Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Foreign Affairs: после Трампа китайцы не верят, что США сильны и справедливы. Разубедим их!

Последствия президентства Дональда Трампа будут обсуждать десятилетиями, однако для китайского правительства всё уже ясно. Лидеры Китая считают, что последние четыре года продемонстрировали быстрое падение США. Они верят: именно это падение и спровоцировало панические попытки Вашингтона сдержать рост Китая. Торговая война Трампа, запреты технологий и готовность обвинить Китай в собственной неспособности справиться с пандемией covid-19 подтвердили догадки китайской политической элиты о том, что США пытаются заниматься «сдерживанием» их страны.
По правде говоря, предположение о том, что США пытаются затормозить развитие Китая, поместить его в «контейнер» (containment) распространилось среди китайских чиновников задолго до прихода Трампа к власти. То, что многие американцы приписывают исключительно негативным последствиям президентства Трампа, нынешние китайские лидеры воспринимают как серьезное подтверждение их мрачнейших оценок политики США в целом.
Однако Трамп смог превратить то, что Пекин считал долгосрочными рисками, в реальный кризис, требующий скорейшей мобилизации всех китайских систем. Администрация Трампа попыталась ослабить государственную власть, которую Коммунистическая партия Китая (КПК) воплощает в китайском обществе. США постарались заставить Китай осуществить либерализацию контролируемой государством экономической системы. Было и еще одно желание у США: остановить продвижение Китая к технологическому превосходству над Америкой и другими странами. Однако за четыре года стратегия Трампа, по-видимому, дала обратный эффект.
Вашингтону нужна такая стратегия в отношении Китая, которая бы не просто оценивала способности и цели этой страны, но и принимала во внимание, как китайское правительство понимает США и как оно отреагировало на президентство Трампа. Эта стратегия должна отказаться от популярного, но неверного представления о том, что Китай — это непроницаемая мощь, которая движется по неизменному курсу и не реагирует на внешнее давление и стимулы. США могут выработать стратегию, которая бы эффективнее сдерживала наиболее проблемное поведение Китая. Но для этого Вашингтону нужно постараться опровергнуть представление китайских лидеров о том, что США неумолимо движутся вниз, переживают упадок.
«Волк близко»
Китайские лидеры и политики десятилетиями верили в то, что мощь США ослабевает, а потому американские политики пытаются не допустить подъем Китая. Мао Цзэдуну очень нравилось предсказывать падение капиталистического мира во главе с США. Он сравнивал его с «умирающим человеком, который быстро увядает». Он регулярно обличал попытки Запада подорвать китайскую коммунистическую революцию, заявляя, что «реакционеры пытаются остановить колесо истории». Эти идеи пережили Мао, хотя в какой-то момент они показались явно неактуальными. Это был момент, когда Коммунистическая партия Китая (КПК) перешла к рыночным реформам, а США остались единственной сверхдержавой после распада Советского Союза. Но 1990-е годы прошли, а уже финансовый кризис 2008-го года, нанесший большие потери США, вдруг не затронул Китай. Он заставил лидеров страны задуматься, а не настанет ли все-таки предсказанное Мао разрушительное падение капитализма. Их видение истории все еще подвержено влиянию марксистской теории, поэтому падение США они видели старомодно. Он представлялся им некими конвульсиями безнадежных «реакционеров» — американских лидеров, которые безнадежно пытались сдержать Китай.
Думается, эти идеи и сформировали представление о США и мире в целом нынешнего лидера Китая Си Цзиньпина. Придя к власти в 2012 году, он заговорил об исторических моделях конфликта между восходящими странами, такими как Китай, и угасающими гегемонистскими державами типа США. Си Цзиньпин напоминал о роли США в ускорении распада Советского Союза и рекомендовал соотечественникам не повторять советские ошибки, приведшие к этому распаду. Си Цзинопин поощрял таких людей, как Ван Хунин (Wang Huning). Ван Хунин — бывший профессор права и давний советник правительства КНР. Его самая известная книга «Америка против Америки» (America Against America) рассказывает о том, насколько США не соответствуют собственным идеалам. Изначально Си и его помощники были больше сосредоточены на политической и идеологической уязвимости системы, которую они унаследовали. Они предполагали, что упадок США будет происходить постепенно.
