Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Джо Байден: есть угрозы, пострашнее Афганистана (The White House)

Текст заявление президента Байдена в связи с терактом в международном аэропорту имени Хамида Карзая
Джо Байден: Дамы и господа, мне тут дали список. Меня проинструктировали, что в первую очередь я должен предложить задать вопрос Келли О'Доннелл из NBC.
Вопрос: Господин президент, вы сказали, что уход из Афганистана в национальных интересах США. После сегодняшнего теракта отдадите ли вы приказ о направлении в Афганистан дополнительных сил для ответа на это нападение? И готовы ли вы направить дополнительные силы для защиты тех американцев, которые остаются в стране, занимаясь эвакуацией?
— Я проинформировал военных, что они получат все необходимое, если им нужны дополнительные силы. Но военные, начиная с председателя Объединенного комитета начальников штабов и кончая командирами на местах, все так или иначе связываются со мной, обычно по почте, и говорят, что операция идет по плану, и что в отведенное время будет эвакуировано максимальное количество людей. Они считают, что это оптимальный способ вывезти как можно больше американцев и остальных.
А что касается поиска, выслеживания лидеров ИГИЛ*, которые приказали это сделать, у нас есть определенные основания считать, что мы их знаем, хоть и не наверняка. И мы найдем способ добраться до них, не проводя крупные операции.
— В Афганистане, господин президент?
— Где бы они ни находились.
Тревор, Reuters: Спасибо, господин президент. Некоторые люди, даже из вашей партии, выступают с критикой, говоря о том, что «Талибан»* обеспечивает охрану аэропорта по периметру. Как вы думаете, не было ли это ошибкой?
— Нет, я так не думаю. Смотрите, мне кажется, генерал Маккензи (глава Центрального командования Вооруженных сил США генерал Кеннет Маккензи — прим. ред.) подробно ответил на этот вопрос. Такая ситуация… Мы унаследовали такую ситуацию, особенно в связи с тем, что, как вам всем известно, афганская армия прератила свое существование за 11 дней до этого, за 11 дней. И как сказал Маккензи, в интересах «Талибана» не допустить, чтобы ИГИЛ дало метастазы, это первое. И второе, в их интересах сделать так, чтобы мы ушли вовремя, в оговоренные сроки.
Вследствие этого мы попросили их принять некоторые важные меры — расширить периметр, обеспечить больше пространства между стенами, не пускать внутрь автомобили и так далее, обыскивать входящих людей. Это нельзя назвать жестко регламентированной и тщательно организованной операцией, какие проводят американские военные, но они делают это в своих интересах, в своих интересах.
И еще — я задавал этот вопрос военным на местах, есть ли от этого польза. Им никто не доверяет, мы просто рассчитываем, что в их интересах продолжать данную работу. И в их интересах, чтобы мы ушли в заявленные сроки, вывезя как можно больше людей.
Как я уже говорил, несмотря на произошедшее сегодня, за день было эвакуировано более 7 тысяч человек. В целом же вывезено свыше 5 тысяч американцев.
Так что дело не в доверии, это вопрос взаимной заинтересованности. И еще. Как мне докладывают, как сообщают командиры на местах, пока нет никаких свидетельств сговора между талибами и ИГИЛ с целью организации того, что сегодня произошло перед отелем, и что будет продолжаться, как мы ожидаем,
Аамер, Associated Press: Благодарю вас, господин президент. Вы произнесли сильные слова о своем сыне и о бремени таких решений. С учетом этого, а также сказанного вами, что чем дольше мы будем там находиться, тем выше вероятность нового крупного нападения — как вы думаете, можно ли там остаться хотя бы на один день дольше, принимая во внимание произошедшее?
— Я думаю, слова Америки имеют вес. Мы делаем то, что говорим, и мы намерены соблюдать сроки, если не произойдет нечто исключительное.
Есть еще американские граждане, есть владельцы зеленых карт, есть персонал наших союзников, есть обладатели специальных иммигрантских виз, есть афганцы, помогавшие нам, есть дополнительные группы из числа женских организаций, неправительственных и прочих организаций, которые связывались с нами и открыто выражали свое желание уехать. В определенных обстоятельствах они собираются в группы, едут на автобусах и другими способами. И есть возможность, что в оставшиеся до 31-го [августа] дни мы сумеем их вывезти.
Мехтарлам под контролем запрещенной в РФ организации "Талибан"
Наши военные — я полагаю, они учли все угрозы, хорошо знают, что может быть новый теракт — наши военные сделали вывод, что мы должны поступить именно так. Я думаю, они правы. Я думаю, они правы.
