Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Есть ли «пятая колонна» в Латвии?

Как отразится выход Великобритании из ЕС на еврофинансировании Латвии? Что ждет сотню тысяч латвийских иммигрантов в Соединенном Королевстве? Почему британский МИД так тщательно и тайно исследует русскоязычное население Балтии? Как сейчас выглядит ситуация с ювенальной юстицией в Великобритании? В поисках ответов на эти вопросы портал Delfi поговорил с послом Соединенного Королевства в Латвии Китом Шенноном.
Сегодня на территории Соединенного Королевства живет около ста тысяч эмигрантов из Латвии. Все они с волнением ждут окончания двухлетней процедуры по выходу Великобритании из ЕС, ведь сразу после голосования о Брексите в средства массовой информации стали поступать тревожные сведения и слухи о депортациях латвийцев, участившихся случаях негостеприимного отношения коренных британцев к выходцам из Восточной Европы, росте числа безработных эмигрантов. Также, из-за потери британских денег, ожидается снижение европейского финансирования крупных проектов в Латвии, что может ударить по экономике страны.
Еще одна резонансная тема — об итогах заказанного властями Великобритании исследовании русскоязычных стран Балтии, информация о котором недавно просочилась в эстонское издание Postimees. Из общения с 4000 балтийцев в Латвии, Литве и Эстонии авторы опроса сделали выводы, что русскоязычные эстонцы — «социально пассивные», «недовольные», считают «коррупцию единственной проблемой России» и что «ЕС провалился, НАТО настроен враждебно», а «Россия успешнее Эстонии в вопросах прав человека»…
Посольство Великобритании в Эстонии на вопросы журналистов ответило, что полученная информация — «для внутреннего использования организации и помощи в работе министерства (британского МИД)». И что разного рода исследования «целевой аудитории» проводятся регулярно. Выводы исследователей насчет русскоязычных Латвии огласке не предавались — и это был еще один открытый вопрос к Киту Шеннону, который начал работу в Латвии в июне прошлого года.
Про роль королевства в истории Латвии. Великобритания первой признала вашу независимость!
Кит Шеннон: Я историк с академическим образованием. Получив назначение в Латвию, первым делом отправился в Национальный архив Великобритании и поднял все документы об отношениях наших стран. В том числе — переписку между латвийским и британским правительством. Англия была первой страной, которая в ноябре 1918 года «де-факто» первой признала независимую Латвию, а в 1920 году в Ригу приехал первый британский дипломат. Там были отчеты о социальной, демографической и экономической ситуации в республике. Я читал обзор запутанной военной ситуации Латвии того времени, на которой отражалась российская гражданская война и наступление германских войск.
Были документы о том как в 1919 году временному правительству Латвии пришлось бежать из Риги в Лиепаю и выжидать три месяца (апрель-июнь 1919 года) на торговом судне «Саратов», которое охраняли в том числе и британские военные моряки. Позже патрулирующий балтийские воды британский военный корабль «Дракон» был атакован германскими военными — девять моряков погибли. В октябре прошлого года я был на этом месте и опустил на воду венок. Так что история Британии связана с Латвией все 100 лет. А с этими землями — намного дольше.
Delfi: Тут нельзя не вспомнить знаменитого английского мэра Риги Джорджа Армитстеда (он руководил городом в 1901-1912 годах), чей правнук недавно побывал в Латвии…
— Его семья, как и многие другие британские семьи, переехала в Ригу в начале 19-го века. У них было родовое поместье под Тукумсом. Основатели династии Джордж и Эмма умерли в 1848 году во время эпидемии холеры. Их сыновья продолжили торговое дело. Из Балтии в Британии традиционно поставляли древесину и молочные продукты, особенно ценилось масло, а обратно в Латвию из Великобритании везли механизмы, станки и все, что связано с инженерным производством…
Отец будущего мэра был священником англиканской церкви — он окормлял британских моряков в порту. Сам Джордж Армитстед получил инженерное образование — сперва в Риге, потом в Цюрих и Оксфорде. Он занимался строительством железнодорожных путей в Российской империи и Центральной Европе. Под его руководством строили кирпичный завод в Слоке, также он делал много инженерных экспертиз в Риге. В его бытность мэром в городе возвели самые красивые здания (югенд-стиля) и инженерные сооружения, в том числе — современную систему подачи воды, водонапорную систему в Балтэзерсе, район Межапарка, зоопарк, госпиталь, много школ. Он был социальным реформатором и верил в силу образования.
