Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Что я узнал о российско-американских отношениях

На прошлой неделе я был одним из организаторов и участником конференции по американо-российским отношениям, которая прошла в Школе права и дипломатии имени Флетчера и на которой выступили многие докладчики из США и Российского университета МГИМО. В рамках конференции было организовано семь дискуссионных площадок для всестороннего обсуждения целого ряда спорных вопросов, включая кибербезопасность, Ближний Восток и исторические корни существующей сегодня напряженности между двумя странами.
Мой шеф, декан Джеймс Ставридис (James Stavridis), очень точно определил нынешнее состояние отношений: сегодня они лучше, чем во время холодной войны, но находятся на самом низком уровне за весь период со времени распада СССР. В этой связи следует отметить что, ректор МГИМО не смог присутствовать на конференции, как планировалось, потому что посольство США в Москве приостановило выдачу туристических виз.
Какие выводы я сделал после конференции? На ум приходят три:
1. Диалог, дискуссии — все это хорошо, но разговаривать должны не только ученые. Когда официальные отношения между двумя странами ухудшаются, начать диалог иногда пытаются представители элит, не относящихся к правительственным структурам. Это называется экспертной дипломатией «второго уровня» или неофициальной дипломатией; официальной является дипломатия первого, правительственного, уровня.
Было ощущение, что, что на этой конференции в Школе Флетчера происходит лишь некое «зондирование почвы». Откровенно говоря, вести двусторонние отношения между великими державами, используя методы неофициальной дипломатии, крайне трудно. Попросту дело в том, что между Соединенными Штатами и Российской Федерацией существует слишком много направлений взаимодействия, и такая неофициальная дипломатия со всем этим справиться не в состоянии.
Поэтому неудивительно, что некоторые участники обсуждали необходимость контактов на более официальном уровне. Например, Кимберли Мартен (Kimberly Marten) из Барнард-колледжа призвала к восстановлению военных контактов между двумя странами. Несмотря на то, что в Сирии существует «горячая линия» между российскими и американскими военными, в целом контакты между военными ведомствами были заморожены в 2014 году после того, как на Украине вспыхнула война. Это кажется неразумным.
2. Ни одна из двух стран не является монолитной, но именно сейчас Соединенные Штаты более разобщены. Российские участники конференции отличались различной степенью солидарности с администрацией президента Владимира Путина. Татьяна Шаклеина и Андрей Байков решительно отстаивали позиции российского правительства в отношении Запада и Украины соответственно. Правда, другие участники признали, что некоторые аспекты российской политики, скажем, на Ближнем Востоке, возможно, несколько проблематичны.
Однако расхождение мнений среди представителей российской делегации было ничтожно по сравнению с тем несогласием с политикой администрации Трампа, которое выражали американские участники конференции. По целому ряду проблем — от Ближнего Востока и Европы до Тихоокеанского региона и мировой экономики — американским участникам пришлось рассматривать такие вопросы, как: а) насколько администрация Трампа в своей политике оторвана от политики прошлого; и б) является ли этот отрыв окончательным? В ходе дискуссии возросло понимание того, что последствия внешней политики президента Трампа будут длиться дольше, чем большинство экспертов готовы признать.
3. Никого из тех, кто находится у власти в Москве или Вашингтоне, стратегическим гением не назовешь. Джозеф Най (Joseph Nye) кратко охарактеризовал нынешнее состояние отношений, отметив, что Путин слишком «перемудрил», вмешавшись (как утверждают спецслужбы США) в выборы 2016 года. Этими неуклюжими действиями Путин фактически лишил Трампа свободы действий, которая позволила бы ему совершать политические маневры с тем, чтобы делать то, чего хочет Путин.
И если Путин перестарался, то Трамп попросту сбил внешнеполитических наблюдателей с толку, поставив их в затруднительное положение. Правда, кое-кто из участников конференции поддержал некоторые внешнеполитические шаги Трампа (см.: Северная Корея). Однако все пришли к общему мнению, что в «эпоху Трампа» больше всех выигрывают не США и не Россия, а Китай. При обсуждении темы евразийской интеграции участники конференции в основном обсуждали не столько Евразийский экономический союз, созданный Россией, сколько китайскую инициативу «Один пояс и один путь». Пекин сумел расширить свое влияние в Центральной Азии и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, не увязнув при этом в ближневосточном кризисе
В мае в Москве состоится последующая конференция. Надеюсь, что узнаю о двусторонних отношениях еще больше.
Дэниел Дрезнер — профессор кафедры международной политики Школы права и дипломатии имени Флетчера при Университете Тафтса, регулярно печатается в PostEverything.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

879

Похожие новости
14 декабря 2017, 13:40
14 декабря 2017, 16:20
14 декабря 2017, 13:40
14 декабря 2017, 08:20
14 декабря 2017, 16:20
13 декабря 2017, 19:10

Новости партнеров

Актуальные новости
14 декабря 2017, 11:00
12 декабря 2017, 21:50
14 декабря 2017, 08:20
14 декабря 2017, 11:00
13 декабря 2017, 21:40
13 декабря 2017, 13:50

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
08 декабря 2017, 10:10
09 декабря 2017, 11:40
11 декабря 2017, 16:40
09 декабря 2017, 01:50
10 декабря 2017, 09:00
11 декабря 2017, 19:20
12 декабря 2017, 06:00