Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Foreign Affairs: Китай и Россия оказывают поддержку Ирану

На протяжении последних четырех лет администрация президента США Дональда Трампа не столько проводила внешнюю политику, сколько определяла наказание Ирану. США вышли из иранской ядерной сделки, заключенной в 2015 году, и в одностороннем порядке ввели несколько пакетов санкций.
Вполне возможно, что новая администрация при избранном президенте Джо Байдене рассчитывает остановить этот разрушительный процесс и возобновить конструктивное взаимодействие, но она обнаружит, что Иран очень изменился.
Эти последние четыре года Иран не сидел на месте, пассивно ожидая возобновления ядерной сделки. Вместо этого Исламская Республика объединила свои усилия с Китайской Народной Республикой и Российской Федерацией, чтобы улучшить свое военное положение и укрепить свою экономику. Китай и Россия сейчас всецело вовлечены в дела Ирана — от его нефтяной и портовой инфраструктуры до вопросов его обороноспособности. Результатом этого углубляющегося сотрудничества стало то, что Иран стал гораздо менее восприимчивым, чем когда-то, и к кампании «максимального давления», проводимой Трампом, и к взаимодействию, на которое рассчитывает Байден.
Китай входит в Персидский залив
Еще в 2016 году Тегеран и Пекин заложили основу для того, что должно было стать соглашением о 25-летнемм всеобъемлющем партнерстве, частью китайской инициативы «Один пояс — один путь». Но отношения между двумя странами уходят корнями еще дальше — в те времена, когда Иран находился в центре Великого шелкового пути. Сегодня иранские лидеры видят в Китае не только средство, позволяющее ослабить петлю вашингтонских санкций, но и источник финансовой, технологической и военной помощи, которая могла бы помочь противостоять давлению США.
Китай провозгласил себя защитником национального суверенитета — принципа, который он отстаивает, критикуя санкционную политику США в отношении Ирана. Постоянный представитель Китая при ООН Чжан Цзюнь написал, что санкции США в отношении Ирана «лишены какого-либо юридического, политического или практического эффекта». Министерство иностранных дел Китая обвинило США в «неоднократном нарушении международного права» и призвало Вашингтон «перестать придерживаться неправильного курса» в отношении Ирана. В октябре Минфин США ввел санкции против еще большего числа иранских банков. Китай ответил тем, что уже на следующий день принял министра иностранных дел Ирана Мохаммеда Джавада Зарифа, чтобы провести с ним переговоры.
Китай выделил в виде инвестиций около 400 миллиардов долларов на модернизацию нефтяной, газовой и нефтехимической промышленности Ирана, а также на усовершенствования системы наземных перевозок страны. Китай продолжает финансировать и оснащать иранские порты в Чабахаре и Джаске, которые имеют решающее значение для строительства трубопровода, который позволит Тегерану экспортировать свою нефть в обход загруженного Ормузского пролива. Расширение этих двух портов осложнит попытки США вводить запрет на экспорт из Ирана.
Кроме того, этот проект может заставить США дважды подумать о нанесении удара по Ирану, поскольку сделка между Пекином и Тегераном, по имеющейся информации, включает в себя военный элемент. В настоящее время Джаск — это не более чем рыбацкий порт, но он расположен сразу за Ормузским проливом и после расширения может предоставить китайским военным кораблям возможность контролировать вход и выход. Китай также финансирует расширение аэропорта Чабахара, что расширит потенциал соседнего морского порта за счет воздушных перевозок. Кроме того, в Чабахаре Китай начинает работы по созданию регионального пункта перехвата информации, который позволит Китаю перехватывать сигналы в радиусе почти пяти тысяч километров. В пределах этого периметра находится передовой штаб Центрального командования ВС США (CENTCOM) в Катаре. У Ирана есть основания надеяться, что доступ к китайской разведывательной информации, средствам радиоэлектронной борьбы и системам ПВО позволит предотвратить воздушные удары со стороны США и их союзников.
Сближение с Пекином и улучшение с ним отношений могло бы помочь иранским лидерам обезопасить себя от народных волнений и сепаратистских движений, которые неоднократно потрясали их страну. Иранские спецслужбы пытаются обуздать сопротивление путем создания национального интранета и установки тысяч камер видеонаблюдения в крупных городах и мятежных провинциях. Но Китай на несколько шагов опередил Исламскую республику, создав многофункциональную, очень сложную, систему наблюдения для контроля над своими гражданами, которую может экспортировать. Иранские власти рассчитывают на сотрудничество с китайскими провайдерами, чтобы использовать эту технологию наблюдения, и стремится создать свою национальную интранет-сеть по образцу китайской системы фильтрации содержимого интернета — защитного межсетевого экрана «Великий китайский файрвол».
Россия непоколебима
Россия уже давно лидирует в том, что откровенно выступает против позиции Вашингтона по отношению к Тегерану. В сентябре в ответ на новые американские санкции заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков заявил журналистам: «Мы американских санкций не боимся, мы привыкли к ним. Это никаким образом не повлияет на нашу линию. Наше сотрудничество с Ираном многоплановое…. Так что еще одним исполнительным распоряжением [президента США Дональда] Трампа больше — это ничего не меняет в нашем подходе». Когда в октябре Вашингтон ужесточил санкции, президент России Владимир Путин и президент Ирана Хасан Рухани обсудили вопросы укрепления региональной безопасности, двусторонней торговли и экономического сотрудничества.
