Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

ЕП: Зеленский готов к миру на условиях Кремля?

Владимир Зеленский готовится пересечь ключевую, к тому же собственноручно проведенную «красную линию» в отношениях с Россией. Нарушая многократные личные обещания президента, Киев согласился на прямой диалог с так называемыми «Л/ДНР» с равным статусом как «представителей Украины» так и «представителей отдельных районов».
Уже назначен день и место пересечения «красной линии». Это должно произойти 25 марта, на заседании трехсторонней контактной группы в Минске. Уже согласован текст документа, который должен быть подписан. И то, что подпись под ним будет ставить не лично сам Зеленский, а кто-то из его представителей, последствия этого шага не смягчаются.
Этот день вполне может стать точкой невозврата в российско-украинском конфликте. Такая оценка не преувеличена. Не зря Москва пять с половиной лет пыталась выжать из Украины согласие на такой формат. Не зря Киев все это время сопротивлялся. Да и в команде Зеленского — по крайней мере, до ее последней «зачистки» — позиция оставалась однозначной: на такой шаг ни в коем случае нельзя соглашаться.
Сложно с уверенностью говорить, что стало поводом для Зеленского изменить публичную позицию. Но в случае, если этот шаг просто был недостаточно детально продуман и преднамеренного умысла по сдаче интересов государства нет — Банковая еще сохраняет шанс по пути недопущения необратимых последствий.
Что приняли?
О содержании решения, принятого трехсторонней контактной группой (ТКГ) в Минске, было сказано немало, в том числе в публикации еженедельника «Зеркало недели», которое обнародовало эти документы — но на некоторых аспектах стоит остановиться отдельно.
Прежде всего, хотим напомнить, что решение ТКГ не является окончательным. На фотокопиях стоит подпись Андрея Ермака — но речь идет лишь о предварительном согласовании, окончательное решение запланировано на конец марта.
В этом документе представители от Украины, России и ОБСЕ договорились о создании нового органа — консультативного совета, который будет участвовать в разработке решений по острейшим политическим пунктам Минских документов. Выборы в оккупированном Донбассе, законодательство об «особом статусе Донбасса» на постоянной основе, изменения в конституции — все это переходит под «зонтик» консультативного совета.
В состав этого совета, как предлагает согласованный текст решения, будет входить двадцать четыре человека. Двадцать из них будут иметь право голоса — по десять представителей «от Украины» и «от ОРДЛО». Остальные четыре будут иметь только совещательный голос и представлять Россию, ОБСЕ, Германию и Францию.
И именно этот состав является первой проблемой: бросается в глаза отличие нового формата, на который предварительно согласилась Банковая, от формата ТКГ, то есть «минских переговоров».
Легализация «Л/ДНР»: «измена» первая, но не последняя
Напомним, на переговорах в Минске есть только три участника: это Украина, Россия и ОБСЕ в роли посредника. Только эти стороны зафиксированы в документах. Да и словосочетание «трехсторонняя» в названии этого органа не оставляет сомнения, что других членов в ней не предусмотрено. Зато контролируемые Россией боевики присутствуют в Минске как «наблюдатели», не имеющие права голоса (но их голос всегда охотно представляет Россия).
«Делегаты» от ОРДЛО даже свои предложения должны передавать только через представителя ОБСЕ, чтобы украинская сторона могла избежать прямого контакта с ними и их побочного признания. До сих пор для Украины это было ключевым. Да и сам Зеленский не раз заявлял, что исключает прямой диалог с боевиками «Л/ДНР».
В новом Консультативном совете от этого принципа планируют отойти. Здесь все будет в духе заветных желаний Москвы. Украина и ОРДЛО будут иметь равноценное представительство (по десять представителей) с одинаковым статусом и с правом «решающего голоса». Кроме того, они паритетно избирают своих заместителей для модератора встреч совета, которым будет представитель ОБСЕ.
