Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Folha: проект «Один пояс, один путь» создает проблемы его участникам

Организаторы стремительно набирающего обороты проекта, главного детища президента Си Цзиньпина (Xi Jinping), цель которого — выход на международные рынки и вовлечение стран в сферу влияния Китая, теперь положили глаз на Латинскую Америку и, разумеется, ее крупнейший рынок — Бразилию.
Так называемая инициатива «Один пояс, один путь» (Belt and Road Initiative, BRI или, неофициально, Новый Шелковый путь) свяжет Азию, Ближний Восток, Европу и Африку посредством сетей железных дорог, портов и других инфраструктурных объектов.
По данным китайского правительства, в проекте уже участвуют 22 страны, а также подписано 180 меморандумов о сотрудничестве; к концу 2016 года, когда Китай с Европой связывали 39 железнодорожных линий, таких меморандумов насчитывалось всего 46. Благодаря своему географическому положению — на побережье Тихого океана — Чили традиционно ведет переговоры с азиатскими странами. Так, именно эта страна первой в латиноамериканском регионе присоединилась к BRI через меморандум, подписанный в конце 2018 года.
По мнению аналитиков и местных СМИ, в ноябре в Бразилиа на саммите БРИКС (группы, в которую входят Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) Пекин, скорее всего, предложит остальным странам региона присоединиться к проекту, который Си называет «проектом века».
Предполагается значимое политическое решение о серьезном расширении BRI с географической точки зрения, равно как и о выходе его за пределы первоначальной концепции.
Правительство Жаира Болсонару (Jair Bolsonaro) занимает в отношении Китая двойственную позицию. Крыло большей идеологической направленности хочет уменьшить воздействие на Бразилию азиатского гиганта, которого считает стратегической угрозой.
В ходе лекции для студентов Института Риу-Бранку (Instituto Rio Branco), где готовят бразильских дипломатов, министр иностранных дел Эрнесто Араужу (Ernesto Araújo) сказал, что Бразилия «не станет продавать душу ради экспорта железной руды и сои». Китай является крупнейшим покупателем данного бразильского сырья.
От этого сектора поступили жалобы, и министр экономики Паулу Гедеш (Paulo Guedes) более прагматично заявил, что никакого сокращения торговли с Китаем не предвидится.
Прежде чем отправиться в США на встречу с президентом Дональдом Трампом Болсонару объявил о предстоящем визите в Пекин — по словам Оливера Стуенкеля (Oliver Stuenkel), профессора Фонда Жетулиу Варгаса (FGV), для умеренных политиков это большая победа.
«Китай испытывает некоторую обеспокоенность по поводу жесткой риторики Болсонару. Это может сказаться на отношениях с азиатской страной, однако расширение проекта „Один пояс, один путь" в Латинскую Америку продолжается, оставаясь приоритетом для Пекина. Встреча Болсонару и Трампа не меняет этой логики», — сказал он.
Обеспокоенность США наступлением Китая вполне оправданна. Путем финансирования строительства порта Пирей в Греции — в период, когда страна находилась в тисках финансового кризиса — Пекин вступил во владения Брюсселя.
И продолжит движение вглубь этой территории, поскольку в субботу (23 марта) Пекин подписал с Италией меморандум BRI об инвестициях в порты, логистику и судоходство — это первое соглашение со страной Большой семерки.
«Таким образом проект обретает окончательную легитимность. В Европе ведутся довольно интересные дебаты о том, как внутренняя конкуренция европейских стран в борьбе за китайские инвестиции приводит к снижению способности Европы действовать сообща и формулировать более последовательную стратегию в отношении Китая, — сказал Стуенкель. — Членство Италии еще больше затрудняет реализацию этой стратегии».
Чтобы действовать на афганской территории, Китай договаривался с талибами и местными группировками. Сделав центральной составляющей BRI китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК), он получил право голоса в правительстве в Исламабаде. Китай создаст военный платцдарм в Африке — базу в Джибути, которая станет единственным китайским военным объектом за пределами страны.
Но дело в том, что Соединенные Штаты практически не способны конкурировать с Китаем, активность которого особенно ярко проявляется в тех областях, где Китай обладает стратегическим превосходством. «У США нет компании, производящей высокоскоростные поезда в Африке, да и на территории самих Соединенных Штатов таких поездов нет», — поясняет Стуенкель.
Аналитиков тревожат задолженности по проектам
Помимо вопроса политического влияния аналитики обеспокоены отсутствием прозрачности в проектах инициативы «Один пояс, один путь» и высокой задолженностью, которую она создает.
