Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Delfi.lv: неэффективность санкций — миф

После событий на Украине весной 2014 года страны Евросоюза, США и другие союзные государства ввели против России ряд санкций, пытаясь заставить ее вернуться к соблюдению норм международного права. Однако санкции оказались неэффективными и привели к тому, что Кремль укрепил свою власть в стране, пишет доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества и старший приглашенный исследователь Института перспективных исследований Польской Академии наук Владимир Иноземцев. Опрошенные порталом «Дельфи» латвийские эксперты не согласны с такой точкой зрения: они полагают, что эффект от санкций есть.
Нет цели загнать в угол
«Запад так и не решился нанести радикальные удары: заморозить российские активы в своих юрисдикциях, ввести нефтегазовое эмбарго, запретить своим компаниям владеть российскими активами, отменить все ранее выданные россиянам визы и виды на жительство», — пишет Иноземцев.
Латвийские эксперты полагают, что меры, о которых говорит Иноземцев, следует оценивать как попытку политически загнать Россию в угол и добиться ее полной изоляции. «Санкции никогда не были направлены на то, чтобы полностью исключить Россию из международного сообщества — это означало бы и полное эмбарго на закупки нефти и газа. Тогда никакого пути назад уже не было бы. Никому не нужна ситуация, при которой единственные имеющееся у ядерной державы средства — радикальные и непрогнозируемые действия. Санкции изначально были способом, который в случае необходимости позволил бы постепенно увеличивать давление, оставляя при этом пространство для переговоров», — отмечает аналитик Латвийского института внешней политики Карлис Буковскис.
Аналитик Центра изучения политики Восточной Европы Марис Цепуритис полагает, что санкции — это компромисс между необходимостью заставить Россию ответить за ее агрессивную политику, нарушения международного права, и готовностью стран Запада к эффективным, но рискованным действиям. «Санкции, направленные против ключевых российских секторов, должностных лиц, олигархов и их предприятий, должны оказать минимальное негативное влияние на западное общество, (..) и при этом нанести минимальный урон широкому российскому обществу», — говорит он. Как и Буковскис, Цепуритис полагает, что санкции дают России возможность для отступления. Если она на это не пойдет, эффект от санкций будет усиливаться в среднесрочной и долгосрочной перспективе, и давление на Россию будет увеличиваться.
«Санкции против России вводятся медленно, постепенно и стратегически, не обостряя до максимума. Направленные на политическую и экономическую элиту России санкции, хорошо продуманны и будут намного эффективнее, чем широкие санкции против простых жителей. У них нет большого влияния на то, каким будет курс России во внешней или внутренней политике», — полагает аналитик Центра стратегических исследований и безопасности Латвийской национальной академии обороны Мартыньш Киршс.
Такого же мнения придерживается и политолог, доцент Факультета социальных наук Латвийского университета Оярс Скудра. Цель санкций — не радикальный удар по России, а поддержание давления, которое уже привело к противоречиям между Кремлем и частным бизнесом, особенно — олигархами. «Санкции нужно сохранить, имея в виду 2024 год, когда на смену Путину, возможно, придет новый лидер. Государство контролирует экономику России, но капитал, особенно частный, утекает из страны», — говорит Скудра.
Критики оправдывают политику силы
Скудра уверен, что санкции отражаются и на организациях или отдельных персонах за пределами России. Это позволяет Путину расколоть ЕС и НАТО — например, используя неясную политику Дональда Трампа в отношении России, а также рассчитывая на благоприятные для России результаты выборов в Европарламент и новое, ориентированное на хозяйственную политику, руководство Еврокомиссии. Поэтому, по словам Скудры, в отношениях с Россией ключевой момент — Крым и выполнение Минских соглашений.
Скудра отмечает: слова Иноземцева о том, что «Украина сначала долго торговала с Россией, с особым цинизмом отправляя туда товары через отобранный Крым как «свободную экономическую зону», а затем отказываясь ввести с Россией визовый режим и денонсировать договор о дружбе» только подтверждают, что «на Украине достаточно высокий уровень коррупции, в экономике есть олигархические структуры, и Путин старается использовать их в своих целях».
То, достигнут ли санкции цели, напрямую зависит от того, сколько стран к ним присоединилось. Хиршс приводит пример других стран: например, санкции против Ирана вынудили политическую элиту страны сесть за стол переговоров с Западом и ограничить свои амбиции по разработке ядерного оружия. Это стало возможным благодаря тому, что санкции были глобальными: к ним частично присоединились даже Россия и Китай. «Северной Корее удалось продвинуться в разработке ядерного оружия, поскольку за этой страной стоит Китай, который заинтересован как минимум в том, чтобы сохранить status quo в КНДР, — говорит Хиршс. — Санкции могут заставить страну изменить политический курс, если они долгосрочные и глобальные. Санкции, которые лишь часть стран мира ввели против России, страны с большой экономикой, не приведут к фундаментальным переменам или смене режима. Во всяком случае, это не произойдет быстро».
