Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

El Pais: Китай соблазняет латиноамериканские элиты чековыми книжками

На прочном фундаменте инвестиций, займов и инфраструктурных проектов, заложенном в течение последних полутора десятилетий, Китай начинает применять в Латинской Америке новую политику с целью увеличить свое политическое влияние и укрепить присутствие в регионе. Запускаемая стратегия оригинальна, поскольку направлена на менее привычные области, чем экономика, где Китай почти всегда имеет преимущество благодаря предлагаемым бонусам. Первые шаги этой новой политики уже заметны. Пекин активно сотрудничает с академическими кругами, средствами массовой информации, культурными организациями и политической элитой большинства стран на континенте.
С одной стороны, модель базируется на многостороннем сотрудничестве между университетами, аналитическими центрами, СМИ, политическими партиями и различными институтами по обе стороны Тихого океана. С другой — на продвижении китайской культуры и программах обмена с участием влиятельных латиноамериканских общественных деятелей. Такой дипломатический вариант Китай представляет как безобидный, но критики считают его попыткой склонить на свою сторону местные элиты с целью завоевать их расположение в собственных интересах. Хотя убеждение и упрочение институционных связей является обычной практикой в международных отношениях, китайская версия того, что американский академик Джозеф Най (Joseph Nye) назвал «мягкой силой», вызывает постоянные подозрения.
В области журналистики, например, за последние два года Китай заключил договоры о сотрудничестве с рядом государственных и частных СМИ в регионе, как печатных, так и аудиовизуальных. Так, китайское информационное агентство «Синьхуа» подписало соглашения с несколькими аргентинскими медиахолдингами, близкими к «киршнеризму», а телевизионная корпорация CGTN (China Global Television Network, «Китайская глобальная телевизионная сеть») — с группой «Групо Америка», вторым по величине аргентинским концерном в секторе. Подобный альянс CGTN заключила в Венесуэле с компанией «Телесур» (Telesur) и в Перу — с государственной компанией телерадиовещания¬ IRTP.
Пекин официально называет эти соглашения шагом к «взаимному знакомству», направляя средства на финансирование совместных журналистских проектов и продвижение обмена контентом. Такую интерпретацию опровергают те, кто усматривает скрытую цель подобной деятельности — производство для латиноамериканских СМИ бесплатного журналистского и аудиовизуального контента, который транслирует искаженный — в сторону позитивного — образ китайского режима. И это не все: он нужен также чтобы нейтрализовать критично настроенные СМИ, подкинув им приманку в виде экономической прибыли. В контексте кризиса в медиасфере китайский капитал — это главный ключ к проникновению в сектор, как показала встреча на высшем уровне представителей СМИ Китая и Латинской Америки в Сантьяго-де-Чили в конце 2016 года.
На встрече, организованной и профинансированной Пекином, присутствовали предварительно отобранные латиноамериканские представители. «Это был персидский базар, на котором китайцы предлагали что угодно, чтобы добиться своей истинной цели — возможности размещать собственные информационные материалы в СМИ Латинской Америки», — признается один из участников, пожелавший остаться неизвестным. По его мнению, с помощью этой стратегии Пекин стремиться изменить негативное мнение о глобальном и стремительном возвышении Поднебесной. А также противодействовать тому, что китайские лидеры считают доминирующим ценностным дискурсом, продвигаемым западной прессой и предназначенным защищать интересы Запада и создавать отрицательный образ Китая.
Материалы «Синьхуа» и других официальных СМИ для испаноговорящей аудитории пользуются гораздо более тонкими методами, чем российские RT или Sputnik, чья неприкрытая воинственность по отношению к Западу и злоупотребление «вбросами» известны не понаслышке. Хотя в китайских публикациях частенько проскальзывают намеки на злобный Запад, который колонизировал, вел войны и навязывает ценности (привычная риторика для Латинской Америки), в целом они посвящены оправданию коммунистического режима и представлению Китая как доброжелательного и ответственного партнера. Парадоксальным образом Китай врывается в медиапространство демократических стран, в то время как ее собственное наглухо закрыто для иностранцев.
