Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

El Mundo: каталонские сепаратисты, Евгений Примаков и сын Владислава Суркова — об их связи рассказывает русский

Этот человек по имени Александр Дмитренко, предприниматель из России, находится под самым пристальным вниманием Национального разведывательного центра Испании (НРЦ), подозревающего, что он работает на российские спецслужбы и поддерживает контакты с организованной преступностью. Все об этом русском хочет знать и судья Хоакин Агирре (Joaquín Aguirre), расследующий дело о незаконном финансировании движения за независимость Каталонии со стороны Москвы и в целом о возможном вмешательстве России в наши внутренние дела. И вот Александр Дмитренко решил лично пообщаться с El Mundo и изложить свою версию событий, рассказать о своих отношениях с окружением каталонского сепаратистского лидера Карлеса Пучдемона. Дмитренко отрицает информацию о том, что он стоит за независимость Каталонии, а также надеется, что Министерство внутренних дел (МВД) предоставит ему испанское гражданство, в котором ему сейчас отказано. Дмитренко хочет очистить свою репутацию и даже исполнить свою мечту — стать политиком в Испании.
Почему НРЦ обвиняет его в том, что он шпион?
Дмитренко, предприниматель, последние 17 лет живет в Барселоне, где работает и владеет бизнесом в ресторанной, банковской и энергетической сферах. Он намерен разрушить ту уверенность, с которой испанское правительство утверждает, что он работает на российские спецслужбы. Он заявляет, что никогда не имел никаких отношений с разведслужбами своей родины. Однако он действительно месяц работал на российскую прокуратуру, ведя переговоры о выплате долга с одним предпринимателем в Льорет-де-Мар, который в конечном итоге был экстрадирован. «Сотрудники российской прокуратуры приехали в Барселону и встретились со мной. Но я ничего не подписывал. Мне сказали, — если я договорюсь с этим русским предпринимателем о том, что он выплатит часть долга, я получу комиссию. Я не видел в этом ничего странного, пока не встретился с этим человеком. (…) Он мне рассказал, что он — информатор Гражданской гвардии Испании. Кроме того, он, оказывается, еще и член религиозного движения „Свидетели Иеговы"* (запрещено в Российской Федерации — Прим. ИноСМИ), ожидающий экстрадиции в Россию. Я сказал ему, что приехал, чтобы предложить ему сократить срок, если он будет сотрудничать с прокуратурой». Дмитренко считает, что именно это странное событие, «за которое ему ни одного евро не заплатили, потому что в итоге человека экстрадировали», заставило НРЦ назвать его шпионом.
«Говорят, что я вымогатель. Но это не так. Я специалист в сфере взыскания долгов, я получил степень магистра по этому направлению и всегда следую этическому кодексу», — говорит Дмитренко. Был ли это единственный раз, когда Дмитренко имел дело с потенциальными преступниками? «Я не полицейский, у меня нет привычки просить у собеседника справку о судимости или трудовую книжку. Я взаимодействую с людьми при наличии у них хороших умственных способностей и взаимопонимания со мной», — отвечает Дмитренко.
Отношения с Алаем
На данный момент русский предприниматель, переехавший в каталонскую столицу в 18 лет, чтобы изучать испанскую филологию в Университете Барселоны, не привлечен к суду. Однако его имя упоминается рядом с именем Жозепа Льюиса Алая (Josep Lluís Alay), бывшего главы канцелярии Пучдемона, которого преследуют по делу о финансировании движения за независимость Каталонии. Кроме того, имя Дмитренко упоминается в отчете европейской разведки, опубликованном в New York Times, в котором излагаются детали его совместного с Алаем визита в Москву, где они встретились с высокопоставленными российскими чиновниками и сотрудниками спецслужб.