В прошлом году мы с его правнуком Родни Рэдклифом организовали в Музее югенд-стиля и Рижской думе конференцию, посвященную Джорджу Армистеду. Людей на нее собралось больше, чем мест. Потомок мэра показал уникальные семейные фотографии. В том числе фото, на котором Армитстед встречается с царем Николаем II. Говорят, что царь был так впечатлен деятельностью рижского мэра, что звал его возглавить мэрию Санкт-Петербурга.
Это здание было посольством Британии с 1929 года. В 1940 году, перед приходом советской власти посольство вынуждено было покинуть страну — Великобритания не признала инкорпорации Латвии. Во времена Советского союза тут сидела администрация компартии. Но перед тем как сюда пришли новые хозяева, один патриот Латвии спрятал табличку с дверей посольства, а после восстановления независимости нам ее вернули. Теперь она висит у дверей.
Так что отношения у наших стран давние и глубокие. На сегодняшний день инвестиции Великобритании в Латвии составляют 390 млн евро в 1251 предприятие.
— Интересно, а как много современных британцев знают, где находится Латвия? Не считая знаменитых британских хулиганов, конечно…
— Когда я впервые приехал в Латвию в 2004 году (в то время я был заместителем британского посла в Литве), в Риге были очевидные проблемы с выпивающими британскими туристами в Риге. Сейчас ситуация намного лучше. Цены в Риге поднялись, и, видимо, город стал дорогим для туристов такого сорта. С ответственностью заявляю, что последнее время число обращений на британских граждан в наше консульство — предельно маленькое.
Несколько авиакомпаний, которые летят в Ригу, дают возможность добраться сюда из самых разных уголков Великобритании. И ею пользуются очень разные типы британцев — и состоятельная публика с круизных лайнеров, и желающие качественно отдохнуть на выходных, насладиться великолепной архитектурой и очень хорошей едой. Сам я очень люблю гулять по Риге, посещаю как Оперу, так и различные рок-концерты — и вижу очень мало нарушителей спокойствия. Притом что число туристов выросло сильно. А в этом году их будет намного больше — на праздновании 100-летия, которое хорошо рекламировалось в Лондоне. В прошлом году особенно много британцев приезжали на Фестиваль хоров.
Про последствия Брексита. Статус эмигрантов, визы для неграждан, депортации, торговля, передел финансов
— Эмигранты из Латвии сегодня очень озабочены тем, что ждет их в результате выхода Великобритании из ЕС. В первую очередь, что станет с их статусом?
— Сегодня в Соединенном Королевстве живет около ста тысяч латвийцев. Недавно я был в Лондоне с парламентским секретарем МИД Латвии Зандой Калниней-Лукашевицей. На мероприятии в посольстве Латвии мы с министром по выходу Великобритании из ЕС лордом Мартином Каллананом делали презентацию для представителей примерно 30 разных организаций латвийцев в Великобритании — о договоре с Евросоюзом по поводу защиты прав граждан ЕС в Соединенном королевстве. И наоборот. Главный месседж: люди смогут продолжать жить так же, как сейчас. Лишь немного изменится статус. Процесс получения вида на жительство будет очень простым (сегодня говорится о сроке рассмотрения в две недели и сумме в 75 фунтов, — прим. ред.) — нужно будет лишь соответствовать критериям.
Если человек прожил на законных основаниях в Великобритании пять лет, он смело может претендовать на сохранение того же положения, тех же пособий, пенсии и работы. Также они смогут перевезти к себе супругов и детей. Те, кто не прожил пяти лет, могут остаться, дожить до пятилетнего срока и пройти регистрацию уже тогда. Это очень щедрое предложение, охраняющее тех, кто уже там, и тех, кто там окажется до 21 марта 2019 года. Следующий этап переговоров — о новом порядке въезда и пребывания в Великобритании тех граждан ЕС, кто решит приехать позже. И наоборот, для британцев, которые захотят переехать в ЕС.
В общем, бояться нечего! Месседж от правительства Королевства: латвийцы, вы желанны в Великобритании, вы вносите большой вклад в развитие британскую жизнь, экономику и культуру. Наш министр так и сказал на презентации…
— Вряд ли такой щедрый прием очень радует латвийскую сторону…
— Я могу понять демографическую и экономическую ситуацию здесь. Думаю, есть люди, которые захотят вернуться на родину, получив опыт и образование в Великобритании. Я получаю вопросы от потенциальных британских инвесторов о возможностях местной рабочей силы — в этом смысле мне важно, как правительство Латвии будет развивать образование и стимулировать людей оставаться в стране, развивать инновации и открывать тут свой бизнес.