Для Китая Трамп — это стадия американского распада
Многие представители китайской элиты сейчас считают, что президентство Трампа подтолкнуло этот медленный процесс к новой фазе стремительного и необратимого падения. Они заметили, как президент США отказывался от международных соглашений и институтов, а также его пренебрежение в отношении традиционных альянсов. Они видели, как внутренняя политика США усугубляла неравенство и поляризацию, когда одни американцы стали ненавидеть других, если те не придерживаются их политических взглядов. Китайцы увидели, что Трамп запрещал въезд иммигрантам и сокращал федеральные ассигнования на науку и развитие. Декан Института международных исследований Фуданьского университета Ву Синбо (Wu Xinbo) заявлял в 2018 году, что «неразумная политика» администрации Трампа «ускоряет и усиливает упадок США», а также «значительно ослабляет международный статус и влияние страны». В этом году поддерживаемая Пекином газета Ta Kung Pao написала: «Америка перешла от „упадка" к „быстрому упадку"». Это представление стало центральным положением формирующейся стратегии Китая в отношении США.
Лидеры КПК связывают такой быстрый упадок Америки, помимо кризиса отошедшей от традиционных американских ценностей новой «политкорректной» идеологии, со всё усиливающимися попытками США сдержать Китай. За время президентства Трампа США из скрытой давней угрозы превратились в источник целенаправленных усилий по «полному подавлению» Китая, выражаясь излюбленной фразой китайских официальных органов. В 2018 году Трамп ввел налоговые пошлины на десятки миллиардов долларов на китайскую продукцию, а также ввел запрет в отношении китайских телекоммуникационных компаний Huawei и ZTE. (Несмотря на то, что впоследствии Трамп пересмотрел своё решение по ZTE в пользу китайского лидера Си, угроза компании, полагавшейся на США в производстве примерно четверти компонентов для своего оборудования, была значительной. Аналитики описывали недавние меры против Huawei сходным образом — «смертный приговор» для решившейся конкурировать с США китайской компании.) Риторика бывших и нынешних советников Трампа, таких как Питер Наварро (Peter Navarro) и Стив Бэннон (Steve Bannon) подтверждает самые мрачные и конспирологические предположения китайских лидеров. Питер Наварро опубликовал книги «Грядущие китайские войны» и «Смерть Китаю», а Стив Бэннон призывал к «смене режима в Пекине».
Китайские подозрения подтверждаются
Действия и риторика Трампа укрепили самые пессимистические подозрения Пекина о грядущих долгосрочных усилиях Америки по быстрому подавлению Китая. Китайские лидеры приписывают эти усилия обеим партиям, так как Конгресс практически единогласно проголосовал за законопроект, налагающий санкции в отношении Китая. За этими опасениями стоят факты: видные демократы так же критикуют Китай, как и республиканцы. Например, спикер палаты представителей Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi). В июле в редакционной статье государственной китайской газеты Global Times утверждалось: «Китаю стоит принять реальность, — отношение Америки к Китаю фундаментальным образом изменилось». Изменение во мнении китайской элиты очевидно. По мнению Вэй Цзянго (Wei Jianguo), бывшего высокопоставленного китайского чиновника в сфере торговли, в Пекине преобладает представление о том, что «суть торговой войны — желание США уничтожить Китай». В июне старший дипломат Фу Ин (Fu Ying) заявила, что текущая задача США в отношении Китая — «замедлить его развитие через подавление». Эту битву находящаяся в упадке сверхдержава по имени США «не может позволить себе проиграть». В августе представитель Министерства обороны Чжао Лицзянь (Zhao Lijian) высказал мнение о том, что США «уже далеко не та сверхдержава, какой они когда-то были», а лидеры американцев «работают над подавлением Китая, потому что боятся его роста». Такие идеи чрезвычайно распространены в заявлениях китайских чиновников и экспертов, на страницах газет и журналов Коммунистической партии и в китайских социальных сетях.
Китайские лидеры давно считали, что такое противостояние может однажды случиться, однако всё произошло раньше, чем они ожидали. «Люди в США и Китае годами говорили: „волк близко, волк близко", а волк всё не приходил. В этот раз волк действительно близко», — сказал The New York Times ведущий ученый в области международных отношений Ши Инхонг (Shi Yinhong).