Дмитренко называет Алая «другом». Они познакомились благодаря Catrus Capital, организации, которую он основал в 2017 году в Лондоне совместно с Андреу Гарриго (Andreu Garrigó), высокопоставленным членом партии «Демократическая конвергенция Каталонии», для содействия политическим, культурным, экономическими и деловым связям между Каталонией и Россией. Задачей Дмитренко было стучаться в нужные двери в Москве и Женералитате (автономное правительство Каталонии в составе Испании), чтобы помочь предпринимателям, которые хотели заняться русско-испанским бизнесом. «Мы помогали им (…). Я им говорил: тебе нужно пообщаться с таким-то человеком. Я предпочитал, чтобы контактом с испанской стороны была какая-нибудь неправительственная организация (НПО), потому что у меня есть собственные компании. Я вел проекты с Женералитатом, и меня познакомили с Алаем, равно как и с многими другими людьми, работавшими в правительстве автономной Каталонии», — утверждает Дмитренко. Так, Дмитренко рассказывает, что встречался с прежним главой каталонского правительства Артуром Масом (Artur Mas), которого Дмитренко пригласил пообедать в один из своих ресторанов в каталонской столице.
Дмитренко утверждает, что его отношения с Алаем были сосредоточены на анализе «исторических связей» между Каталонией и Россией. Они решили посетить Москву в 2019 и 2020 годах после того, как он познакомил Алая с Эдвардом Чесноковым, заместителем редактора отдела международной политики «Комсомольской правды», близкой к Кремлю газеты. В этой газете, выходящей большим тиражом, были опубликовали интервью с Пучдемоном и с Кимом Торра (Quim Torra) — одним из бывших руководителей Каталонии, также выступавшим за отделение своего края от Испании. Во время этих поездок Алай встретился с Евгением Примаковым, внуком агента КГБ, назначенным Путиным на должность директора Россотрудничества. По данным европейской разведки, это призванное заниматься распространением российской культуры агентство служит прикрытием для секретных операций. Кроме того, Алай контактировал с Андреем Безруковым, российским шпионом, который вместе со своей женой Еленой Вавиловой годами жил в США в качестве разведчика-нелегала под чужим именем.
Вот что рассказывает об этом Дмитренко:
«Мы посетили основной университет России в сфере международных отношений. Там мы встретились с Безруковым, бывшим шпионом, он там преподает. Это как если бы Джеймс Бонд преподавал международную политику. (…) Именно он предложил Алаю поговорить с депутатом Думы. Однако это не входило в мой график. (…) Алай хотел передать свое послание России. Это важно. Изложить свою версию и узнать, что 20 преподавателей МГИМО думают о политическом конфликте [вокруг Каталонии]. Во время этой встречи ему пришлось выслушать, что Россия никогда не поддержит сепаратистское движение, что она выступает за целостность ЕС».
Несмотря ни на что, у Алая сложились хорошие личные отношения с Безруковым и Вавиловой (двумя по-прежнему активными агентами российской разведки). По этой причине он решил перевести на каталонский и испанский шпионский роман, который Вавилова написала, вдохновившись своей миссией в Соединенных Штатах. Дмитренко помогал с переводом в качестве «лингвиста».
С другой стороны, Дмитренко отрицает, что, как подозревают западные спецслужбы, во время визита в Россию Алай встретился с Олегом Сыромолотовым, главой контрразведки ФСБ. «Я бы точно знал. По крайней мере, Алай бы мне сказал. Я не знаком с Сыромолотовым», — утверждает он.
После той памятной поездки в Россию Дмитренко встретился с Алаем и Пучдемоном в Женеве. «Мы оказались в городе и в порядке вежливости встретились — выпили кофе вместе», — говорит он. Во время этой встречи бежавший бывший глава Женералитета [Карлес Пучдемон] не просил его ни помочь движению за независимость в делах с Россией, ни войти в Торговую палату Барселоны. Также Дмитренко утверждает, что не поддерживал личных отношений с высокопоставленным членом Демократической конвергенции Каталонии Виктором Тарраделласом (Victor Tarradellas), который тоже посещал Москву в наиболее напряженные для движения за независимость моменты. «Я бы не поехал в Россию с политическими целями. Это значит, что ты не понимаешь страну. Нельзя поехать разговаривать о сепаратизме со страной, которая всегда боролась с сепаратизмом. Мне предложили встретиться с ним, и я отказался, сказал, что не заинтересован», — рассказывает Дмитренко.
