Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Expresso: «Эти 42 миллиона — не фашисты, иначе перед нами была бы самая большая их концентрация в истории. Речь идет о договоре с Мефистофелем»

Бразилия хочет «перемен, что бы они с собой ни несли». Жаир Болсонару (Jair Bolsonaro), кандидат от крайних правых, одержал победу в первом туре, набрав 46%, и теперь поборется за президентское кресло с кандидатом от Партии трудящихся (PT) Фернанду Хаддадом (Fernando Haddad). Каким бы ни был результат второго тура выборов, который пройдет 28 октября, люди «не хотят примирения»: «В Бразилии богатые ополчились против бедных, юг против северо-востока, женщины против мужчин, более образованные слои общества против менее образованных». И как следствие: «Мы танцуем танго с закрытыми глазами на краю пропасти».

Пусть Болсонару еще не может похвастаться окончательным триумфом, он уже победил. Сегодня почти 50 миллионов бразильцев — из 140 миллионов, составляющих электорат — не только поддерживают, но и активно борются за продвижение ряда наиболее радикальных политических мер, о которых не говорили в публичном пространстве или в ходе предвыборной кампании со времен окончания диктатуры.

В последние месяцы страна раскололась надвое: с одной стороны, люди, испытывающие глубокую ненависть к Партии трудящихся Лулы (Lula da Silva), бывшего президента Бразилии, который в настоящее время сидит в тюрьме по обвинению в коррупции; с другой — бедные слои населения, которые видят в Луле едва ли не божественного посланника, позволившего их темнокожим детям поступать в университет через квоты. Да, в Бразилии дела по-прежнему обстоят именно так. И это лишь один пример. Реформы проехались по стране асфальтовым катком, и в результате мы имеем более 49 миллионов человек, которые думают, что PT зашла слишком далеко. Преемнику Лулы, Фернанду Хаддаду, который так и не смог воспользоваться всем политическим капиталом своего предшественника, по сути не восприимчивого к нападкам оппонентов, достались только 29% голосов.

«В общем, мира в ближайшее время не предвидится, — заключает Вилсон Гомеш (Wilson Gomes), философ и профессор теории коммуникации в Федеральном университете Баии (Universidade Federal de Bahia). — Результат этих выборов показывает, что бразильцы не хотят примирения, переговоров или возможных соглашений. Они делают ставку на крайности и противовесы. Мы тушим огонь бензином и танцуем танго с закрытыми глазами на краю пропасти».

Вот уже 25 лет Партия трудящихся и Бразильская социал-демократическая партия (PSDB) сменяют друг друга у власти во дворце Планалту, но в минувшее воскресенье, 7 октября, эта «пересменка» закончилась. Жаир Болсонару, бывший военный, верный идеалам «золотого века» диктатуры, когда, по его мнению, «слишком много пытали и слишком мало убивали», получил в первом туре 46% голосов, не добрав всего четыре процента для того, чтобы стать президентом. Простота его лозунгов, обещание гарантировать безопасность на улицах, где господствует преступность, и «честность» его посланий, пусть они и чреваты социальным разделением, кажется, всколыхнули Бразилию, где все больше людей стремятся к переменам — что бы они с собой ни несли.


По словам экспертов, разногласия, поляризация, высказывания из серии «все или ничего», которые мы уже наблюдали на выборах в 2014 году, вышли «на новый уровень». «Теперь богатые ополчились против бедных, юг против северо-востока, женщины против мужчин, более образованные слои общества против менее образованных. Расслоение сделалось более выраженным», — говорит Андрея Фрейташ (Andrea Freitas), профессор политологии в Государственном университете Кампинас (Universidade Estadual de Campinas).

В очереди на голосование «Экспрессо» побеседовала с искусствоведом из Порту-Алегри (Porto Alegre) Жулией Ассеф (Julia Assef). Молодая женщина, которая находится на пятом месяце беременности, искренне призналась «Экспрессо» в своих опасениях: она боится «очередного установления диктатуры, нового закона о хранении оружия, экстремистов, которых хватает с обеих сторон, а также ненависти, которая окончательно овладела людьми». Убедившись в том, что бразильское общество переживает «печальный» период регресса, она пошла на выборы, потому что не хочет, чтобы ее дочь росла в атмосфере «мачизма, женоненавистничества и гомофобии», сформированной за последние годы дискурсом рядовых граждан.

