Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Дидье Рауль: гидроксихлорохин спасет мир (Paris Match)

Его имя прозвучало в новом мире, изолированном от страха. Друид, старый индеец с длинными седыми волосами. Его высказывания разошлись по всем соцсетям от Мюлуза до Безье, от Сиднея до Лагоса, от Манилы до Монреаля, до самого Белого дома… Дидье Рауль стал воплощением надежды с 16 марта, когда он заявил, что лечение на основе старого препарата гидроксихлорохина может справиться с коронавирусом. Результаты первых испытаний в его марсельской лаборатории с участием 24 пациентов показались ему достаточно убедительными, чтобы сообщить об этом на Ютюбе, а затем на всех волнах. Это вызвало потрясение в научных кругах и радость в сети.
Дональд Трамп сразу же распорядился разрешить применение медикамента в США. Франция решила проявить осторожность и подождать результаты других испытаний. Она выглядела смущенной этим невероятным ученым, который представляет себя как «мировую звезду». «Противоречивый человек», — вздыхают в Елисейском дворце и министерстве, где некоторые вне себя из-за включения этого «сумасброда» в научный совет по борьбе с эпидемией.
По их словам, он уже нанес немалый ущерб: Plaquénil (единственный препарат на основе гидроксихлорохина, который продается во Франции компанией Sanofi по цене в 5 евро за упаковку) пользуется повсюду спросом. Одни врачи применяют препарат, другие прописывают его, но в аптеках просят больше его не продавать. Вокруг настоящая какофония, а число погибших продолжает расти. Рауль же теряет терпение. По его словам, клятва Гиппократа требует от него помощи больным. В воскресенье он предложил любому, кто чувствует себя плохо, сделать тест и в случае положительного результата пройти лечение гидроксихлорохином и антибиотиком азитромицином. Марсельцы хлынули к нему, а остальная Франция не может решить, следует ли отмахнуться от него или как можно быстрее распространить лечение по всей стране… Мнения расходятся даже в верхах государственной власти, и вирусологу позвонили сбитые с толку Эммануэль Макрон и его супруга.
«Вы меня слушаете?— спрашивает он прокуренным голосом. — Слушайте внимательно, потому что я терпеть не могу повторять. Если не поймете, когда я перейду за отметку в 200 слов, с этим уже ничего не поделаешь…» Дидье Рауль явно уважает журналистов не больше, чем чиновников, на чей счет он обожает язвить. Профессор сидит в просторном кабинете инфекционного Больнично-университетского комплекса в Марселе, который стал воплощением его давней мечты, от лекционного зала до спортзала, где он регулярно поднимает штангу. На 27 000 м2 его высокотехнологичного королевства соседствуют научные исследования, образовательная и клиническая деятельность. Всего там работают под его началом 770 человек, почти половина из которых — научные сотрудники (как старые соратники, так и многообещающие студенты).
68-летний Рауль не сидит на месте. Исследования стали его жизнью после того, как он по воле случая начал карьеру инфекциониста. Это успокоило его родителей, которые познакомились в рядах Сопротивления: отец был военным врачом, а мать — медсестрой. Их шестой ребенок рос в Дакаре и Марселе, был несдержанным упрямцем, который не хотел подчиняться властям и даже бросил школу, чтобы два года скитаться по морям. Затем он все же получил свой диплом бакалавра и поступил на медицинский факультет. Там он стал инфекционистом, как и его прославившийся в XIX веке прадед Поль Лежандр. Не ударить в грязь перед предком стало для него навязчивой идеей. «Я хочу стать лучшим в мире», — сказал он еще в молодости перед отъездом на учебу в Вашингтон. Оттуда он вернулся, вооружившись знаниями, получил в 42 года пост главы Марсельского университета и погрузился в лабораторную работу. Там он препарировал вирусы, риккетсии, бактерии, которые вызывают заболевания вроде тифа (за это он получил первые награды), гигантский мимивирус, вирофаги… Он посвятил годы СПИДу, ТОРС, лихорадке Эбола…
