Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Европа должна переиграть блефующего Трампа

«Очень хорошо, один» — это слова из знаменитого мультфильма Дэвида Лоу про июнь 1940 года, рисующего одинокого британского солдата, стоящего перед бурным морем и вражескими бомбардировщиками. Франция пала, танковые дивизии достигли Ла-Манша, и Великобритания была единственной крупной державой, держащейся против нацистов. На данный момент в величайшей борьбе между свободой и тиранией Земля свободных еще не показалась.
«Америка прежде всего» — лозунг изоляционистов в Конгрессе в первые дни Второй мировой войны, который свяжет руки президента Франклина Рузвельта еще на 18 месяцев, в то время как Европа будет оставлена на произвол судьбы.
Перенесемся почти на 80 лет вперед. И президент Соединенных Штатов — первый человек Америки, чья единственная последовательная точка зрения, похоже, заключается в том, что он ненавидит альянсы в принципе — угрожал выйти из НАТО, если Европа не удвоит целевые показатели своих расходов на оборону до четырех процентов.
Дональд Трамп превратил в острое стратегическое потрясение то, что было долгосрочным риском для Европы — разъединение с США, которые фокусируются на соперничестве с Китаем. Чтобы довершить дело, за два дня до того, как он 16 июля встретился в Хельсинки с президентом России Владимиром Путиным, в интервью вечерним новостям на «Си-Би-Эс» Трамп назвал Европейский Союз «врагом». Неподготовленная Европа сталкивается с двумя серьезными угрозами: со стороны России на востоке и со стороны гражданской войны и краха государственности на юге. Эти угрозы серьезны, но Европа в состоянии справиться с ними, если попытается.
В конце концов, размер ВВП России — это всего лишь Испания и Португалия вместе взятые. Европа должна сама позаботиться о Путине. Между тем, Ливия находится в хаосе потому, что европейские державы не могли навести порядок после их вмешательства. В ходе этой миссии до того быстро были израсходованы высокоточные боеприпасы, что запасы ЕС пришлось пополнять Соединенным Штатам. Союз с населением в 443 миллиона человек (508 миллионов, потому что Британия все еще является его частью — прим. автора) должен быть в состоянии справиться с этой задачей.
Трамп не сможет убедить Сенат США вывести страну из НАТО, но он может так же медленно реагировать на российскую гибридную войну в Эстонии, как и на российское кибер-вмешательство во время выборов в США. И какую цену он потребует в следующий раз, когда европейским ВВС потребуется пополнить свои запасы ракет «Томагавк»?
Теоретически, Европе на самом деле не нужно тратить четыре процента своего ВВП на оборону — оборонного бюджета ЕС в более чем 220 миллиардов долларов (около 170 миллиардов долларов, если не считать Великобританию — прим. автора) более чем достаточно, если тратить его эффективно. Но что, если ЕС поведется на блеф Трампа?
ЕС еще не полностью оправился от финансового кризиса 2007-2008 годов, потому что слишком много консерваторов, особенно в Германии, выступают против кейнсианского финансового стимулирования, необходимого для преодоления последствий понесенного ущерба. Но на оборонные расходы смотрят по-разному, и, в частности, немцы в гораздо большей степени поддерживают европейскую обороноспособность, чем собственно немецкую армию.
Может ли ЕС увеличить свои расходы на коллективную оборону до четырех процентов от ВВП к 2024 году? Ответ утвердительный, и цена данного увеличения была бы минимальной. Используя данные о расходах на оборону Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира, я смоделировал эффект от оплачиваемого за счет государственных заимствований увеличения оборонных бюджетов всех государств-членов ЕС на каждый год, чтобы достигнуть показателя в четыре процента от ВВП к 2024 году.
Это не безрассудные дефицитные расходы. Напротив, если страна не покупает только иностранную технику, то военные расходы мирного времени, как правило, направляются обратно в экономику, в которой они производятся. Военнослужащим выплачивается зарплата; закупается оружие, системы связи и обмундирование; инвестируются средства в исследования и разработки — имеются ввиду непосредственные выплаты ученым и инженерам, а также повышение производительности и создание новых технологий в долгосрочной перспективе. Такого рода экономическое стимулирование называется «мультипликационным».
Принимая во внимание мультипликационный эффект для расчета того, сколько дополнительных заимствований потребуется ЕС для приведения своих оборонных расходов к показателю в четыре процента от ВВП к 2024 году, я обнаружил, что даже при низком коэффициенте экономической мультипликативности в 0,6 большинству стран нужно увеличить заимствования лишь немногим более чем на один процент от собственного ВВП.
