через пять дней после митинга в Монтане 61-летний Туск решительно выступил против пренебрежительных комментариев Трампа: «Сегодня европейцы тратят на оборону во много раз больше, чем Россия и столько же, сколько Китай». Туск также добавил завуалированное оскорбление: «Дорогая Америка, цените своих союзников, в конце концов, у вас их не так много». Тогда же он дал Трампу несколько непрошенных советов перед планируемой встречей с президентом России Владимиром Путиным. «Всегда стоит знать, кто является вашим стратегическим другом, кто — вашей стратегической проблемой», — сказал он.

Туск, который занимал пост премьер-министра Польши с 2007 по 2014 год, стал одиноким голосом резкого сопротивления ультраправым нападкам на европейскую либеральную демократию. Эти атаки исходят от иностранных спойлеров, таких как Трамп и Путин, которые рассматривают ЕС как стратегическую угрозу. Но они также совершаются популистскими правительствами в Европе. По словам премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, лидеры Венгрии, Италии и Польши признали свое желание практиковать формы «нелиберальной демократии». Польское правительство, которое в одиночку выступало против переизбрания Туска на пост президента Европейского совета, прямо обвиняет его в своих порой диковинных нападках на политический истеблишмент. Представитель правительства Рафал Боченек зашел так далеко, что назвал его «соавтором» Брексита, потому что он «ничего не сделал», чтобы остановить британский референдум.


Либеральные лидеры континента в основном реагировали на эти провокации либеральными же средствами: приглашениями к диалогу, призывами к процессуальным действиям, апелляциями к разуму. Туск не отверг эти инструменты. Но он также возглавил риторическую контратаку от имени Европы — прямо защищая политические принципы континента и относясь к его противникам, будь они в Вашингтоне или в Варшаве, как к противникам, заслуживающим желчи. Если враги европейского либерализма хотят драки, Туск ясно дал понять, что рад услужить. И его амбиции явно выходят за рамки победы в текущем раунде спарринга против Трампа.

Фигура Туска может показаться мало подходящей для того, чтобы взять эту роль на себя. Он родился в 1957 году в польском северном прибрежном городе Гданьске в рабочей семье — его отец был плотником в тогда еще коммунистической Польше. После изучения истории в Гданьском университете он участвовал в студенческих ассоциациях, поддерживающих продемократический профсоюз «Солидарность» во главе с Лехом Валенсой. Но он никогда не был выдающейся фигурой в демократическом движении. После краха коммунизма в Польше в 1989 году Туск стал одним из основателей Либерально-демократического конгресса, партии убежденных экономических либералов, которая набрала почти восемь процентов голосов на парламентских выборах 1991 года, в результате чего тогдашний 34-летний Туск прошел в парламент в первый раз. Но на досрочных выборах, проведенных всего два года спустя, партия не смогла попасть в парламент и исчезла с политической сцены.

В то время мало кто ожидал, что в политике Туск пойдет далеко. Широко было распространено мнение, что он не склонен к тяжелой работе, которое он сам однажды подтвердил. «У меня есть естественная склонность, которую я, возможно, слишком хорошо культивировал — избегать ситуаций, связанных с усилиями, или делать неприятные вещи», — заявил он в интервью польскому журналу «Вива». Но, впрочем, Туск держался на задворках польской политики вплоть до 2001 года, когда стал соучредителем «Гражданской платформы». За это временя Туск научился ценить важность народной привлекательности в демократической политике. В интервью 2001 года он даже признал, что считает популизм не «грехом, а скорее политической добродетелью», добавив, что «в мире нет партии, которая пойдет против того, что хотят люди — против своей собственной популярности».

Однако версия популизма Туска по-прежнему была насквозь пропитана либеральной экономикой, а «Гражданская платформа» призывала к 15-процентной плоской налоговой ставке и «дешевому государству» с менее масштабными бюрократией и расходами. Но, несмотря на все усилия, Туску было трудно поколебать свой старый образ; «скучный» и «неинтересный» были наиболее типичными прилагательными, приписываемыми ему во время его неудачной президентской кампании 2005 года против консерватора Леха Качиньского (который позже погиб в смоленской авиакатастрофе в 2010 году — прим. автора).

Прорыв в карьере Туска произошел в октябре 2007 года, через два года после неудачной для него президентской гонки. Туск пошел на выборы под знаменем «Гражданской платформы», надеясь сместить уверенного в себе премьер-министра страны Ярослава Качиньского — брата-близнеца тогдашнего президента Леха Качиньского и лидера консервативной партии «Право и справедливость». До очных прямых телевизионных дебатов ожидания были невысокими. «Закон и справедливость» лидировала в опросах, и после невпечатляющей кампании даже сторонники Туска в основном отказались от борьбы. Казалось, его карьера находится на грани краха.