На распространение этого приятного образа нацелены также представители элит в Латинской Америке и других странах. Союзники и симпатизирующие китайской компартии — это современная версия тех, кого Ленин называл «полезными идиотами» в советские времена. «Они помогают распространять чистенький образ китайской диктатуры, которая грешит (за их спиной) чудовищными нарушениями прав человека, и делают из нее мирного экономического гиганта, предлагающего своим друзьям неисчислимые возможности», — говорит Мартин Ала (Martin Hála), синолог и основатель Sinopsis.cz, чешского аналитического сайта о Китае. Процесс покупки лояльности новых приверженцев китайского дела сейчас налицо в Панаме и Доминиканской республике, последних странах региона, которые порвали отношения с Тайванем и поэтому проводят медовый месяц с Пекином.
Сам китайский президент объявил во время своего последнего визита в Лиму, что его страна предоставит «возможности для повышения квалификации для 10 000 латиноамериканцев» до 2020 года. В рамках различных программ влиятельные общественные деятели из Латинской Америки регулярно приглашаются в Китай с многонедельными визитами. В этих поездках журналистам, чиновникам, академикам и дипломатам оплачиваются все расходы, а программы визитов обычно включают посещение институций и встречи с высокопоставленными госслужащими, членами компартии Китая или руководителями компаний, не считая банкетов и осмотра достопримечательностей. Целью Пекина является привлечение этих выдающихся людей на свою сторону, превратить их в послов Поднебесной.
Это касается не только Латинской Америки. В прошлом месяце агентство «Блумберг» сообщило, что ряд европейских политиков, включая, в частности, бывших премьеров Дэвида Кэмерона, Романо Проди или Доминика де Вильпена, тоже значатся в расчетных листах Пекина. Одновременно члены иностранных политических партий всего идеологического спектра периодически обхаживаются китайским руководством. В Аргентине, один из руководителей партии «Республиканское предложение» президента Маурисио Макри рассказал этому изданию в Буэнос-Айресе, что 15 представителей его фракции вернулись «загипнотизированные» после роскошной и полностью оплаченной 14-дневной поездки по Китаю: «Мы теперь все китайцы», — заявили они в узком кругу по возвращении.
То, что Китай придает значение этим избирательным приглашениям, доказывают слова Си Цзиньпина, сказанные в начале года в одной из речей в присутствии более 300 иностранных представителей. Китайский лидер заверил, что пригласит 15 000 политиков со всего мира в ближайшую пятилетку. Целью визитов является представить иностранным гостям идеально дистиллированную пропаганду. Программы не только тщательно составлены, в них никогда не затрагиваются опасные для режима темы вроде демократизации Китая, положения адвокатов или права человека и репрессии в Тибете и Синьцзяне. Очевидно, что стратегия работает, потому что новые поклонники Китая начинают публично восхвалять его с соответствующих трибун.
Созданию этого подслащенного образа азиатского колосса, безусловно, способствует тревожащее незнание Китая в Латинской Америке, что относится и к ее элитам. Это выливается в почти полное отсутствие критики, будь то в отношении авторитарной природы китайского режима или злоупотреблений, скрывающихся за китайскими инвестициями, условий займов или асимметрии в торговых отношениях с разными латиноамериканскими партнерами. Созданию подобного климата способствуют, несомненно, отсутствие территориальных и исторических споров между сторонами, восхищение китайским развитием в последние четыре десятилетия и ощущение того, что Китай является источником возможностей, которые другие не могут предложить.
Помимо компартии, многие другие китайские структуры, находящиеся на периферии оси Партия-Государство, активно участвуют в этой своего рода межличностной дипломатии. Иногда это создает ложное впечатление у латиноамериканских партнеров, которые действительно не понимают, что Институт Конфуция, аналитические центры, специализирующиеся на международных отношениях, дружественные делегации, университеты или студенческие ассоциации действуют в русле усилий государства и компартии в деле оказания влияния на воспринимающую сторону. «Влияние Китая за рубежом основано на тех же принципах, что и домашняя пропаганда Коммунистической партии страны: цензура, принуждение и манипуляция», — утверждает Мартин Ала.