Глаз смотрящего
Эти представления укоренились, так что не следует удивляться тому, что реакция Китая ведёт к дальнейшему конфликту между и без того отличающимися китайской и американской системами. После появления Си Китай совершил поворот к большей авторитарности и доминированию, это заставило понервничать правительства по всему миру. В 2018 году Си снял ограничения на выборы: он будет выходить на выборы и избирать его можно сколько угодно раз. Под его управлением компартия Китая (КПК) более открыто стала демонстрировать свою нелиберальную сущность, совмещая внутренние репрессии и громкую критику демократий за рубежом, а именно критику свободных стран США и Евросоюза. Особенно ужасно проявляются внутренние репрессии в Синьцзяне, где в концентрационных лагерях содержится более миллиона якобы подвергшихся исламистскому влиянию уйгуров и представителей других этнических меньшинств. В этих условиях госсекретарь Майк Помпео призвал «задействовать китайское население и расширить его возможности» в борьбе с Коммунистической партией Китая (этот призыв к «смене режима» в Китае восприняли как незаконное вмешательство во внутренние дела). Несмотря на этот призыв, хватка партии на горле китайского общества остаётся сильной. Этим летом партия провела новые политические и идеологические кампании. А жесткие меры, благодаря которым Китай ответил на опасность пандемии covid-19, показали свою эффективность и укрепили системы надзора и социального контроля в Пекине.
Си Цзиньпин не проводит либерализацию
Некоторые высшие чиновники США продолжали говорить, что цель стратегии Трампа — либерализовать экономическую систему Китая, находящуюся под контролем государства. Однако в самом начале торговой войны в 2018 году китайское правительство высказало другую версию намерений Трампа. Его цели — сугубо меркантильны. Он озабочен только тем, чтобы заполучить для США так называемую выгодную сделку, а на принципы ему якобы плевать. В ответ китайские власти стали укреплять государственный сектор своей экономики. Так они справлялись с экономической нестабильностью, которая могла возникнуть из-за конфликта с США. С самого начала полномочий Си государственные предприятия выигрывали от всё более благоприятной политики правительства и льготного банковского кредитования, часто это происходило за счет частных предприятий. Один экономист, крепко связанный с элитами КПК, рассказал мне, что он и его коллеги в начале считали торговую войну Трампа положительным моментом. Они думали, что она заставит государство сменить политику и возродить рыночные реформы. Однако торговая война привела к противоположному результату: Си удвоил усилия по строительству «сильных, крупных и улучшенных» государственных предприятий и отказался от более глубокой экономической либерализации Китая, о которой так мечтали власти других стран.
Во время торговых переговоров, окончившихся ограниченным соглашением «первой фазы» в январе этого года, Пекин согласился на серию обязательств по покупке американских товаров, но не на какие-либо новые реформы. Государственные СМИ Китая даже писали о повышении управляемой государством экономической модели до статуса «основного национального интереса» Китая. Государственные СМИ позволили себе писать, что сохранение китайских территорий и суверенитета Китая — это тоже часть священного национального интереса. Провал борьбы с пандемией covid-19 на Западе и относительный успех в этом деле КНР для многих в Китае подчеркнул преимущества китайской модели. Xinhua News Agency заявила, что государственные предприятия стали «главной жизненной силой» страны в борьбе с пандемией.
Китай: лучше не торговать с США, чем оказаться в зависимости
Действия Трампа не смогли сдержать продвижение Китая к технологическому превосходству. Наоборот, китайские лидеры только ускорили свои действия по снижению уровня зависимости своей страны от США. Долгие годы Китай балансировал между преимуществами торговли с США с неизбежной при этом взаимозависимостью и избавлением себя от риска оказаться более слабой стороной в отношениях с самой могущественной страной мира. После того как к власти пришел Си, его приоритетом стало избавление от угроз независимости КНР, включая инициативу «Сделано в Китае 2025». Её цель — сделать Китай на 70% независимым в десяти основных технологиях. Си доказал свою способность ради национальной независимости пожертвовать экономическим ростом. Космополитичные чиновники, олигархи и связанные с правительством эксперты, которые ранее поддерживали идею большей интеграции с США, были вынужден с ним согласиться. Ли Цинсы (Li Qingsi), исполнительный директор Центра американских исследований в Китайском народном университете объяснил, почему это произошло. Он написал, что ситуация с американскими санкциями против китайской компании ZTE в 2018 году «избавила от иллюзий тех, кто предлагал опираться на США для развития собственной экономики». Само отношение США дало понять, что «Китай должен следовать традиции рассчитывать только на себя и снижать уровень внешней зависимости». (Федеральная комиссия по связи США объявила китайскую компанию ZTE «угрозой национальной безопасности» Америки — прим. ред.)