Для некоторых стран, таких как Франция, которая уже тратит на оборону почти на 2,3 процента своего ВВП, темпы роста будут умеренными. Для других стран, таких как Испания и Италия (в настоящее время 1,2 и 1,5%, соответственно — прим. автора), они будут резкими. Но, несмотря на то, что бюджеты являются национальными, поскольку налоги повышаются внутри страны, а держателями обязательств по погашению долгов остаются отдельные государства-члены союза, основная часть денег должна быть израсходована на уровне ЕС, где реальна экономия на масштабе, можно применять военное планирование континентального уровня, а стимулирование производства оружия, исследований и разработок в силах оживить некоторые из депрессивных регионов Европы.
Европа должна учитывать, что стратегическое потрясение от того, что президент Соединенных Штатов рассматривает ее как «врага», оправдывает исключение данного увеличения военных расходов из целевых показателей правительства еврозоны по дефициту — и, поскольку Германия имеет профицит, часть этого профицита должна быть направлена на укрепление европейского военного потенциала.
Основная часть этих денег должна быть потрачена на технику и научные исследования, что позволит трудоустроиться безработным Южной Европы и будет способствовать технологическому прогрессу. Техника европейских вооруженных сил часто является устаревшей, и у них нет того, что называется стратегическими средствами: возможностей по переброске сил по воздуху, средств воздушной дозаправки, дальних бомбардировщиков, высокоточного оружие и противовоздушной обороны.
В то время как разработанная ЕС спутниковая навигационная система «Галилео» лишит их зависимости от американской «Джи-Пи-Эс», европейцы по-прежнему значительно отстают в других областях. Точно также французского ядерного арсенала (который, в отличие от британского, не зависит от американских технологий — прим. автотра) недостаточно без резервной защиты американским ядерным зонтиком. Для того чтобы сделать Европу по-настоящему независимой, среди прочего необходимо значительно расширить ее потенциал ядерного сдерживания. ЕС также должен будет сделать быстрые шаги в области противоракетной обороны, что в значительной степени игнорировалось.
К счастью, в последние два года Европейский Союз разработал механизмы, которые можно было бы расширить, чтобы справиться со всеми этими дополнительными суммами. Усилия ЕС по интеграции своих вооруженных сил, известные как Постоянное структурированное сотрудничество, набирают обороты и могут стимулировать новые программы обучения и перевооружения. Оборонный фонд ЕС создается для поощрения подлинно общеевропейского оборонного строительства. В течение следующего пятилетнего бюджетного периода предполагается выделить более 580 миллиардов долларов. Это должно поглотить большую часть 2,3 триллиона долларов дополнительных расходов; остальное может быть потрачено национальными правительствами на заполнение пробелов, вызванных невниманием и посткризисной жесткой экономией.
Кроме того, это увеличение не потребует массового армейского призыва — страны-члены ЕС уже имеют под ружьем около 1,4 миллиона человек. И хотя в стратегической координации ЕС не было достигнуто достаточного прогресса, в этом нет срочной необходимости. Европейские силы быстрого реагирования, идея создания которых принадлежит президенту Франции Эммануэлю Макрону, и Жандармерия ЕС (http://www.eurogendfor.org/) могут взять на себя миссии по посредничеству и стабилизации ситуации к югу от Европы.
На данный момент структуры НАТО, если расширить их до сотрудничества со Швецией и Финляндией, могли бы позаботиться об обороне Европы от России. И в свое время структуры ЕС могли бы дорасти до того, чтобы обеспечить стратегическую автономию в случае, если Соединенные Штаты будут парализованы отсутствием лидерства со стороны Трампа или неспособностью действовать из-за внутриполитического разделения, вызванного им же.
Брексит является осложнением, но не фатальной проблемой. Есть ряд способов, таких как французская инициатива по силам быстрого реагирования, позволяющих привлечь Великобританию, а новый бюджет ЕС может быть использован в дружественной для Лондона манере для покупки второго британского авианосца, который в настоящее время строится в Шотландии, и который британское правительство не может позволить себе использовать в полную силу, защищая его кораблями сопровождения и подводными лодками.
Трамп дал осознать европейцам, что нам он только поможет, если мы не будем в нем нуждаться. На этот раз он делает хорошее дело. Европа — богатый континент: пришло время нам защищать себя.
Гарван Уолш — бывший советник по политике национальной и международной безопасности Британской консервативной партии, а также генеральный директор «Брексит Аналитикс».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

466

Похожие новости
17 октября 2018, 09:10
16 октября 2018, 05:40
17 октября 2018, 06:30
15 октября 2018, 13:10
16 октября 2018, 14:00
15 октября 2018, 16:00

Новости партнеров

Актуальные новости
16 октября 2018, 14:00
16 октября 2018, 11:10
17 октября 2018, 01:00
15 октября 2018, 13:10
16 октября 2018, 19:30
15 октября 2018, 21:30

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
10 октября 2018, 20:30
11 октября 2018, 13:00
12 октября 2018, 02:40
13 октября 2018, 11:40
15 октября 2018, 16:00
14 октября 2018, 16:00
16 октября 2018, 16:40