— Планирует ли Великобритания помогать тем, кто захочет вернуться в Латвию?
— Таких планов нет — у нас ведь нет желания, чтобы они уезжали. Знаю, что у государства и некоторых муниципалитетов есть программы по возврату людей. Например, недавно я посетил Цесис. Там власти делают многое, чтобы вернуть в город специалистов IT-бизнеса. Ведь у многих людей пропадает интерес к возвращению из-за отсутствия гарантий на жилье, образование и медицину на родине.
— Кто из латвийцев может опасаться потери статуса в Великобритании?
— Совершенно точно, что люди, которые прожили легально пять лет в Великобритании, могут ничего не бояться. Неухудшение статуса им гарантировано.
— В СМИ много пишут о возросшем числе случаев недружелюбного обращения с эмигрантами из Восточной Европы после Брексита. Например, резонансная история с прудом, на котором была табличка «полякам и выходцам из Восточной Европы рыбу не ловить».
— Это совершенно неприемлемо! И в таких ситуациях властями всегда будут применяться санкции. По моей информации, это единичные случаи, а не тенденция. К слову, я нигде не читал о подобных инцидентах на национальной почве, в который был бы вовлечен кто-то из латвийцев в Британии.
— Что теперь будет с латвийцами, совершившими преступления и отбывающими заключение в Великобритании?
— Даже по нынешним законам можно депортировать из страны ЕС тех, кто совершил серьезный криминал. Это не связано с Брекситом. Люди, которые находятся у Великобритании, должны уважать наш закон, а если нарушили — будут санкции. Наш долг — защищать наше население и граждан других стран в Великобритании. Так что за серьезные нарушения полагается тюрьма, а по некоторым обстоятельствам — депортация. Но число таких латвийцев очень невелико.
— Что будет с визами для граждан и неграждан?
— По нашему иммиграционному закону, неграждане Латвии не классифицируются, как граждане ЕС — они покупали и должны будут покупать визы. Тут я не предвижу никаких изменений — ни позитивных, ни негативных. И в данный момент это не обсуждается.
— Что станет с доступностью знаменитых британских вузов?
— Люди, которые уже сейчас находятся в британской образовательной системе, защищены от перемен. Следующая стадия переговоров — про тех, кто захочет учиться в Великобритании после марта-2019. Этот вопрос будет решаться вместе с другими вопросами дальнейших отношений — про политику, экономику, безопасность, торговлю, культуру… Образование важно для жителей Латвии и для экономики Великобритании, а также в свете нашего влияния на мир. Британское образование задает не только традиционно высокий уровень навыков, но и систему ценностей, критическое мышление… Британия заинтересована иметь открытую и доступную систему образования. Остается лишь договориться с партнерами по ЕС, как все это будет работать — взаимное признание квалификаций, дипломов…
— Что будет с ценами? Жители Латвии заинтересованы в том, чтобы британское образование не дорожало, а вы — наоборот…
— Система оплаты разнится в Шотландии и Англии. Образование — это право, но в то же время это и сервис, куда люди инвестируют деньги и время. Для нас — большой вызов, сделать правильное ценообразование, в котором будет учтен взаимный интерес. Кстати, немало британских студентов сегодня приезжают учиться в Латвию — в ЛУ и Страдиня, например, на зубных врачей — так они расширяют свой опыт и познают разные культуры. В Великобритании имеет большой спрос программа Erasmus. Думаю, королевство заинтересовано в том, чтобы остаться частью этой программы.
— Как Брексит влияет на экономику Великобритании? Знаю немало людей, которые после покинули Англию, потеряв работу — говорят, что экономика пошатнулась…
— Британская экономика очень устойчива. Она привыкла иметь дело c колебаниями и изменениями. Например, наш экспорт вырос, что связано с колебанием валют, а ними и цен на еду и напитки. Например, импорт британских продуктов в Латвию стремительно увеличился. На ваших прилавках появляется все больше британских виски, пива, рыбы, джемов, печенья, шоколада… Общий торговый оборот между нашими странами в 2016 году составлял 1,4 миллиарда евро (экспорт в Великобританию — 931,4 миллиона евро, импорт — 428,7 миллиона евро), что сделало Великобританию седьмым по величине торговым партнером.