Стоический, строгий, неутомимый. Рауль всегда выделялся на общем фоне в своих затасканных свитерах и с напоминающими мочало волосами. С течением лет он отточил свой образ. Он продвигал инновации, помогал молодежи, выпускал все новые статьи в прессе и опубликовал в общей сложности 3 000 материалов в престижных изданиях вроде Nature и The Lancet. В 2010 году он был удостоен Гран-при Национального института здоровья и медицинских исследований за все карьерные достижения, а в 2015 году он попал в список самых влиятельных ученых по версии Thomson-Reuters. Его открытый два года спустя институт предоставил ему еще больше свободы, а также существенные средства. Там за герметичными дверями изучают 3 000 бактерий, самые опасные патогены в мире. Поначалу Covid-19 не казался таким уж угрожающим. «Коронавирус вроде того, что появился в Ухане, станет лишь новым экземпляром в нашей коллекции», — говорил Рауль 1 февраля, отметив 44 случая других коронавирусов в его лаборатории и 9 000 погибших от гриппа… Он также посетовал на современное общество, «которое сначала зацикливает на чем-то все внимание, а потом перескакивает на другое».
В тот момент Рауль и его сотрудники вели наблюдение за семьями, которые были репатриированы из Уханя и отправлены на карантин в центр Карри-ле-Руэ. Они брали анализы, следили за изменением ситуации, читали выходящую в Гонконге South China Morning Post. Инфекционист дважды ездил в Китай, был впечатлен оборудованием и специалистами, был убежден, что именно там теперь будут появляться научные инновации. Когда эпидемия начала распространяться и уносить жизни, он взглянул на ситуацию иначе.
«В конце января китайская группа ученых сообщала, что подтвердила чувствительность коронавируса к хлорохину в лабораторных условиях, — вспоминает он. — Исследование опубликовали в Cell Research, одном из лучших мировых журналов. Всем нужно это прочитать». Некоторое время спустя лечение прошла группа из 100 китайских пациентов, но результаты были описаны менее подробно: «Видимая эффективность и приемлемая безвредность против пневмонии, связанной с Covid-19». Дидье Рауль воодушевился и выложил 25 февраля видео «Конец игры», словно война уже выиграна.
Ученый рассмотрел применение хлорохина (препарат от малярии) и гидроксихлорохина, который зачастую используется против волчанки и ревматоидного артрита, иногда в течение 20-30 лет. Эти медикаменты уже тестировались (без видимого успеха) против лихорадки денге и Чикунгунья. Но, может, на этот раз все получится? Они с сотрудниками сделали ставку на совместное применение с антибиотиком азитромицином, который обладает противовирусным эффектом и применялся против лихорадки Зика. В конце февраля коктейль был готов к испытанию. Немедленное разрешение от санитарных властей. Участвовать вызвались 24 добровольца. Небольшое число, которому далеко до стандартных протоколов. Тем не менее представленные им результаты выглядели впечатляюще: «75% пациентов вылечились от вируса» за десять дней, с триумфом заявил Дидье Рауль в своем лекционном зале, а затем выложил новое видео на Ютюбе.
Сеть забурлила, а научное сообщество охватило смятение. «Фейк», — заявили на сайте Минздрава, сославшись на реакцию редакции «Монд». Многие специалисты подчеркнули отсутствие необходимой методологии: небольшое число случаев, привлечение пациентов без симптомов или с легким течением болезни. Их возмутило формирование в веры в чудодейственное средство в самом начале эпидемии, что ставит под сомнение эффективность самоизоляции. Некоторые выразили беспокойство насчет побочных эффектов гироксихлорохина, в частности на сердечнососудистую систему. «Чушь, — утверждает вирусолог. — С 1990-х годов я лечил этим препаратом 4 000 больных с инфекционными заболеваниями. У него прекрасная переносимость, нет никаких рисков». С такой точкой зрения согласны и другие специалисты, в том числе один видный член Высшей комиссии по здравоохранению. «Невежество людей просто ужасает», — злится Рауль.