Редкие аналитики не указывают на социальные разногласия как на главную причину возвышения Болсонару, однако Хосе Эрмина (Xosé Hermina), редактор бразильской «Эль Паис», придерживается более жесткого мнения. Он говорит о том, что на самом деле интересует элиты, которые выбирают бывшего военного — при этом подчеркивая, что невозможно достичь столь внушительного результата, не проникая в самые разные социальные классы. Эрмина пишет: «Еще несколько месяцев назад финансовый мир смотрел на Болсонару с подозрением. Не столько потому, что он называл права человека „навозом", предлагал племенам индейцев в качестве пищи „довольствоваться травой" или потому, что отказался осудить убийство левого депутата от Рио-де-Жанейро Мариэль Франко (Marielle Franco). Главным камнем преткновения была государственная концепция экономики, которую Болсонару унаследовал у своей любимой военной диктатуры (1964-1985). Элиты не разделяли его принципы, поэтому он нанял ультралиберального экономического гуру, и все сомнения вмиг рассеялись».

А вот Тьяго Кортес (Tiago Cortês), социолог Школы социологии и политики в Сан-Паулу, считает, что Болсонару несет с собой не риски, а «возможности». Организатор кампании кандидата от PSL в Сан-Паулу Кортес говорит «Экспрессо», что общество сегодня «действительно сильно» поляризовано, но это происходит потому, что левые «слишком долго держались у власти» и все это время стране не хватало «решительной оппозиции». По его мнению, риторика Болсонару нацелена на «объединение нации». Член команды разработчиков предвыборной программы Болсонару заверяет, что «новое правительство не станет заниматься реваншизмом».

Со своей стороны, Вилсон Гомеш подчеркивает, что было бы несправедливо утверждать, что все люди, проголосовавшие за Болсонару, являются фашистами и защищают военизированное общество, где женщина в одночасье утратит свои социальные функции и где ей будет отведена роль исключительно кухарки и продолжательницы рода. «Все эти 42 миллиона — не фашисты, иначе перед нами была бы самая большая их концентрация в истории, речь идет о 42 миллионах противников Партии трудящихся, которые, чтобы получить то, чего они хотят, готовы подписать фаустовский договор с Мефистофелем, — говорит он. — Они дали карт-бланш фашисту, хотя сами, возможно, таковыми не являются».

Рафаэл Гедеш (Rafael Guedes, 35 лет) работает журналистом. Он, как и многие другие, не согласен с ярлыком «фашиста». «Фашисты отстаивали абсолютное господство государство, Болсонару призывает к его минимальному вмешательству. Фашисты ратовали за тупой замкнутый в себе национализм; Болсонару выступает за открытый национализм, готовый заключать союзы с самыми разными странами. Фашисты хотели взять СМИ под контроль; Болсонару защищает свободу слова», — пишет он «Экспрессо» в Фейсбук. На самом деле кандидат от PSL, похоже, хочет смягчить риторику. Когда стали известны результаты первого тура, Болсонару обратился к своим избирателям в прямом эфире через Фейсбук и YouTube, сказав, что теперь возьмет «курс на правоцентризм» и что его цель — «объединить страну».

Рафаэл Гедеш проголосовал за Болсонару, поскольку считает, что «очень многие бразильцы» не имеют политического представительства, в том числе и население более бедных регионов, таких как северо-восток страны — по его мнению, PT сослужила этим людям плохую службу. «С социальной точки зрения результат выборов показал, что большинство бразильцев желают видеть своим президентом Болсонару. Те, кто его не хотят, составляют меньшинство, сосредоточенное на северо-востоке страны: эти люди находятся в рабстве у программ социального обеспечения, которыми Партия трудящихся покупала их голоса, — пишет он. — Прежде всего, результат выборов показал, что бразильский политический истеблишмент действует не в интересах бразильцев. Он показал, что политики не понимают драмы простых людей. Что они не заботятся о судьбе своего народа. Он показал, что власть — это единственное, к чему они стремятся».