Только эксперты-синологи имеют целостное видение ситуации, но многие из них сталкиваются с дилеммой: если они будут открыто критиковать Поднебесную, их профессиональное будущее окажется под угрозой, потому что китайские власти отказывают в визе, а значит и во въезде в страну, тем, кто их громко критикует. «Есть темы, на которые мы никогда не говорим, чтобы не ранить чувства китайцев», — объясняет аргентинский академик. Подобный дефицит знаний сопровождается тем, что часто официальные китайские структуры являются единственными источниками информации. Это позволяет им монополизировать дискурс, в то время как альтернативные точки зрения по большей части замалчиваются. Идеологический контроль и цензура, практикующиеся в Китае, просачиваются за его пределы.
«Принимая во внимание тот вес, который имеет Китай в Латинской Америке, риск отсутствия достаточной информации очень велик. Должна существовать критическая дискуссия», — считает Исольда Морильо (Isolda Morillo), писательница и переводчица мандаринского языка, имеющая 15-летний опыт работы журналистом в Пекине. В истории были такие примеры, предостерегает она: «В шестидесятые и семидесятые годы французские интеллектуалы поддержали Культурную революцию, потому что не догадывались о страданиях людей. Это было связано во многом с тем, что информация поступала исключительно из официальных китайских источников». Подобную монополию государство имеет также и в области китайской культуры, поскольку практически все, что идет на экспорт, имеет официальную печать.
Таков как раз был случай Года культурного обмена между Китаем и Латинской Америкой, организованного в 2016 году в рамках форума Китай-СЕЛАК, организации, объединяющей американские страны за исключением США и Канады. Интеллектуалы и независимые или критично настроенные деятели культуры игнорируются официозом и практически не имеют шансов быть увиденными за границей. Так, Институт Конфуция профинансировал участие близких режиму писателей, как А Йи, Си Чуань или Гэ Фэй, в известных литературных фестивалях Колумбии, Аргентины, Коста-Рики, предложив латиноамериканским издательствам безвозмездно перевести их книги. То, что критично настроенные авторы, как Ляо Иу и Церинг Осер, никогда не были приглашены, создает впечатление, что альтернативы официальной версии культуры просто не существует.
Авторитарные ценности Китая Си Цзиньпина, которые капля за каплей просачиваются в Латинскую Америку и другие регионы, горячо обличают академические круги. Недавно берлинские Институт китайских исследований Меркатора и Институт глобальной публичной политики предостерегли относительно укрепления китайского авторитаризма в Европе. А в прошлом году Национальный фонд демократии в Вашингтоне опубликовал доклад о негативном влиянии Китая в Латинской Америке и Центральной Европе — диагноз, который эксперты считают лишь вершиной айсберга более глобального феномена. В докладе впервые был употреблен термин «проникающая сила», чтобы подчеркнуть негативный характер влияния Пекина.
Мартин Ала согласен с тем, что «мягкая сила», которую применяют современные демократии нельзя сравнить с влиянием авторитарного китайского режима и транслируемыми им ценностями. «Мягкая сила США основана на привлекательности и использует инструменты вроде Голливуда, рок-н-рола или СМИ, которые действуют на принципах плюрализма мнений и свободы слова», — уверяет он.
Ярким примером является Австралия, где Китаю удалось, согласно конфиденциальному правительственному отчету, в течение последнего десятилетия внедриться в СМИ, в бизнес-круги, в университеты, в китайскую диаспору и даже местные структуры власти. Это должно насторожить такие далекие, а потому более уязвимые, регионы, как Латинская Америка. Резкой реакцией Австралии стало принятие соответствующих законов, направленных на предупреждение шпионажа и вмешательства со стороны иностранных государств. В действительности они направлены, в первую очередь, против Китая и вызвали дипломатическую напряженность между двумя странами.
«Проблема Австралии возникла потому, что поначалу никто не придал этому значения. За пять лет ситуация в Латинской Америке может стать такой же острой при дополнительном минусе — в Латинской Америке имеются большие проблемы с коррупцией», что может ускорить и осложнить процесс, как рассказал изданию источник, близкий к правительству премьер-министра Малколма Тернбулла (Malcolm Turnbull).
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

646

Похожие новости
14 ноября 2018, 15:30
14 ноября 2018, 21:00
14 ноября 2018, 18:10
13 ноября 2018, 14:40
14 ноября 2018, 10:00
15 ноября 2018, 08:00

Новости партнеров

Актуальные новости
14 ноября 2018, 21:00
14 ноября 2018, 10:00
14 ноября 2018, 15:30
13 ноября 2018, 17:30
14 ноября 2018, 23:40
13 ноября 2018, 14:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
11 ноября 2018, 16:00
08 ноября 2018, 22:00
11 ноября 2018, 08:30
10 ноября 2018, 02:10
12 ноября 2018, 14:40
09 ноября 2018, 12:30
08 ноября 2018, 16:30