Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

FAZ: можно ли еще остановить «Северный поток — 2»?

В связи с обострением украинского конфликта усиливается критика в адрес газопровода «Северный поток — 2», который на протяжении 1 230 километров должен пройти из России в Германию. Не только Зеленые требуют, чтобы правительство ФРГ перестало поддерживать этот балтийский трубопровод после инцидента в Керченском проливе. Также три кандидата на пост главы ХДС — Аннегрет Крамп-Карренбауэр (Annegret Kramp-Karrenbauer), Фридрих Мерц (Friedrich Merz) и Йенс Шпан (Jens Spahn) — дистанцировались в последнее время от этого проекта, причем Крамп-Карренбауэр выразила сомнение в том, возможно ли еще какое-то вмешательство в уже запущенный процесс.
Действительно, Германия была первой страной, которая выдала проектной компании все разрешения на этот проект стоимостью в 9,5 миллиардов евро, который форсирует российский газовый концерн Газпром с пятью европейскими партнерами. В конце января этого года Горное ведомство города Штральзунд выдало разрешение на строительство и эксплуатацию трубопровода в пределах немецкой 12-мильной зоны. Союз охраны природы Германии безуспешно протестовал против этого. В марте Федеральное ведомство по судоходству и гидрографии ФРГ выдало разрешение для исключительной экономической зоны Германии.
Если у Германии есть возможность настаивать на отдельных требованиях политического характера, то права вето на строительство этого трубопровода у нее нет. Чтобы обеспечить безопасность инвестиций, окончательные разрешения можно отменить только при условиях, предусмотренных законом. Это довольно низкие барьеры, когда впоследствии выясняется, что разрешение было противоправным уже на момент его выдачи, то есть его вообще нельзя было выдавать. Однако в случае с «Северным потоком — 2» для этого нет никаких оснований. То, что Россия придерживается норм международного права, не было правовой предпосылкой для выдачи разрешений на строительство и эксплуатацию.
Законное административное распоряжение может быть отменено, если оно связано с обязательством, которое не было выполнено. В крупных проектах обязательства являются скорее правилом, чем исключением. Однако с правовой точки зрения вовсе не обязательно начинать здесь полную проверку всех обязательств. То есть если очевидно, что цель для отмены имеет, прежде всего, политический характер и не имеет ничего общего с выполнением обязательств, то отмена, которая все же произойдет на этой основе, будет рассматриваться как ошибка в определении меры наказания и тем самым будет незаконной. И хотя, например, защита исчезающих видов жуков является для граждан веской причиной в борьбе против таких проектов как «Штуттгарт 21», однако официальные власти должны все же исходить из принципов соразмерности.
Однако закон знает еще одно возможное основание: административное распоряжение может быть отменено в целях предотвращения или устранения тяжких последствий для общего блага. Здесь следует напомнить, что этот проект ведет к дальнейшей дестабилизации Украины, так как она из-за этого теряет свое значение как транзитная страна для поставок газа, что негативно скажется и на европейской и немецкой ситуации с безопасностью. Однако в таких случаях суды ставят очень высокие барьеры. Как правило, должно действовать следующее: тот, кто получил разрешение, должен верить в то, что его у него не отберут. Здесь все усложняется тем, что эти разрешения были выдан в начале года, то есть в то время, когда российская агрессия против Украины уже шла полным ходом. В любом случае официальные власти должны будут компенсировать ущерб Газпрому. При этом сложным является вопрос, должны ли возмещаться все инвестиционные затраты. Значительные расходы имели место еще до того, как были получены все разрешения. Защита доверия сама по себе действует только с момента получения последнего разрешения. Можно к тому же предположить, что законодатель проявит активность и — как и в случае с выходом из атомной энергетики — издаст закон, который предотвратит эксплуатацию этого трубопровода, например, закон о самостоятельности немецкого энергетического хозяйства. Но и в этом случае должна быть выплачена компенсация.
Для того, чтобы остановить «Северный поток — 2», есть, кстати, еще и другие пути, в «обход» ЕС. Европейская комиссия уже давно критически относится к этому проекту. Она не могла помешать выдаче разрешений, так как это является компетенцией стран-членов ЕС. Она делает ставку на регуляторные барьеры, чтобы сделать строительство этого трубопровода непривлекательным для Газпрома. В случае с газопроводом «Южный поток» комиссия несколько лет тому назад все это уже успешно проделала. В последний раз осенью 2017 года комиссия предложила применять правила внутреннего рынка ЕС для трубопроводов из третьих стран. Тогда Газпром как поставщик газа не мог бы одновременно и эксплуатировать этот трубопровод. К тому же трубопровод должен был бы стать доступным и для других поставщиков газа — и то и другое является неприемлемым обязательством для российского концерна. Европарламент принял это предложение. Однако в совете министров ЕС некоторые государства тормозят, прежде всего Австрия, которая в настоящий момент председательствует в Евросовете и, собственно говоря, обязалась соблюдать нейтралитет. Она систематически затягивала совещания, говорят в Брюсселе. К «тормозящим» относится до сих пор и правительство ФРГ.
Если «Северный поток — 2» будет построен, то Газпром сможет поставлять вдвое больше газа, чем раньше, 110 миллиардов кубометров, через Балтийское море в Германию. Это соответствовало бы 80% российского экспорта. Украина как транзитный маршрут стала бы ненужной. Переговоры между Еврокомиссией, а также между украинским и российским правительствами о будущем транзите газа через Украину пока заморожены. В среду украинский министр иностранных дел Павел Климкин был в Брюсселе для того, чтобы переговорить с компетентным вице-президентом Марошем Шевчовичем (Maros Sefcovic). После этого намеченная на 11 декабря следующая встреча с русскими была отодвинута на январь. Еврокомиссия хочет ясности как можно быстрее. До президентских выборов на Украине в конце марта необходимо, чтобы по меньшей мере основные черты заканчивающегося в 2020 году транзитного договора быть определены. При этом речь идет прежде всего о том, чтобы Украина и дальше получала доход за транзит газа через свою территорию. В Брюсселе говорят, что правительство ФРГ играет при этом вполне конструктивную роль.
Самая большая опасность для «Северного потока — 2» могла бы тем временем исходить от администрации США. Она могла бы затормозить этот проект санкциями против участвующих фирм. Это могло бы затронуть таких партнером Газпрома как дочка BASF Винтерсхалл (Wintershall) или Юнипер (Uniper), бывшая Eon. Финансовую брешь Газпром смог бы закрыть. Иначе было бы, если бы американцы взяли под прицел итальянскую фирму Saipem, которая занимается прокладкой обоих веток трубопровода. Эти итальянцы имеют настолько высокую квалификацию и узкую специализацию, что замену для них найти было бы весьма трудно.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

977

Похожие новости
11 декабря 2018, 14:50
11 декабря 2018, 16:50
11 декабря 2018, 22:30
13 декабря 2018, 13:40
12 декабря 2018, 09:40
13 декабря 2018, 13:40

Новости партнеров

Актуальные новости
13 декабря 2018, 02:30
13 декабря 2018, 08:50
13 декабря 2018, 05:10
12 декабря 2018, 12:30
13 декабря 2018, 10:50
13 декабря 2018, 08:00

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
10 декабря 2018, 18:30
08 декабря 2018, 02:50
08 декабря 2018, 02:00
07 декабря 2018, 12:00
07 декабря 2018, 21:10
07 декабря 2018, 17:40
09 декабря 2018, 17:10