Продажа нефти
Другая тень в биографии Дмитренко, выступающего в качестве «посла» Торговой палаты Барселоны в России, — его участие в перепродаже нефти между российской и китайской компаниями. По мнению судьи, это было «прикрытие незаконного финансирования», в чем и обвиняют Алая. «Торговля нефтью никак с Алаем не связана. Я работаю в секторе энергетики в торговой палате. Я предложил ему заняться бизнесом, но это невозможно. Он ученый», — утверждает Дмитренко. Предприниматель объясняет, что подобную же операцию он предложил Gas Natural, «но они предпочли Алжир». По заверениям Дмитренко, если бы перепродажа нефти прошла хорошо, «движение за независимость было бы последним, кто получил бы хоть что-то от моего бизнеса, если бы всё прошло успешно». «В России я общался со многими испанскими и каталонскими политиками», — добавляет он.
Приемный сын Суркова
Ещё одно знакомство Дмитренко, привлекшее внимание западных разведслужб, — Артем Лукоянов, приемный сын Владислава Суркова, который считается одним из наиболее важных советников Владимира Путина. Лукоянов живет в пригороде Барселоны. «Он мой друг, так совпало, что он также сын Суркова. Его семья живет в Кастельдефельс. Я пытался создать с ним инвестиционный фонд, с его отцом я никак не связан. С Сурковым-старшим я просто не знаком. А с Лукояновым мы вместе играем в Play Station», — утверждает Дмитренко. Он познакомил Алая с сыном Суркова на встрече в своем ресторане в Барселоне.
Отвлекающий маневр?
Дмитренко напоминает, что провел «полжизни в Испании» и хочет получить испанское гражданство. «Меня ни в чем не обвиняют. Доказательств нет, я не должен предстать перед судьей, потому что мне не выдвигали никаких обвинений, я никому ничего плохого не сделал. Получив отказ по своему запросу на получение гражданства, я пережил невероятный кризис тревожности. Я две недели не мог выйти из дома. Я хочу получить испанское гражданство, у меня семья рассыпана по всей Испании. Один мой дядя живет в Талавера-де-ла-Рейна, он бывший тореадор, я его очень люблю. Я даже думал стать политиком, если получу испанское гражданство. Сейчас я очень сомневаюсь, что всё получится, хотя я и считаю себя местным. Если всё разрешится, никто у меня прощения не попросит. Это колоссальный репутационный и моральный ущерб», — утверждает русский предприниматель.
Дмитренко считает, что его используют как отвлекающий маневр, и шлет испанским властям такое послание: «Если бы мной хотели воспользоваться, чтобы добраться до Пучдемона, я бы понял. Но пусть меня вызовут в НРЦ или в Гражданскую гвардию Испании, и я им объясню, что не могу помочь им в борьбе с сепаратизмом. А вот если меня попытаются втянуть в международную схему по фабрикации русофобских теорий заговора, я буду бороться против этого».
*секта, вредящая здоровью граждан. Запрещена в России

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники



Загрузка...
473

Похожие новости
15 октября 2021, 02:30
15 октября 2021, 17:40
15 октября 2021, 17:40
16 октября 2021, 01:20
15 октября 2021, 19:40
15 октября 2021, 12:00

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
16 октября 2021, 01:20
15 октября 2021, 12:00
15 октября 2021, 10:10
15 октября 2021, 02:30
16 октября 2021, 01:20
15 октября 2021, 08:10

Выбор дня
16 октября 2021, 01:20
15 октября 2021, 22:00
16 октября 2021, 01:50
16 октября 2021, 11:20
16 октября 2021, 01:20

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
14 октября 2021, 01:50
15 октября 2021, 10:10
14 октября 2021, 17:00
10 октября 2021, 06:40
12 октября 2021, 13:40
10 октября 2021, 09:00
12 октября 2021, 17:30