Болсонару, уверенно вышедший во второй тур, был, по мнению Рафаэла Гедеша, первым, «кто, защищая характерную для правых повестку дня, нашел отклик у консервативного бразильского народа». «У нас есть политик, который ратует за свободу вероисповедания, свободу слова, за традиционную семью, экономический либерализм и общественную безопасность и делает это так решительно, как никто из кандидатов или президентов до него», — пишет журналист.

Чего стоит ждать

По словам профессора истории Бернарду Лусеру (Bernardo Lucero), который также является сторонником PT, во втором туре Болсонару могут отдать свои голоса три категории избирателей: «Во-первых, те люди, которые купились на риторику радикализма, таковых меньшинство; во-вторых, те, кто не желает пятый раз подряд видеть у власти Партию трудящихся; и третья категория — это люди, которые совершенно не верят в политику, которым больше нет дела ни до левых, ни до правых».

Если такая поляризация продолжится, противникам Болсонару будет очень нелегко отстоять свои позиции. Неясно, есть ли шанс на победу у Хаддада, но в чем сомнений нет, так это в том, что обоим кандидатам предстоит почти месяц борьбы. «Болсонару — безусловный фаворит этой гонки, но ему придется больше быть на виду, участвовать в дебатах, представлять предложения. Это заставит многих, кто голосовал за него лишь потому, что не хотел выбирать PT, задуматься, и, возможно, они изменят свое мнение. Между противостоянием PT и фашизмом есть ощутимая разница, и наверняка найдутся те, кто в итоге отвернется от Болсонару», — говорит Бенедито Тадеу Сезар (Expresso Benedito Tadeu César), политолог и писатель.

Сезар считает, что PT попытается расширить круг свои союзников, обратясь «не только к левым, но и к центристским партиям и даже, кто знает, к некоторыми секторам правых демократов», но писатель предупреждает Хаддада: «Если PT и ее коалиции удастся разработать собственные предложения и объяснить риски, которые несет с собой Болсонару, Хаддад получит возможность повернуть игру в свою пользу, однако ему придется сосредоточить свою кампанию на экономических и социальных предложениях и избегать дебатов, касающихся моральных и поведенческих вопросов».

«Второй тур будет голосованием регионов, — говорит Лусеру. — Северо-восток будет голосовать за PT, потому что пользуется многочисленными благами государственной политики. Серьезная борьба за голоса развернется в других местах. Северо-восток видел ощутимые результаты работы политиков и знает, за что голосует, тогда как большинство населения этих результатов не видело».

Двадцать дней — это девятнадцать утр. Как писал в своей знаменитой песне Шику Буарке (Chico Buarque): «Несмотря на тебя / Завтра будет / Новый день / Я еще надеюсь увидеть / Сад в цвету, / Который тебе не нужен». Буарке был уверен, что песню зарежет цензура, но этого не произошло — и песню в Бразилии распевали до тех пор, пока власти не осознали, о чем в ней идет речь, не вторглись на фабрику «Филлипс» и не уничтожили все копии. Кроме оригинала.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

770

Похожие новости
14 октября 2018, 15:10
16 октября 2018, 00:10
15 октября 2018, 13:10
15 октября 2018, 13:10
15 октября 2018, 02:10
16 октября 2018, 03:00

Новости партнеров

Актуальные новости
15 октября 2018, 21:30
15 октября 2018, 18:40
15 октября 2018, 18:40
15 октября 2018, 13:10
15 октября 2018, 18:40
15 октября 2018, 21:30

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
13 октября 2018, 03:30
14 октября 2018, 15:10
09 октября 2018, 20:30
12 октября 2018, 02:40
09 октября 2018, 19:40
10 октября 2018, 13:00
13 октября 2018, 11:40