Пекину сложно ускорить темп продвижения к самодостаточности, однако направление очевидно. К сожалению, в мире, где Китай станет по-настоящему самодостаточным, у США будет намного меньше рычагов давления на него, чем сейчас. Китай до сих пор зависит от иностранных компаний в области многих основополагающих технологий, включая новейшие полупроводники. А эти полупроводники необходимы для многих производств: от персональных компьютеров и смартфонов до систем искусственного интеллекта. В 2019 году китайские лидеры перестали публично обсуждать инициативу «Сделано в Китае 2025», чтобы снизить напряжение во время переговоров с США, однако суть стратегии никуда не делась. Некий анонимный высокопоставленный чиновник рассказал американскому журналисту, что Коммунистическая партия Китая (КПК) «никогда не уступит» в отношении главных целей этой инициативы. В этом году Си обещал инвестировать ещё 1,4 триллиона долларов в развитие и внедрение передовой технологической инфраструктуры, такой как беспроводные сети 5G, улучшенные датчики и камеры, а также автоматизацию.
Опасения Китая по поводу зависимости от США распространяются на все новые сферы. Особенно острым в последнее время стал вопрос о господстве США в международной финансовой системе, начиная с доллара и заканчивая электронными платежными системами. Даже те китайские чиновники, которые выступают с позиций глобализма, например, бывший министр финансов Лоу Цзивэй (Lou Jiwei), заговорили о рисках «финансовой войны». По их мнению, США делает «всё возможное, чтобы использовать запугивание и длинные руки своей юрисдикции» против Китая.
Китайские элиты называют пандемию covid-19 доказательством того, что, если США начнут обрушаться, они обратят остатки своих сил против Китая. Из-за неспособности Трампа сдержать вирус, к концу августа в США было около шести миллионов подтвержденных случаев заболевания и почти 200 тысяч случаев летального исхода. Эта ситуация подтверждает то, что китайские комментаторы считают ужасным положением страны. Они называют пандемию «Ватерлоо для американского лидерства» и «концом века Америки». Они верят в то, что Трамп во время предвыборной кампании нападал на Китай, чтобы отвлечь внимание от провалов собственной администрации. Так, он назвал covid-19 «китайской чумой» и ввел новые санкции и другие меры против китайских предприятий. Однако многие представители китайской элиты убеждены: какими бы ни были результаты выборов, направление американо-китайских отношений обусловлено неотвратимым упадком США и их враждебностью к Китаю. Юань Пэн (Yuan Peng), влиятельный президент Китайского института современных международных отношений при МГБ Китая, недавно написал: «… Америке будет нелегко вернуть себе роль мирового лидера… китайская политика США будет становиться всё более гиперчувствительной, непреклонной и надменной. В течение какого-то времени они будут только усиливать меры по давлению и сдерживанию».
Пекинские власти призывают к самодостаточности
Си развертывает новые стратегии, основанные на этих ожиданиях. Этой весной он обнародовал экономическую повестку. Её цель — развернуть экономическое развитие Китая внутрь, больше полагаться на огромный внутренний рынок страны и меньше на «нестабильный и непонятный внешний мир». Стимуляция внутреннего спроса давно была предметом обсуждения китайских лидеров. Однако Си обещал сделать рост внутреннего потребления центральным пунктом грядущего пятилетнего плана на 2021-2025 годы. Этот поворот очевидно спровоцирован предположением о том, что США продолжат работать против Китая. В конце июля одно китайское государственное СМИ подчеркнуто провозгласило: «Ни одна страна и ни один человек не смогут остановить исторический темп великого возрождения китайской нации».
Чтобы выиграть время, Си захочет снизить напряжение в торговом и технологическом конфликте с США. Он хочет получить передышку, чтобы Китай успел усилить свои связи с другими экономиками мира, сделать их более разнообразными. Планируется сделать это и при помощи инициативы «Один пояс и один путь». Это международная сеть инфраструктурных проектов, цель которых — укрепить геополитическое влияние Китая. Китай не отказывается от всего мира и всемирной глобализации настолько, насколько он отказывается от Америки и связанного с ней американского варианта глобализации.