«Критики могли бы объяснить, какие еще средства помогли бы Западу добиться своих связанных с безопасностью целей, — отмечает Скудра. — Санкции были введены и против Ирана, и против КНДР, и против других стран. Фактически, критики призывают отказаться от соблюдения международных правовых норм и оправдывают политику силы».
Санкции Путину не помогают
«[Санкции] помогли [Путину] создать внутри России ощущение осажденной крепости и сплотили население вокруг Кремля даже в условиях экономического кризиса», — пишет Иноземцев. Скудра полагает, что увеличить поддержку режима в большей степени помогли аннексия Крыма и боевые действия в Донецком и Луганском регионах. «Россия стремится укрепить свои позиции на Кавказе, на Балканах, в Центральной Азии, на Ближнем Востоке, используя лозунг «национальных интересов» и претендуя на роль глобальной державы», — говорит он.
Буковскис не исключает, что санкции были выгодны Кремлю, но считает, что выгода не будет долгосрочной. «После введения санкций сама Россия установила эмбарго на импорт отдельных товаров (особенно — на продукты), и это позволило увеличить производство в соответствующих секторах. Это ощущает не только элита, но и каждый житель России. И все же в долгосрочной перспективе мы видим, что предпринимательская деятельность в России имеет тенденцию к олигополизации, монополизации. История показывает, что в условиях отсутствия конкуренции ухудшается качество и выбор продукции, и в целом в долгосрочной перспективе Россия окажется в проигрыше», — говорит он.
«С Иноземцевым можно согласиться в том, что более острые санкции могли бы дать результат быстрее, но и нынешний режим санкций дает серьезный эффект. Урезание военного бюджета России на 20% в 2017 году (по данным Stockholm International Peace Research Institute), а также пенсионная реформа, которую после протестов пришлось смягчить, свидетельствуют о том, что экономическая ситуация заставляет принимать жесткие решения. Высказывания главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной или экс-министра финансов Алексея Кудрина о том, что нужно пересмотреть прогнозы развития России и экономические цели, выдвинутые президентом Путиным, иллюстрируют эффект от санкций», — полагает Цепуритис.
Похожего мнения придерживается Хиршс: «Санкции привели к экономической стагнации, остановили участие Западных компаний в проектах по разработке нефтяных и газовых месторождений, а также замедлили планы модернизации армии и заставили повысить пенсионный возраст, что привело к массовым протестам. Это уже очень большие достижения».
Сопротивление санкциям как путь к авторитаризму
Фактически, санкции — это компромисс между западной политической элитой и предпринимателями, считает Цепуритис. По его словам, многие из предпринимателей не считают, что нарушение норм международного права является преградой для сделок с Россией. Против санкций выступают и некоторые силы в Латвии.
«Несмотря на это Латвия остается последовательной в своих действиях, — говорит Цепуритис. — Она выдвигает на первый план международный порядок и права. То, что страны Запада договорились о необходимости ограничить российскую агрессию, показывает, что есть единое понимание деструктивности действий России.
Смягчение или даже отмена санкций означали бы не только отказ от защиты норм международного права и либеральных ценностей, но и сползание в сторону авторитаризма. Сейчас это происходит в Польше, Венгрии, Чехии, Болгарии, Румынии и Италии, полагает Скудра. Политолог при этом отмечает, что в этом году товарооборот с Россией увеличили и Германия, и Франция, и Австрия, и Италия: «Это еще и вопрос о том, является ли Владимир Путин «очередным», подобным Леониду Брежневу или Никите Хрущеву, вождем России. С ними тоже искали способы «разрядки» в международных отношениях».
Весной 2014 году Россия аннексировала принадлежавший Украине полуостров Крым и начала оказывать поддержку вооруженным сепаратистам в восточных регионах Украины. В боевых действиях принимали участие в том числе и подразделения регулярной армии. В ходе войны в Донецкой и Луганской областях погибло более 10 тысяч человек.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

612

Похожие новости
13 декабря 2018, 10:50
12 декабря 2018, 12:30
13 декабря 2018, 10:50
13 декабря 2018, 05:10
13 декабря 2018, 13:40
12 декабря 2018, 04:00

Новости партнеров

Актуальные новости
13 декабря 2018, 13:40
11 декабря 2018, 22:30
13 декабря 2018, 13:40
11 декабря 2018, 16:50
12 декабря 2018, 09:40
13 декабря 2018, 10:50

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
10 декабря 2018, 12:50
08 декабря 2018, 07:40
08 декабря 2018, 16:00
10 декабря 2018, 15:40
07 декабря 2018, 12:00
07 декабря 2018, 12:00
08 декабря 2018, 04:50