Целый ряд стран — особенно небольших, которые не располагают доступом к международной кредитной системе — это делает заложниками Китая, которому они должны миллионы долларов.
Дело в том, что данные проекты, как правило, финансируются за счет займов у китайских учреждений, которые полностью или частично носят государственный характер.
В отчете Центра глобального развития указываются восемь стран, для которых BRI уже создает проблемы с приемлемым уровнем задолженности, что оказывает негативное влияние на государственные расходы и общий экономический рост.
«Нет сомнений в том, что проекты, осуществляемые в рамках BRI, имеют свои преимущества, будь то большая эффективность торговли или более высокие показатели экономической активности, — сказал один из авторов отчета Скотт Моррис (Scott Morris). — Но мы не можем не учитывать затраты. Для многих стран это связано с оценкой задолженности и устойчивости этих долгов. И в случае некоторых стран не до конца ясно, можно ли говорить о чистой выгоде».
«Практически все финансирование BRI происходит за счет кредитов, а не финансовой помощи, и нельзя с уверенностью сказать, что эти страны в состоянии взять на себя такие долги», — пояснил он.
Так, по данным МВФ, государственный внешний долг Джибути за два года увеличился с 50% до 85% ВВП. Большая часть этого долга приходится на «Чайна Эксим бэнк» (China Exim Bank).
В этой стране Китай также планирует построить порт, нефтяной терминал и дорогу, соединяющую Джибути с Аддис-Абебой в Эфиопии.
Лаос, одна из самых бедных азиатских стран — несмотря на наблюдающийся в последнее десятилетие восьмипроцентный рост среднего ежегодного показателя ВВП — вложил почти половину своего ВВП, шесть миллиардов долларов, в железную дорогу, которая связывает его с Китаем.
В Пакистане 80% от предполагаемой стоимости КПЭК (которая, по оценкам составляет 62 миллиардов долларов) финансируется Китаем. Из-за высокой задолженности эта страна уже закрыла связанные с BRI проекты и запросила кредиты у МВФ.
В 2011 году Китай согласился простить Таджикистану часть его долга в обмен на земли площадью 1158 квадратных километров, расположенные на спорной территории. По словам таджикских чиновников, они уступили Китаю только 5,5% земли, на которую претендовал Пекин.
Шри-Ланка взяла кредит на восемь миллиардов долларов США под шестипроцентную ставку на строительство порта Хамбантота (Hambantota). В июле 2017 года Пекин согласился заключить сделку «своп» — заменив долговой контракт на аренду порта сроком на 99 лет.
В январе на Всемирном экономическом форуме в Давосе инициатива «Один пояс, один путь» была предметом обсуждения целой группы экспертов, в которую входили представители Китая и других стран, участвующих в проекте.
Пользуясь случаем, президент Азербайджана Ильхам Алиев напомнил, что на протяжении многих лет его страна добивалась финансирования для строительства железной дороги, но так его и не получила. «Финансовым учреждениям следует уделять этому вопросу больше внимания и помогать странам инвестировать в ключевые инфраструктурные объекты», — сказал он.
В качестве примера вновь приводится Лаос: эта маленькая страна играет центральную роль в железнодорожных проектах, приоритетных для BRI, между тем Лаос обладает весьма ограниченными возможностями для их финансирования.
«Всемирный банк или Азиатский банк развития просто не возьмутся за финансирование столь масштабных проектов в такой стране, как Лаос, потому что риск слишком высок. Таким образом, страна оказывает перед дилеммой, — соглашается Моррис. — Но это вовсе не означает, что правильным решением является инвестирование в такие проекты».
Между тем китайцы вынашивают честолюбивые планы использовать BRI в качестве бренда для финансовых субъектов: так, в Латинской Америке местный региональный банк развития может инвестировать в проекты наряду с Китаем.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
765

Похожие новости
16 августа 2019, 15:10
17 августа 2019, 02:20
17 августа 2019, 13:30
16 августа 2019, 18:00
16 августа 2019, 15:10
16 августа 2019, 15:10

Новости партнеров

Актуальные новости
17 августа 2019, 13:30
16 августа 2019, 12:20
16 августа 2019, 18:00
16 августа 2019, 20:40
16 августа 2019, 18:00
17 августа 2019, 23:10

Выбор дня
17 августа 2019, 11:30
17 августа 2019, 03:00
17 августа 2019, 13:30
17 августа 2019, 19:10
17 августа 2019, 17:00

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ
Загрузка...

Популярные новости
17 августа 2019, 03:00
16 августа 2019, 20:40
14 августа 2019, 12:40
12 августа 2019, 16:00
12 августа 2019, 13:10
11 августа 2019, 12:40
14 августа 2019, 12:40