«Он считает себя лучше других, и его сложно обвинить в неправоте, с учетом его блестящей карьеры, — говорит написавший материал о его центре журналист Эрве Водуа. — Тем не менее у него появились проблемы из-за своей мегаломании». У Рауля есть немало врагов из-за грубого обращения с коллегами (вроде вопросов: «А что вы опубликовали за вашу жизнь?») и нелестных отзывов о чиновниках от здравоохранения. Его выходки в Медицинской академии тоже врезались в память. «В целом, он перебирал наши резюме и давал нам понять, что все мы — идиоты», — улыбается один специалист. Бывший директор Института Пастера Кристиан Брешо почти с сожалением вспоминает об их словесных баталиях: «Это чистый человек, нам нужны люди вроде него, чтобы продвинуть науку вперед».
У Рауля сложились более напряженные отношения с бывшим директором Национального института здоровья и медицинских исследований Ивом Леви, который отказался признавать его центр. Когда его жену Аньез Бузин назначили министром здравоохранения, Дидье Рауль поднял шум, заявив о потенциальном конфликте интересов. В начале ее работы чуть не был принят закон с ослаблением положения медицинско-университетских центров. Министр презирала марсельского инфекциониста. Их отношения с ее преемником Оливье Вераном оказались более спокойными. Раулю, разумеется, хотелось, чтобы перед ним расстелили красную ковровую дорожку, поручили национальный план борьбы с коронавирусом. Но он знает, что науке нужно время, а политики боятся из-за скандала с зараженной кровью. Макрону недостаточно «предчувствия», в отличие от Трампа. «Мы руководствуемся принципом предосторожности, — вздыхает высокопоставленный медицинский чиновник. — Мне жаль это говорить, но для нас предпочтительнее жертвы от коронавируса, чем риски слишком быстро внедряемого лечения без железобетонных исследований».
Рауль считает это неприемлемым в человеческом, этическом и научном плане. Поэтому он действует по собственному усмотрению, предлагает лечение в Марселе, и его примеру следуют другие больницы и клиники в Париже, Лилле… Все это напоминает стихийный опыт в больших масштабах. Невиданное дело. Инфекционист также ответил на просьбы общественных деятелей, бизнесменов и политиков вроде мэра Ниццы, с которым они познакомились на мотокроссе с 1980-х годах. «Благодаря Дидье я сам принял Plaquénil и дал его жене, получив заверение, что он будет доступен и для моих соотечественников», — подтвердил Кристиан Эстрози. Он позвонил Эммануэлю Макрону, рассказав, что боль и жар чудесным образом прошли. А что, если чудак из Марселя прав вопреки всем насмешкам экспертов? С подачи супруги президент побеседовал с Дидье Раулем. Он распорядился прислушаться к нему, пусть даже четкого решения пока еще не принято и остается немало вопросов, в частности по самым тяжелым случаям. В военное время большого выбора нет. Гидроксихлорохин все же войдет в список веществ, которые будут рассматриваться как средство борьбы с коронавирусом в стартующем в понедельник европейском исследовании. Первые результаты поступят через две недели. У Дидье Рауля нет ни грамма сомнений. Момент истины близок.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
743

Похожие новости
19 сентября 2020, 03:10
19 сентября 2020, 12:40
19 сентября 2020, 14:30
19 сентября 2020, 12:40
20 сентября 2020, 09:30
20 сентября 2020, 11:20

Новости партнеров

Актуальные новости
20 сентября 2020, 15:10
19 сентября 2020, 16:20
20 сентября 2020, 17:10
20 сентября 2020, 03:50
19 сентября 2020, 14:30
20 сентября 2020, 09:30

Выбор дня
20 сентября 2020, 11:50
20 сентября 2020, 09:30
20 сентября 2020, 09:30
20 сентября 2020, 10:00
20 сентября 2020, 03:50

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
15 сентября 2020, 00:20
20 сентября 2020, 00:30
19 сентября 2020, 14:30
19 сентября 2020, 01:40
17 сентября 2020, 16:50
19 сентября 2020, 14:30
16 сентября 2020, 21:50