— С уходом одного из главных доноров ЕС Великобритании европейский бюджет лишится весомого игрока. Как Брексит повлияет на экономику Латвии, которая сегодня сильно завязана на инвестициях из еврофондов?
— Британское правительство гарантировало, что в текущий бюджет ЕС до 2020 года мы будем платить, как обычно. Несмотря на уход в 2019 году. Так что по текущим договорам Латвия ничего не теряет. Что будет со следующим бюджетом ЕС, когда мы уйдем, еще не решено. Мы не cобираемся делать свой вклад в следующий бюджет ЕС. Но переговоры посвящены не только Брексит, но и будущему Европейского союза, распределению сфер ответственности между членами ЕС и Брюсселем — как будет финансироваться оборона, как решаться миграционный кризис…
Финансового влияния выхода Великобритании не избежать. Но это станет и хорошим поводом для ЕС, тщательнее определиться с приоритетами. Необходимо принять решение по некоторым структурным и региональным фондам, которые страны ЕС финансируют с 2004 года. Здесь стоит вопрос — нужно ли им продолжать свою деятельность?! Это шанс для членов ЕС решить, они будут финансировать без Великобритании.
— Что будет с экономическими отношениями Британии и Латвии? Торговлей, налогами…
— Это еще одна часть следующей стадии переговоров. Великобритания заинтересована в сохранении торговых и инвестиционных отношений с ЕС и за его пределами. Преград для торговли у нас практически нет. Таможенные процедуры будут проходить электронно… Мы видим потенциал и в отношениях с Латвией. Например, сегодня посольство запускает в Риге мероприятие по развитию беспилотных транспортных средств — машин, поездов. В Доклендском метро Лондона уже ходят автоматизированные поезда. Наши эксперты сотрудничают по этому вопросу.
— Что вы можете сказать о статусе английского языка в ЕС после выхода Британии?
— Не знаю. В любом случае он останется языком международного общения. К тому же на нем говорят северные страны, Мальта, Кипр… Но решать вопрос его статуса в ЕС — за пределами моей компетенции.
— По мнению Джорджа Сороса, Брексит дал старт дальнейшему разрушению ЕС — тому подтверждение Каталония и Ломбардия.
— Нет никаких признаков этого! Я был на днях в вашем Сейме — на дебатах по зарубежной политике. От спикера каждой партии я слышал сигнал, что Латвия заинтересована в том, чтобы оставаться членом ЕС и чтобы он был единым. И я это уважаю. Евросоюз по-прежнему остается очень сплоченным. Я не знаю, что будет после нашего выхода, но переговоры по взаимодействию с ЕС-27 ведутся в очень унифицированном ключе.
Про русских Латвии. 'Важно не характеризовать людей просто как 'латвийских русских' — среди них много разных'
— За полгода жизни в Латвии вы наверняка обратили внимание, что две общины — латышская и русскоязычная — живут параллельными мирами. Не случайно ведь буклеты Дней Британии в Латвии вы издали на трех языках — английском, латышском и русском…
— Дипломатия — это общение. Мы уважаем позицию латвийского правительства по госязыку, но для нас, как для представителей британского правительства, важно иметь возможность коммуницировать с каждым жителем Латвии, доносить свои мысли и мысли правительства Великобритании на том языке, который люди лучше понимают. Также мне важно знать настроения и мысли местных жителей, поэтому стараюсь учить как можно больше языков. Если хотите поговорить со мной на португальском, литовском, немного на русском — пожалуйста! Много важной для нас информации мы получаем через интернет и должны иметь возможность отвечать на понятном для нее языке. История очень сложна, у людей есть разные связи и отношения — это часть современной жизни. Лучше фокусироваться на том, что в людях общего, уважать и не исключать никого. В этом заключается цель нашего общения!
— Скажите, вы уже успели побывать в Даугавпилсе?
— Нет, еще не удалось.
— Видели ли вы фильм «3-я мировая. В командном пункте», снятый британским BBC? По сценарию, Россия начинает в Латгалии Третью мировую войну. Я разговаривала с руководителем Даугавпилсского театра, в котором мирно сосуществуют латышская и русская труппы, артисты были оскорблены этим фильмом…
— Это фильм — из тех, в которых разные сценарии разыгрываются, как документальные события. Но по сути, это обычная коммерческая развлекательная продукция, никак не связанная с британским правительством.