Но Туск проявил инстинкт убийцы, идеально подходящий для этого момента. В непринужденной и дружелюбной манере он сыпал хорошо отрепетированными аргументами здравого смысла, понятными повседневным полякам (плохо подготовленный 58-летний Качиньский, напротив, отталкивал своим высокомерием и оторванностью — прим. автора). Подготовка Туска к дебатам также продемонстрировала вновь обретенную безжалостность и готовность вести грязную борьбу. Команда его кампании заполнила большую часть аудитории студии со своими сторонниками, которые, явно преднамеренно, приветствовали и громко хлопали Туску, врываясь глумливым смехом, когда говорил Качиньский. В ходе дебатов Качиньский становился все более раздражительным, а уверенность Туска росла пропорционально его улыбке. К концу того вечера, Туск был самым популярным политиком в Польше. Он оседлал порыв к победе на выборах.

В течение следующих семи лет на посту премьер-министра Туск тщательно сохранял свое дружелюбное расположение на публике. Большую часть времени в ходе первых лет пребывания на посту премьер-министра он провел, успешно руководя страной во время международного финансового кризиса; Польша была единственной страной ЕС, которая избежала рецессии в 2009 году. За это он заслужил похвалу международных экономических наблюдателей. В течение семи лет правления Туска Польша демонстрировала стабильный экономический рост, и Туск оставался популярным среди населения.

Но он не скрывал безжалостной стороны своей личности, железной рукой управляя «Гражданской платформой». Со временем он вытеснил из партии всех потенциальных соперников. Иногда он применял жесткие дисциплинарные меры после незначительных проступков, как в случае Зиты Гиловской, харизматичного заместителя лидера «Гражданской платформы», которая была вынуждена покинуть партию после обвинений в кумовстве. В других случаях он подвергал потенциальных соперников унизительной маргинализации, пока они, в конце концов, не уходили сами.

Успехи Туска в устранении внутрипартийных конкурентов имели непредвиденные последствия: силы «Гражданской платформы» оказались подорваны отсутствием сильного руководства, после того, как коллеги Туска в Европе поддержали его в 2014 году, когда он отправился в Брюссель, чтобы возглавить Европейский Совет. Тем самым он расчистил путь для «Закона и справедливости», позволив им вернуться во власть спустя год. И все же, учитывая свою заметность и относительную популярность, Туск продолжает оставаться фактическим лидером оппозиции в Варшаве прямо из своего кабинета в Брюсселе.

С тех пор, как он стал председателем Европейского совета, публике чаще всего демонстрировалась примирительная версия Туска. Потратив некоторое время на изучение основ политики Брюсселя, он провел большую часть своего пребывания в должности, пытаясь сплотить лидеров Европы вокруг конструктивного решения миграционного кризиса, разразившегося в 2015 году, и справиться с последствиями голосования по Брекситу.

Но жесткая сторона личности Туска проявилась в ходе его коммуникации с Трампом. Примером может служить реакция Туска на сделанное Трампом в июле признание насчет того, что он считает Европейский Союз «врагом» из-за его торговых правил. Туск ответил, твитом со своего рода насмешкой: «Америка и ЕС — лучшие друзья. Тот, кто говорит, что мы враги, распространяет фейковые новости».

Туск, в отличие от многих консенсус-ориентированных политиков Европы, питает естественную близость к присущему Трампу стилю политической состязательности. Глава Европейского совета разработал теорию о наилучшем способе общения с Трампом, заявив в июне польскому телеканалу «ТВН24», что президент США «любит и уважает тех, кто говорит вещи прямо, простыми фразами». На практике метод Туска представляет собой зеркальное отражение высокомерного и издевательского языка Трампа, обращенного к нему в непрямой и обезоруживающей, но, при этом, твердой манере.

Однако конфронтационные отношения между Туском и Трампом в конечном счете коренятся в их глубоких разногласиях по политическим вопросам. Естественный идеологический союзник Трампа — соперник Туска на внутренней арене, «Закон и справедливость». Президент США разделяет их негативное отношение к иммиграции (особенно из стран мусульманского большинства — прим. автора), настороженность по отношению к Германии, раздражительность независимой судебной системой и враждебность к институтам ЕС и международного права (не случайно, что когда Трамп посетил Варшаву в 2017 году, «Закон и справедливость» убрала на его пути все преграды и свезла автобусами сторонников партии со всей страны, чтобы подбодрить его во время выступления — прим. автора).