Россия с удовольствием продает Ирану оружие, а Иран с радостью его покупает. Министр иностранных дел России Сергей Лавров с гордостью заявил, что «нет такого понятия оружейное эмбарго против Ирана… эмбарго нет, [и] не будет каких бы то ни было ограничений». Когда 18 октября 2020 года ООН отменила десятилетнее эмбарго на поставки оружия, Рухани злорадно заявил: «мы можем… покупать оружие у всех, у кого пожелаем». Согласно докладу разведывательного управления Министерства обороны США за 2019 год, среди этих закупок могут быть российские истребители Су-30, учебно-боевые самолеты Як-130, основные боевые танки Т-90 МБТ, зенитные ракетные комплексы С-400 и береговые ракетные комплексы «Бастион».
Единственными ограничениями в закупках оружия будут оборонный бюджет Тегерана и готовность Москвы вооружать своего южного соседа.
В июле Зариф встретился с Лавровым, чтобы обсудить расширение альянса двух стран. Тегеран стремится обновить ратифицированный в декабре 2001 года Договор об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран. Взамен Россия хочет получить доступ к базам военно-воздушных и Военно-морских сил на территории Ирана. Корпус Стражей Исламской революции уже сотрудничает с российскими войсками и вспомогательными подразделениями в Сирии.
Тегеран начинает понимать выгоду укрепления своих отношений с Китаем и Россией. В конце декабря 2019 года Россия включила Китай и Иран в число участников четырехдневных морских учений «Пояс морской безопасности», которые проводились в Персидском заливе, Оманском заливе и Индийском океане — водах, до этого времени находившихся под контролем Пятого флота ВМС США. В ходе морских маневров было проверено, насколько Чабахар может конкурировать с центральной командной базой ВМС США в Бахрейне. Кроме того, в сентябре 2020 года иранские войска вместе с войсками Китая, России и приданными им войсками приняли в участие в совместных учениях на Кавказе.
Китай и Россия заинтересованы в том, чтобы противостоять санкциям США в отношении Ирана, в том числе вторичным санкциям, создающим проблемы странам, которые сами ограничений не вводили. В августе Китай и Россия вместе пытались убедить других членов Совета Безопасности ООН, включая таких традиционных союзников США, как Франция и Великобритания, поддержать предложение администрации Трампа о снятии санкций с Тегерана. Когда США Госсекретарь Майк Помпео позже объявил о санкциях против юридических и физических лиц Китая и Гонконга за помощь Ирану в перевозке грузов морским путем, заместитель постпреда России при ООН Дмитрий Полянский вызывающим тоном написал в «Твиттере»: «Не США должны указывать нам или другим, что можно и чего нельзя делать».
Представители властей Китая и России ясно дали понять на конференции по регионоведению в Пекине в 2019 году, на которой присутствовал один из авторов данной статьи, что их страны преследуют общую цель — лишить США статуса глобального лидера. Они стремятся создать многополярную систему взамен той, в которой доминировали Соединенные Штаты. Соответствующую риторику использовал и Зариф, написав в «Твиттере», что его страна тоже «отвергает односторонность США и попытки США создать однополярный мир».
Важнее всего дела
Байден знает, что ему нужно будет возобновлять переговоры с Ираном. В бытность кандидатом Байден писал, что если Тегеран вернется к строгому соблюдению условий ядерной сделки, «я вновь присоединюсь к соглашению и использую нашу возобновленную приверженность к политике дипломатии для взаимодействия с нашими союзниками с целью ее укрепления и расширения и при этом более эффективного противодействия другим дестабилизирующим действиям Ирана». Будущая новая администрация США признает, что она не может игнорировать роль Ирана в районе Персидского залива.
Но новой администрации США будет нелегко убедить руководство Тегерана, для которого «важнее всего дела», что восстановленная или новая сделка не будет нарушена, как это было с первоначальной сделкой. Более того, несмотря на санкционное давление, руководство Ирана продемонстрировало свою непоколебимость в стремлении к региональной гегемонии и сохранению режима. Трудно поверить, что теперь оно решит ограничить оружейный потенциал своей страны при том, что их соперники в других странах Персидского залива свой потенциал расширяют. Не исключено, что Байден захочет переманить Тегеран у Пекина и Москвы, но он мало что сможет предложить стране, которая не стремится заключить союз с США и не хочет этого.
Китай и Россия являются единомышленниками, необходимыми Ирану в его стремлении стать мощным игроком в условиях нового мирового порядка. При наличии этих могущественных режимов в числе своих сторонников верховный лидер Али Хаменеи может быть уверенным, что глобальное господство США, как он сказал, «долго не продлится». И Зариф может курсировать между Тегераном, Пекином и Москвой, чтобы укрепить новый «тройственный союз» с таким расчетом, что Иран будет занимать удобное место в его центре.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
432

Похожие новости
26 ноября 2020, 11:40
26 ноября 2020, 17:20
26 ноября 2020, 13:40
26 ноября 2020, 00:20
26 ноября 2020, 04:10
26 ноября 2020, 13:40

Новости партнеров

Актуальные новости
26 ноября 2020, 14:10
25 ноября 2020, 14:50
26 ноября 2020, 13:40
26 ноября 2020, 17:20
26 ноября 2020, 11:40
26 ноября 2020, 17:20

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
21 ноября 2020, 00:40
22 ноября 2020, 13:10
20 ноября 2020, 19:30
21 ноября 2020, 08:40
24 ноября 2020, 04:40
20 ноября 2020, 15:30
23 ноября 2020, 22:50