Убежденность Китая в том, что США — враждебная страна, да еще при этом держава в состоянии упадка, — эта убежденность придала лидерам этой страны смелости с новой силой преследовать старые цели. Из-за своей веры в упадок США они видят меньше рисков в том, чтобы уверенно защищать свою позицию и свою страну. Их ощущение американской враждебности, среди прочих факторов, усиливает их готовность ради своей страны навлечь на себя международное неодобрение. Они вводят новый закон о национальной безопасности в Гонконге, совершают зверства с Синьцзяне, агрессивно относятся к Австралии, Индии и Филиппинам, угрожают бывшему многие века частью Китая Тайваню. Китайские лидеры при этом позволяют себе налаживать новые партнерские контакты с Россией и Ираном, а своим китайским дипломатам позволяют распространять конспирологические теории о происхождении covid-19 откуда-то еще, помимо Китая. США отказываются от многосторонних и международных институтов, а Китай в это время пытается перестроить глобальные институты, например, Совет по права человека ООН, в свою пользу. Поведение Китая в этих областях часто противоречит интересам США и установленному законом порядку. Пекин попирает правила, которые ему не нравятся, и подрывает либеральные нормы и ценности.
Более совершенная стратегия США на китайском направлении
Как американская стратегия в отношении Китая должна бороться с этими изменениями? Учитывая мрачный опыт прошедших лет, когда давление оказалось абсолютно бесполезным, некоторым захочется попытаться сдержать противостояние, убеждая Пекин в отсутствии у США желания сдержать Китай. Однако эта стратегия вряд ли сработает. Во многих сферах амбиции Китая и вправду конфликтуют с интересами США. Кроме того, Трамп подтвердил слишком многие из представлений Пекина о США. Сейчас никакое дипломатическое убеждение не сможет убедить китайских лидеров отказаться от борьбы за безопасность страны через усиление контроля за населением, укрепление влияния государства на экономическую систему и снижение зависимости Китая от США. Попытка убедить их в обратном в нынешней ситуации будет выглядеть пустой болтовней, противоречащей их представлю о «колесе истории», которое всё быстрее тащит США к упадку. Американская стратегия должна двигаться вперед, а не назад, относительно нынешней затруднительной ситуации.
Однако это совершенно не значит, что мы должны принять повестку дня пекинских чиновников. Те, кто так думает, представляют Китай не как страну, с трудом отвечающую на наше давление, а как несгибаемую мощь, неспособную реагировать на внешние действия. Это неверно. Будет неверным и мнение о том, что неудачные стратегии прошлых нескольких лет сделали США беспомощными перед лицом Китая. Это ложная точка зрения — думать, что мы можем только поднять разводной мост, подготовиться к конфликту и молиться, чтобы КПК и ее власть рухнули. Требуется другой подход, не ностальгическая «перезагрузка» и не эти пугающие фаталистические представления.
Лучший вариант — создать стратегию, которая бы основывалась на более реалистической оценке интересов США и Китая. Пекин видит мир как площадку жесткой конкуренции. Он смотрит через свои идеологические установки. Тем не менее на самом деле при другом подходе Вашингтон всё же может развивать свои интересы, уважая Китай. Самый амбициозный и при этом самый важный аспект этой стратегии — показать Китаю и всему остальному миру американскую силу. Доказать, что США остаются сильными и без сомнения могут возродить источник силы и лидерства. Нужно доказать, что при разработке своей нынешней стратегии китайские лидеры сильно недооценили США. Опровергнув преувеличенные сообщения о собственной кончине, США смогут изменить расчеты Китая и найти способ к устойчивому сосуществованию на выгодных условиях.
Для эффективной конкуренции с Китаем чрезвычайно важна и внутренняя политика США. Нужно восстановить её экономический фундамент. Убедить китайцев в нашем технологическом превосходстве, а также в демократичности нашей системы. Всё это было бы важно даже при отсутствии соперничества с Китаем, однако вражда с Пекином придаёт этим вопросам срочности.
Что нам нужно делать?
Политики в США должны взять пандемию covid-19 под контроль; принять экономическую политику, полезную всем американцам; поприветствовать иммигрантов, обогащающих общество США; добиться расовой справедливости, чтобы показать миру, что США всё ещё остаются маяком свободы и равенства; сделать разумные инвестиции в оборонный потенциал США; а также увеличить федеральное финансирование науки и разработок. Такой амбициозный план национального обновления США, такое наше могущество и устойчивость решительно потрясут основы стратегии китайских коммунистов из КПК. Американские лидеры не должны бояться публично указывать на многочисленные слабости авторитарного Китая, в том числе на старение населения страны. Нужно открывать китайцам глаза на экологический кризис, многочисленные пограничные споры и снижающуюся международную популярность Китая.