То есть Россия оказывается в стороне от конфликта: она становится наблюдателем наряду с представителями Германии и Франции. Зато создается формат двусторонних консультаций и принятия решений между Киевом и ОРДЛО. Но ведь это и есть прямые переговоры, которые Киев пять с половиной лет называл недопустимыми!
Безразлично, что сама ТКГ при этом не меняется, а создается новая структура — главное то, что Украина признает своими равноправными партнерами тех, кого определят главари «Л/ДНР», тем самым признавая субъектность марионеточного руководства «республик». Более того, Ермак уже признал легитимность самопровозглашенных представителей «Л/ДНР». Его подпись с примечанием «согласен» стоит под документом, в котором некие Дейнего и Никанорова названы «полномочными представителями отдельных районов Луганской и Донецкой областей».
Еще никогда после начала агрессии Украина не соглашалась на такую формулировку. То ли по незнанию, то ли сознательно, но Андрей Ермак стал первым, кто сделал такое признание (Киев должен как можно быстрее сообщить ОБСЕ, что он таких полномочий не имел, но почему-то есть подозрение, что никто это делать не планирует). Но это не все проблемы, которые имеются в документе. И прежде чем перейти к другим, стоит представить позицию главы ОПУ.
Что объяснил Ермак
Решение, одобренное ТКГ, пытались сохранить в секрете. Украина сначала вообще не сообщала о встрече, прошедшей с участием руководителя ОПУ. Всего через несколько часов после того, как ресурсы сепаратистов сообщили о «прямых переговорах с Киевом», на Банковой признали, что Андрей Ермак вообще то был в Минске. Но текст согласованного им проекта решения Банковая так и не публиковала, пока его не отыскали журналисты.
Такой стратегии не поняли даже однопартийцы Владимира Зеленского. Более пятидесяти депутатов фракции «Слуга народа», среди которых несколько председателей комитетов, подписали открытое обращение о недопустимости прямых переговоров, изменения статуса РФ и прочее. И хотя письмо написано в весьма осторожных выражениях, Андрея Ермака это возмутило, рассказывают источники ЕП.
Глава ОПУ провел встречу с частью подписантов, попытавшись убедить их, что обвинения в его адрес не имеют оснований. Ближе к ночи в эфире ТРК Украина, он публично повторил основные тезисы, касающиеся этой встречи. Главные аргументы, прозвучавшие в пятницу от Ермака, имеют следующее содержание:
  1. Боевики и раньше были в ТКГ, поэтому ничего не изменилось.
  2. Состав ТКГ остается без изменений, а, следовательно, сдачи интересов нет.
  3. Из десяти членов консультативной группы «от ОРДЛО» только пять будут назначать Донецк и Луганск, остальные сформируют переселенцы; за счет этого Украина будет иметь большинство.
  4. Официальное признание «Л/ДНР»- это юридический процесс, который не состоялся; следовательно, тревога ложная.
  5. Диалог с боевиками и согласование с ними законов о выборах требует Запад, а ОПУ просто выполняет это требование.
Однако все пять этих объяснений являются вымышленными, и мы готовы это доказать.
Первый аргумент от главы ОПУ — просто не правдивый. Выше мы уже объяснили, со ссылками на официальные документы ОБСЕ, что «представители ОРДЛО» не были равноправными партнерами Украины на всевозможных международных переговорах. Сейчас это может измениться.
Второй аргумент Ермака мы также уже комментировали. Коррекции самой ТКГ не произойдет, будет новый формат. Но какая разница, в каком из форматов Украина признает правосубъектность боевиков?!
Третий аргумент был одним из ключевых тезисов на закрытой встрече с депутатами, говорят источники. Мол, этим шагом мы выполняем украинский план об уменьшении влияния России, ведь часть «квоты ОРДЛО» мы заполним «правильными» переселенцами. Однако документ, согласованный Ермаком, свидетельствует, что ни на какие уступки Россия не пошла, ее ставленники сохраняют половину мест, которые главари ОРДЛО заполнят самостоятельно.