— Но ведь даугавпилсчанам этот фильм не показался развлекательным!
— Да, я это понимаю. И все же мы не можем за это отвечать — в Великобритании гарантирована свобода прессы и масс-медиа. Знаю, что и у нас была разная реакция на этот фильм — одним это понравилось, другим — нет. Не думаю, что у создателей картины было желание как-то воздействовать на некое общество — скорее, это была попытка проиграть сценарий. Ведь фильм вышел сразу после украинского кризиса — напряженность была сильная. Это было отражение проблем и обеспокоенности некоторых людей в то время. На самом деле и наше правительство уделяло внимание поведению России. В своей ноябрьской речи премьер-министр Великобритании Тереза Мэй отчетливо говорила, что мы считаем неприемлемым поведение России в отношении Грузии, Украины и в электронном киберпространстве.
— И все же русскоязычное меньшинство этого региона, очевидно, находится в фокусе особого внимания британского правительства. Тому наглядный пример — информация о недавнем масштабном исследовании русскоязычных жителей стран Балтии, результаты которого просочились в эстонскую прессу.
— Как я уже отметил, нам важно понимать процессы и проблемы людей в Балтии и общаться со всеми… Это часть британской дипломатии. Такая же практика велась и в других странах, где я был. Мне интересно не только то, что думают официальные лица в правительстве, но и то, чем живут самые разные жители страны. Исследования проводит как правительство Великобритании, так и частный бизнес, которому важно понимать рынок, как люди будут принимать решение о покупке разных товаров.
— Но почему все так секретно?
— Если я работаю на компанию, которая делает кофейные чашки, и хочу знать, что люди думают о моей продукции и продукции моих конкурентов, то я заказываю и оплачиваю исследование о своих клиентах. И я бы не хотел, чтобы это предавалось огласке, потому что оно помогает мне принимать решения. Так же и тут: мне важно понять, что люди думают и за это платит мое правительство — оно использует эту информацию для принятия решений.
— Что вы поняли из этого исследования о русскоязычных жителях Латвии?
— Не могу вдаваться в детали… Для нас важно понять, что людей беспокоит, при каких условиях они могут хорошо себя чувствовать, из-за чего они чувствуют изолированными от общества, насколько уязвимы к искаженной и фальшивой информации. Исследование, на которое вы ссылаетесь — лишь одно из множества доступных. Любые компании и организации, в том числе, как мне кажется, и Delfi, время от времени исследуют свою аудиторию, чтобы создавать репортажи, которые будут интересовать вашу публику. То есть, независимо от того, продаешь ли ты определенный продукт или хочешь повлиять, необходимо знать своих клиентов. Мы бы хотели построить отношения со всем латвийским обществом. Вот вы говорите о латвийских русских, как о некой монолитной группе…
— Вовсе нет.
— Для нас важно не характеризовать людей просто как «латвийских русских» — среди них есть много разных людей. Невозможно доносить свой месседж до стереотипов — надо работать на индивидуальности. В Латвии есть много смешанных семей, есть неграждане, есть граждане, есть люди, которые живут между двух языков, есть те, кто приехал в Латвию из разных точек Советского союза, кто имеет родных в Средней Азии… Они очень разные! Знание нюансов помогает моему правительству лучше коммуницировать и информировать. Точное определение очень важно. Нельзя путать акции Кремля с широким обществом в России и русскоязычным в разных местах Европы и мира.
— Обнаружили ли вы в русскоязычных Латвии что-то пугающее, признаки, признаки так называемой пятой колонны, о которой любят говорить наши политики?
— Нет. Тут вы снова возвращаете меня к началу темы. Я не говорю конкретно про Латвию, но если вы послушаете ноябрьскую речь премьер-министра Британии на банкете лорд-мэра Лондонского сити, важная часть которой была посвящена дезинформации, то там очень ясно сказано о нашем видении того, что Российское государство делает в странах Европы и как киберпространство используется для посева разногласий. Это не в наших интересах и не в интересах Латвии.

— А вы чувствуете присутствие влияния России на повседневную жизнь Латвии?