А после этого мы окажемся в таких обстоятельствах, когда, как я полагаю, у нас будет много возможностей для дополнительного вывоза людей из Афганистана. Мы будем делать это собственными средствами или теми, которые будут предоставлены нам в сотрудничестве с талибами. Они нехорошие парни, эти талибы. Но я о другом говорю. Они заинтересованы. Как сообщают многие из вас, им очень хочется сделать так, чтобы аэропорт был открыт. Но они не могут этого сделать. Они пытаются понять, смогут ли они сохранить ту часть экономики, которая не очень надежна и существенно отличается от того, что было раньше.
Поэтому существует множество причин, по которым они обращаются не только к нам, но и к другим. В их интересах найти как можно больше людей, которых мы могли бы вывезти. А мы можем их найти.
На самом деле, осталось не так много людей, которые, по нашей оценке, хотели бы уехать. Есть несколько американцев, которых мы нашли — мы связались с большинством из них, если не со всеми — и которые не хотят уезжать, потому что у них двойное гражданство, семьи, родственники и так далее. Есть и другие, которые пока размышляют. Поэтому мы будем продолжать эту работу.
Еще несколько вопросов и — да, вы, сэр.
— Спасибо, господин президент.
— Я не на вас показывал, но ладно. (Смеется.)
— Я хочу спросить — вот вы говорите, что сказанное Америкой имеет вес. Что вы скажете афганцам, которые помогали военным, но не смогут уехать до 31-го? Что…
— Я говорю…
— Что вы им скажете?
— Мы будем продолжать свои усилия по их эвакуации. Это важно. Смотрите. Как человек, изучавший историю, я не знаю ни одного конфликта, ни одного конфликта, в конце которого, когда война заканчивалась, одна сторона могла бы гарантировать, что все желающие покинуть ее смогут уехать.
И задумайтесь вот о чем. Мне кажется важным — я знаю, что у американского народа это в крови. Я бы сказал, есть миллионы афганцев, не являющихся талибами. Они не сотрудничали активно с нами, не имеют права на специальную иммигрантскую визу, но будь у них возможность, они уже завтра оказались бы на борту улетающего самолета. Это может показаться оскорбительным, но подавляющее большинство людей в таких обществах захотят приехать в Америку, если у них будет такой шанс.
Так что нельзя гарантировать отъезд всем и каждому. Есть определение: все желающие уехать. В любом случае, это процесс. Я на вас показывал, но — да, вы.
— Спасибо, господин президент. Поступают сообщения, что американские власти передали талибам списки с именами американцев и афганских госслужащих, имеющих право на эвакуацию. Вы об этом знаете? Было такое? И еще. Вы лично отвергали рекомендацию удержать или снова захватить авиабазу Баграм?
— Вот что я сделал — спросите об этом — я сначала отвечу на последний вопрос.
По тактическим вопросам проведения эвакуации или ведения войны я собираю все военное командование, находящееся в Афганистане — командиров. А также военачальников из Пентагона. И я прошу их дать оптимальную военную оценку: как наиболее эффективно выполнить задачу.
Они — военные — пришли к заключению, что Баграм не принесет особой пользы, что целесообразнее сосредоточить внимание на Кабуле. Поэтому я принял к сведению эту рекомендацию.
Что касается… есть определенные обстоятельства, когда мы получаем информацию — и, если откровенно, иногда мы получаем ее от вас, а иногда от других — о том, что некая группа людей пытается уехать из страны, что она едет на автобусе, что в данный момент она находится там-то и там-то.
Бывали случаи, когда наши военные связывались со своими коллегами из «Талибана» и говорили, например: «Такой-то автобус едет с энным количеством людей, состав группы такой-то. Мы хотим, чтобы вы пропустили этот автобус или эту группу».
Так что, да, такие случаи бывают.
Насколько мне известно, в большинстве таких случаев людей пропускали. Но я не могу вам с уверенностью сказать, что были какие-то списки с именами. Может, и были, но мне о таких случаях неизвестно. Это не значит, что списков вообще не было, и быть не могло. Они могли существовать, что-то вроде: «Вот имена 12 человек, они едут. Пропустите их». Такое могло иметь место.
Еще один вопрос.
— Господин президент, могу ли я…
— Господин президент, здесь. Господин президент…
— Ого. Подождите, подождите. Позвольте задать вопрос самому интересному человеку из прессы, которого я знаю.
— Спасибо, господин президент. Вот — спасибо.
— А, это вы. (Смех.)