Туск, убежденный либерал и страстный защитник ЕС на протяжении всей своей карьеры, находится на противоположной стороне идеологического спектра. Он считает, что у стран бывшего советского блока вроде Польши нет иного выбора, кроме как прочно закрепиться в западных институтах. В июльском интервью польскому телевидению Туск выразил обеспокоенность тем, что сближение между Соединенными Штатами и Россией сделает восточноевропейские страны, такие как Польша, которые не обладают ядерным оружием и значительным богатством, уязвимыми для запугивания со стороны Москвы. Эта отчетливая польская перспектива, вытекающая из опыта Второй мировой войны в свете советского нашествия, за которым последовало почти полвека коммунистического правления, направляемого из Москвы, иллюстрирует опасения Туска насчет Трампа.

«Я предупреждаю тех в Европе, кто рад видеть, что Трамп может ударить по Европе», — сказал он в интервью польскому телевидению в июле, отметив, что перебалансировка стратегических отношений США «должна быть источником беспокойства в нашей части континента, в том числе в Польше». Многие поляки считают, что геополитическая забота Туска о своей родине делает неизбежным его возвращение в польскую политику после истечения срока полномочий в Европейском совете в ноябре 2019 года.

Туск дал много сигналов насчет того, что он надеется вернуться в польскую политику — часто потакая своим талантам в лихой риторике. В июле он заявил, что, если Ярослав Качиньский, который по-прежнему возглавляет партию «Право и справедливость» и, судя по всему, подконтрольное ей правительство (хотя у него нет в нем официальной должности — прим. автора), будет баллотироваться в президенты в 2020 году, то он «определенно не колебался бы ни минуты для того, чтобы сразиться с ним. Посмотрим, примет ли он вызов». Туск знает, что Качиньский уже заявил, что его партия поддержит выдвижение на второй срок популярного и близкого к народу действующего лидера Анджея Дуду. Данное заявление выглядело как способ Туска отправить занозу под кожу Качиньскому, напоминая полякам, что в стране есть только два политических тяжеловеса — он сам и Качиньский, которого он регулярно опережал перед отъездом в Брюссель.

Если Туск действительно бросит вызов Дуде в 2020 году, опросы показывают, что у него будут хорошие, хотя и не гарантированные шансы на победу (согласно данным опроса, проведенного в июне, 51 процент поляков, говорят, что поддержат переизбрание Дуды, но Туск недавно обогнал Дуду в исследовании на выявление «самого надежного» польского политика — прим. автора). Отдельный вопрос касается того, захочет ли Туск, который попробовал вкус реальной власти в качестве премьер-министра Польши, работать в качестве президента страны — фигуры в значительной степени символической. Ответ, возможно, кроется в праве президента на вето: хотя у Туска не будет права проводить собственную внутреннюю повестку, он имел бы значительное влияние при блокировании законов и решений судебной системы.

В Брюсселе у Туска нет доступа к этим полномочиям. В прошлом году Европейская комиссия при поддержке Туска инициировала в отношении Польши так называемую процедуру «ядерного варианта», предусмотренную статьей 7 Конституционного договора ЕС, в отношении мер, принятых правящей партией страны, которые якобы подрывали независимость судебной системы Польши. В конечном итоге этот процесс может лишить Польшу ее права голоса в ЕС. Но Качиньского это не смутило.

Ясно, что Туск рвется в бой, когда правые популисты все чаще бросают вызов европейскому либерализму. Но вполне вероятно, что ему скоро придется выбирать, где вести свои битвы. Сейчас Туск сфокусирован на сумасбродных экономических и военных угрозах Трампа всему континенту. Однако вскоре он может решить, что больше нужен дома.

Реми Адекоя — польско-нигерийский журналист, обозреватель и политический аналитик. Его материалы и комментарии публиковались среди прочих в «Форин Эффейрс», «Политико», «Гардиан», «Би-Би-Си» и «Стрэтфор». В прошлом работал политическим редактор «Варшавского делового журнала». Его «Твиттер»: @RemiAdekoya1.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

372

Похожие новости
20 сентября 2018, 22:00
21 сентября 2018, 17:10
21 сентября 2018, 17:10
21 сентября 2018, 14:30
21 сентября 2018, 17:10
20 сентября 2018, 11:50

Новости партнеров

Актуальные новости
21 сентября 2018, 09:00
20 сентября 2018, 13:40
21 сентября 2018, 00:40
21 сентября 2018, 00:40
21 сентября 2018, 17:10
21 сентября 2018, 14:30

Новости партнеров
 
 

Выбор дня
21 сентября 2018, 04:10
20 сентября 2018, 22:40
21 сентября 2018, 09:40
20 сентября 2018, 22:40
21 сентября 2018, 12:40

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
18 сентября 2018, 18:30
15 сентября 2018, 07:10
20 сентября 2018, 19:10
15 сентября 2018, 10:40
15 сентября 2018, 13:30
14 сентября 2018, 23:00
14 сентября 2018, 21:20