США должны объединиться с союзниками и партнерами в Азии и Европе, чтобы выступить против проблемного поведения Китая. Этот шаг должен включать использование совместного экономического рычага давления, чтобы наказать компании и группы, которые воруют интеллектуальную собственность и участвуют в другой несправедливой и нелегальной деятельности. Также нужно усилить военный потенциал и показать растущую решимость перед лицом китайской агрессии. Следует ввести санкции против институтов и лиц, помогающих проводить репрессии в Гонконге, Тибете и Синьцзяне. Нужно работать над возрождением международных институтов и прочих элементов, поддерживающих законный порядок, способный сдерживать соперничество между странами. Защищаясь от Китая, США и их партнеры должны принять меры, чтобы сохранить свое влияние в ключевых сферах международной торговли. При этом нужно полностью освободиться от цепей поставок, создающих неприемлемую зависимость от Китая (к примеру, производства важнейших предметов медицинского назначения). Пусть китайцы сотрудничают с нами в тех сферах, где угроза их влияния менее опасна. Не все риски одинаково опасны. Но США и их демократические союзники много лет были открытыми сообществами. Пусть в глазах китайцев они и остаются открытыми обществами, выступающими за обогащение через экономический, научный и личный обмен между странами всего мира, включая Китай. В каких-то сферах мы продолжим сотрудничество, пусть нам и придется прикладывать больше усилий, чтобы защититься от принуждения и шпионажа со стороны иностранных врагов.
Успокаивая, убеждать в первосходстве
У США и Китая есть важные общие интересы, они должны стремиться избежать худшего исхода своего соперничества. Обе страны должны противостоять серьезным проблемам, например, климатическим изменениям, пандемиям и распространению ядерного оружия. Всё это нельзя проделать без сотрудничества и совместных действий. Лидеры США и Китая должны работать над предупреждением прогнозируемых катастроф, таких как надвигающаяся опасность кибервойны и вероятный конфликт в спорном Южно-Китайском море. В наиболее нестабильный и опасных сферах нужно договориться о границах и эффективных механизмах разрешения кризисов и снятия напряжения. Работая совместно с Китаем над этими вопросами даже в контексте высоко конкурентных отношений, США должны все время как бы успокаивать Пекин. Нужно создать у Китая впечатление, что США не боятся его и не пытаются сдерживать процветание Китая, играющего важную глобальную роль и соблюдающего правила. Со временем всё это поможет китайским лидерам прийти к мнению, что решение неотложных совместных вопросов важнее, чем вера в собственные основанные на страхе представления о США.
Однако все эти усилия сработают только в том случае, если США смогут доказать, что представление Коммунистической партии Китая о неминуемом упадке Америки ошибочно. Давайте поставим себе такую задачу, и ясность этой задачи, уверенность в наших силах станут поводом для нашего оптимизма. Итак, мрачные представления китайских лидеров о судьбе США ложны. США не попали в ловушку старых способов решения проблем, их не сдерживают исторические силы, которые они не способны изменить. Многое из того, что нужно сделать для эффективной конкуренции с Китаем, нам по силам. У Америки ещё есть время начать действовать.
Джулиан Гевиртц — старший научный сотрудник в области китайских исследований в Совете по международным отношениям, сотрудник совместной программы Колумбийского и Гарвардского университетов по изучению взаимоотношений Китая и мира, преподаватель истории в Колумбийском университете.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
765

Похожие новости
20 апреля 2021, 15:00
20 апреля 2021, 11:10
19 апреля 2021, 14:20
20 апреля 2021, 16:50
20 апреля 2021, 11:10
20 апреля 2021, 11:10

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
20 апреля 2021, 16:50
20 апреля 2021, 13:40
19 апреля 2021, 14:20
20 апреля 2021, 11:10
19 апреля 2021, 13:00
20 апреля 2021, 15:30

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
15 апреля 2021, 13:20
14 апреля 2021, 01:20
18 апреля 2021, 11:40
14 апреля 2021, 13:40
17 апреля 2021, 18:40
19 апреля 2021, 16:10
19 апреля 2021, 01:00