— Господин президент, с февраля 2020 года в Афганистане в бою не погиб ни один американский военнослужащий. Вы установили крайний срок. Вы вывели войска. Вы вернули войска. А теперь у нас 12 морпехов погибли. Вы говорили, что вся ответственность на вас. Вы несете какую-то ответственность за то, как развивается ситуация в последние две недели?
— По сути дела, я несу ответственность за все случившееся в последнее время. Но дело вот в чем. Знаете, хочется, чтобы когда-нибудь вы сами все увидели — мы с вами знаем, что бывший президент заключил сделку с «Талибаном» о том, что он выведет все войска из Афганистана к 1 мая. В ответ ему было обещано — это было год назад — ему дали обещание, что талибы будут нападать на всех остальных, но не на американские войска. Помните такое? Я вполне серьезно.
— Господин президент…
— Нет, я — я задаю вам вопрос. Будьте — потому что, прежде чем…
— Дональд Трамп больше не президент.
— Нет, нет, погодите. Я задаю вам вопрос. Это верно? Вы знаете об этом?
— Я знаю, о чем вы говорите. Но при всем уважении, господин президент…
— Что?
— …поскольку — я думаю, вопрос не в этом. Вы как считаете, людям не нравится вывод войск из Афганистана или просто то, как это делается, что происходит?
— Я думаю, им не нравится, что могут пострадать люди. Некоторые, как мы увидели, погибли. И там беспорядок. Признаёт это мой друг или нет, сообщает он об этом или нет, причина, по которой не было нападений на американцев с того момента, как я занял президентскую должность, это обязательства, которые взял на себя президент Трамп: «К 1 мая я уйду. А пока вы даете согласие не нападать на американцев». Такая была договоренность. Поэтому на американцев не нападали.
— А вы говорили, несколько дней тому назад вы говорили, что твердо придерживаетесь своего решения о выводе.
— Да, это так. Вы взгляните на это с такой точки зрения, я — у меня еще одна встреча, серьезно. Но представьте, что бы с нами было, если бы 1 мая я сказал, что мы не собираемся договариваться о переносе даты эвакуации, что мы остаемся.
У меня был бы только один вариант действий. Направить в Афганистан дополнительно тысячи военнослужащих и вести войну, в которой мы уже победили, относительно. Это главная причина, почему мы уходим.
Я никогда не придерживался мнения о том, что мы должны жертвовать жизнями американцев в попытке создать в Афганистане демократическое государство. Эта страна ни разу за всю свою историю не была единой, она состоит — я не хочу унизить ничье достоинство — но она состоит из различных племен, которые никогда, никогда не ладили друг с другом.
Как я уже сказал — и это будет мой последний комментарий, хотя мы еще сможем поговорить на эту тему, но позже, потому что пока мы еще не завершили вывод. Если бы Усама бен Ладен, «Аль-Каида»*, покинув Саудовскую Аравию, решили бы нанести удар из Йемена, вошли бы мы в Афганистан? Вошли бы, хотя в то время талибы полностью контролировали эту страну?
Я знаю, нечестно задавать вопросы вам. Это риторический вопрос. Но поднимите руку, если считаете, что мы должны были войти, должны были пожертвовать тысячами жизней, должны были согласиться, что у нас будут десятки тысяч раненых.
Мы вошли, чтобы не дать возродиться «Аль-Каиде». Сначала ликвидировать бен Ладена, потом изгнать из Афганистана «Аль-Каиду» и не допустить повторения этих печальных событий.
Я уже 100 раз говорил: терроризм дал метастазы по всему миру, и сейчас гораздо более серьезные угрозы исходят из стран, находящихся намного ближе к США. У нас нет там ни военной техники, ни войск. Но мы можем действовать издалека, лишая их возможности нападать на нас.
Дамы и господа, пришло время закончить эту двадцатилетнюю войну.
Большое спасибо.
* — организация, запрещенная в России.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники



Загрузка...
1340

Похожие новости
25 сентября 2021, 01:50
24 сентября 2021, 01:10
24 сентября 2021, 18:10
25 сентября 2021, 01:50
24 сентября 2021, 23:50
24 сентября 2021, 20:10

Новости партнеров

Актуальные новости
24 сентября 2021, 18:10
24 сентября 2021, 18:10
23 сентября 2021, 13:40
23 сентября 2021, 11:50
25 сентября 2021, 01:50
24 сентября 2021, 12:30

Выбор дня
24 сентября 2021, 18:10
24 сентября 2021, 18:10
24 сентября 2021, 20:10
24 сентября 2021, 14:20
24 сентября 2021, 18:40

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
20 сентября 2021, 11:40
20 сентября 2021, 17:20
22 сентября 2021, 16:50
19 сентября 2021, 09:00
21 сентября 2021, 00:50
19 сентября 2021, 01:20
20 сентября 2021, 04:00