Да и, в конце концов, будет пять представителей ОРДЛО, или десять — неважно. Для Украины опасно признать легитимность «Л/ДНР» в принципе. Даже признание одного представителя от «республик» потянет точно такие же последствия.
С четвертым аргументом можно согласиться лишь частично. Официальное признание «независимости народных республик» с созданием Консультативного совета не состоится. Но даже «гибридное» признание будет иметь последствия, но о них несколькими абзацами ниже.
И, наконец, пятый аргумент — Украина идет на такой шаг под давлением Запада. По завершению эфира у Шустера Ермак заявил, что «Германия и Франция сейчас требуют согласовывать законы с ОРДЛО» и поэтому Киев вынужден идти на такие шаги, чтобы сохранить санкции. Но это — откровенная ложь. И Андрей Ермак точно об этом знает.
Проект, подписанный в Минске, готовился не в Берлине и не в Париже и Украина имеет все основания объяснить европейцам, что без достижения минимальных условий безопасности, при регулярных обстрелах даже в местах разведения мы не должны переходить к политическому блоку. Но почему-то Киев сам форсирует события. И приемлемых объяснений такой стратегии глава ОПУ не предоставил.
Дополнительные «измены» в плане Ермака
Но вернемся к вопросу о том, почему создание консультативного совета будет означать стратегический проигрыш Украины. Во-первых, этот шаг меняет архитектуру переговоров в Минске, размывая роль России как агрессора. Этот «совет» станет первым форматом, где Москва будет сторонним наблюдателем, на равных с Германией, Францией и ОБСЕ. А международный вооруженный конфликт, таким образом, легко превратится во внутренний, «гражданский».
Не только Россия, но и немцы и французы, которые ей симпатизируют, получат возможность говорить: «У вас же теперь есть диалог Киева и «Л/ДНР», поэтому договаривайтесь дальше без нас!»
Конечно, Владимир Зеленский попытается избежать обвинений в нарушении собственных обещаний. Команда президента будет повторять, мол, в этой группе не представители власти так называемых республик, а представители людей, и поэтому диалог с ними нельзя считать прямыми отношениями.
Однако нельзя быть «немножко беременным»
И если на Банковой имеются в этом сомнения, то они могут изучить кейс приднестровского конфликта. Там власть Молдавии под давлением из Москвы еще в 90-х годах сделала точно такую же ошибку: согласилась на прямой диалог с Тирасполем. Шаг за шагом стороны пришли к регулярным переговорам лидеров Молдавии с приднестровским «президентом», которые, впрочем, не приблизили восстановление целостности Молдавии.
К слову, у Молдавии стартовые условия были значительно проще, чем у Украины. Молдавия не имеет границы с РФ, там после вооруженного конфликта довольно быстро установилось перемирие («прекратили стрелять»), там не было такого количества жертв. Но по факту Приднестровье превратилось в пример того, как можно решать конфликты. Так неужели нам стоит брать на вооружение именно их опыт?
И еще большей проблемой могут стать полномочия консультативного совета. Исходя из названия, этот орган не должен иметь реальных полномочий, а должен лишь давать советы, которые не факт что будут использованы. Но из заявлений Андрея Ермака складывается впечатление, что все будет иначе.
Похоже, что ОРДЛО (читай — Кремль) получит возможность формировать часть украинского законодательства. Пусть и не напрямую. Глава ОПУ публично заявляет, что намерен выполнить те пункты «Минска», которые обязывают Украину «согласовывать с представителями ОРДЛО» будущий закон о выборах и будущие изменения в Конституции (п.п. 9,11,12 «Минска-2»).
А поскольку в консультативном совете боевики будут контролировать как минимум блокирующую долю голосов, без их согласия ничего принять не получится (для принятия решения требуется 3/4 голосов).
Получается, что вместо совещательного органа этот совет может стать ключевой площадкой для разработки практических решений, а политическая подгруппа (при которой КС, собственно, и создается) будет только формально одобрять их предложения — ибо не будет другого выбора.