— Опять же, вам надо провести различие между Российским государством, в том ключе, о котором говорила премьер-министр, и людьми, которые используют русский язык для общения, у которых есть русский культурный бэкграунд (носители русской культуры) или интерес к этой культуре. Вам надо уловить, что имеется ввиду — гостеприимство или манипуляция? Это часть сознания общества, страны. Чтобы реально понять людское восприятие и перспективы.
— Но все-таки чувствуете ли вы присутствие влияния именно Российского государства в Латвии на ТВ или в социальных сетях?
— Нет, у меня нет такого ощущения. Недавно я посмотрел фильм «Хроники Мелани» — это явная часть опыта многих семей в Латвии. И мне важно понять все подобные бэкграунды. Опыт русских тут, опыт латвийцев, которые уезжают в Великобританию… Это мне очень важно. Пообщаться со всеми этими людьми и попытаться их понять.
Про ювенальную юстицию и занятия латышским языком. Этим утром ключевое слово на для меня было slapjdraņķis — слякоть
— Еще одна периодически вспыхивающая в связи с Великобританией тема — суровая британская ювенальная юстиция. В нашей прессе периодически публикуют жуткие истории о том, как у приехавших в Англию жителей Латвии отнимают детей…
— В этом направлении за последнее время было проделано много работы. Недавно парламентский секретарь МИД Латвии дала в Лондоне несколько интервью — там были переданные вашему парламенту доказательства того, как улучшилось сотрудничество между министерством юстицией Великобритании и латвийским посольством в Лондоне.
Да, было некоторое число детей, которых власти Великобритании взяли под защиту: социальные службы королевства сочли, что их безопасность подвергается риску из-за несоблюдения их родителями законодательных норм Великобритании. У наших стран есть культурные различия в воспитании детей. В том числе в вопросах со скольких лет можно оставлять ребенка без присмотра — в Великобритании это недопустимо до 12 лет, а одного на ночь ребенка нельзя оставлять до 16 лет.
Когда люди приезжают в нашу страну, мы ждем, чтобы они соблюдали наши законы. Для Великобритании защита детей — одна из важнейших задач. На сегодня латвийское посольство провело большую работу в информировании латвийской общины о нормах и правилах. Кроме того, если несколько лет назад была проблема, что судебная система Британии не давала достаточно информации латвийскому посольству о конфликтных случаях на эту тему, то теперь все решено. Посольство своевременно получает всю информацию о возникших проблемах и имеет возможность представлять семьи и детей.
— Расскажите, пожалуйста, о ваших успехах в изучении латышского языка!
— Тут вам лучше поговорить с моим учителем! Я беру два занятия в неделю. Мне это очень нравится. У меня очень интересный учитель. Начинал я не с нуля, потому что четыре года жил в Литве и говорю на литовском. Грамматика у этих языков очень похожа, но произношение существенно отличается. Мой учитель часто говорит, что моя речь звучит «очень по-литовски». Сейчас мой вызов — развивать словарный запас. Первый шаг — базовый: покупки, чтение, телевидение… Второй урок — рабочая повестка. Я ожидаю, что следующий урок будет про мой визит в парламент и разговор об иностранной политике. Мой словарь очень разный — от покупок овощей до политической терминологии.
— Может скажете несколько слов?
— Этим утром ключевое слово на латышском языке для меня было slapjdraņķis — слякоть. Это очень важная часть моей работы — коммуницировать! Даже если мой латышский еще не очень развит. Я хочу, чтобы со мной было комфортно говорить про жизнь. На днях Британская торговая палата устраивала вечер в честь шотландского национального поэта Роберта Бернса. Сам я из Шотландии. Мой родной язык — шотландский — это диалект английского. И я там танцевал в килте и говорил по-шотландски. Донести нашу поэзию до латвийцев — для меня это был вызов!

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

429

Похожие новости
20 февраля 2018, 18:40
20 февраля 2018, 18:40
20 февраля 2018, 05:10
20 февраля 2018, 16:00
20 февраля 2018, 16:00
20 февраля 2018, 07:50

Новости партнеров

Актуальные новости
20 февраля 2018, 13:10
20 февраля 2018, 13:10
20 февраля 2018, 16:50
20 февраля 2018, 18:40
20 февраля 2018, 13:10
20 февраля 2018, 19:30

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
16 февраля 2018, 04:00
19 февраля 2018, 10:10
16 февраля 2018, 23:40
15 февраля 2018, 01:00
16 февраля 2018, 04:00
15 февраля 2018, 18:10
18 февраля 2018, 13:20