И поэтому степень согласования законопроектов с ОРДЛО требует отдельных переговоров с партнерами. Ведь по другим вопросам Зе-команда готова доказывать, что нормы Минска устарели и требуют изменений, то почему не сделать это здесь!
И, наконец, последняя опасность договоренностей, согласованных Ермаком: в них нет ни слова о безопасности! В условиях, когда ситуация на фронте в последние недели только обостряется, а обстрелы происходят даже на участках разведения, такое решение невозможно объяснить.
Избежать необратимого
Авторов этой статьи вряд ли можно причислить к «зрадофилам». Нередко, наоборот, приходилось объяснять, чем опасность того или иного решения новой власти преувеличена. Однако договоренности, достигнутые Андреем Ермаком в Минске, оправдать нельзя. Вообще. Вполне возможно, что на Банковой это осознают — не зря там старательно скрывали информацию о новых минских договоренностях. Поэтому общественное возмущение, которое вызвала публикация согласованных Ермаком документов, является более чем обоснованным. Президент Зеленский должен его услышать.
Здесь стоит напомнить, что протокол о создании Консультативного совета еще не принят окончательно, его планируют утвердить на заседании ТКГ 25 марта. А значит, Банковая еще имеет время, чтобы понять катастрофичность своего предложения. И то, что в бесконечно лояльной фракции СН нашлось более пятидесяти депутатов, выступивших против — уже должно напрячь Зеленского.
Общественное возмущение усиливается еще и синхронным запуском так называемой «Национальной платформы примирения и единства» под патронатом Сергея Сивохо. Кажется, что это составляющие одного большого паззла: всеобъемлющего «диалога» и безосновательного «внутреннего» примирения. По крайней мере, инициаторы «Платформы» именно так видят свою цель, даже «забывая» о предпосылках безопасности для любого «примирения».
Принципиально важно: определенные экспертные консультации для сопровождения Минского процесса могут иметь место. Но только под крылом Украины и России как сторон конфликта. Россия в свой «экспертный» пул может пригласить даже представителей ОРДЛО, что она сейчас и делает в ТКГ. Никакого нового статуса представителям ОРДЛО для этого не нужно.
Сейчас Украина остановилась в шаге от принятия этого решения относительно «проекта Ермака»
Власть еще имеет шанс прислушаться к экспертному сообществу и обществу в целом и использовать массовую критику как объяснение, почему Киев не может подписать уже согласованное решение. Усилив переговорную команду в Минске, можно убрать с проекта самое опасное. Можно предложить другое видение термина «представители отдельных районов». В конце концов, можно выдвинуть требования, которые вообще не предоставят возможность создать группу.
Но принимать документ в таком виде, как есть — точно нельзя.
Если же Банковая твердо решила, что будет игнорировать мнением общества и идти в сторону признания «протокола Ермака», обществу остается единственный выбор: направить мощный сигнал о том, что на «примирение с агрессором» и на признание боевиков страна не согласна. Показать, что это — инициатива Банковой, а не Украины. Чтобы новая власть, которая когда-то обязательно придет (ведь в демократиях власть является сменяемой!), имела основания разорвать эти договоренности.
Да, это опасный путь.
Но путь сдачи интересов Украины, на который мы становимся в случае принятия документа в нынешнем виде, — гарантированно проигрышный для государства. Его необходимо избежать.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
538

Похожие новости
08 апреля 2020, 18:00
07 апреля 2020, 17:20
07 апреля 2020, 13:30
08 апреля 2020, 14:10
08 апреля 2020, 21:50
08 апреля 2020, 14:10

Новости партнеров

Актуальные новости
08 апреля 2020, 12:20
09 апреля 2020, 01:40
09 апреля 2020, 03:30
08 апреля 2020, 20:00
07 апреля 2020, 13:30
08 апреля 2020, 20:00

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
03 апреля 2020, 18:20
06 апреля 2020, 12:50
03 апреля 2020, 03:10
05 апреля 2020, 12:40
07 апреля 2020, 17:20
06 апреля 2020, 05:10
02 апреля 2020, 13:50