Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Что будет с мировой экономикой после коронавируса?

Как отразится эпидемия коронавируса на мировой экономике? Эту тему активно обсуждают ведущие западные аналитики, и многие из них рисуют катастрофические сценарии. Так, известный американский экономист Нуриэль Рубини считает, что нынешняя эпидемия перерастет в крупный экономический и геополитический кризис. Коронавирус спровоцирует распад современного мирового порядка, который, по его словам, уже трещит по швам. Последует длительный экономический «ледниковый период», обострятся национальные конфликты, закроются границы, возобладает протекционизм, и дело может дойти до военных действий. Продолжится атомизация общества: все больше мероприятий будут проводиться онлайн, отменятся крупные ярмарки, спектакли, лекции, закроются торговые центры, покупки будут также осуществляться преимущественно через интернет. Преобладать будут работа на дому и оказание услуг онлайн, включая врачебные консультации.
Действительно, пока что симптомы кризиса нарастают: падают курсы акций на мировых биржах, растет цена на золото, разрываются международные хозяйственные связи, в том числе в мировом автопроме. Компании сообщают о нехватке комплектующих, отменяются международные торговые ярмарки, в упадок приходит туристическая отрасль. В последнем квартальном отчете головного объединения немецких промышленников BDI отмечается, что эпидемия коронавируса чрезвычайно негативно отразилась на экономике ФРГ, рост ВВП практически остановился. А в случае продолжения эпидемии к концу года все основные показатели уйдут в минус. В докладе рейтингового агентства S&P Global Ratings говорится, что дальнейшее распространение коронавируса может обойтись экономикам Азиатско-Тихоокеанского региона в 211 миллиардов долларов. S&P уже снизило прогноз роста для Китая в этом году с 5,7% до 4,8%.
По мнению многих западных наблюдателей, коронавирусный шок застал врасплох мир, в котором на протяжении ряда лет и без того преобладает процесс фрагментации. Геополитическая неопределенность, популизм, национализм и протекционизм уже негативно сказались на экономике, а эпидемия коронавируса только усилила эти тенденции. Их нарастание может привести к разрушению транспортных и производственных связей, а также положить конец глобализации в нынешнем виде. Одним из возможных последствий может стать «виртуализация» экономики: поток информации онлайн заменит физический обмен товарами и людьми. В любом случае, перемены будут колоссальны, и к ним надо готовиться всем.
Немецкий экономист Марк Шириц пишет на страницах газеты «Цайт», что серьезного мирового кризиса скорее всего удастся избежать. Даже если обрушатся мировые фондовые рынки и темпы экономического роста серьезно снизятся, повторение финансового кризиса по образцу 2008 года маловероятно. Против этого говорят следующие аргументы:
— Во-первых, банкротство банка Lehman Brothers было не причиной, а детонатором кризиса. В мировой экономике на тот момент накопились значительные дисбалансы. На рынках недвижимости в США, а также в Испании, Ирландии и ряде других стран надулись громадные пузыри, банки дали себя втянуть в чрезвычайно рискованные операции, не имея достаточной «подушки безопасности». Корректировка этих перекосов была неизбежной. Сегодня банковские балансы выглядят значительно лучше, хотя проблемы, конечно, имеются. Принудительная корректировка в виде кризиса не является необходимостью. Иначе говоря, если бы Lehman Brothers обанкротился сегодня, это бы не вызвало мирового финансового кризиса.
— Во-вторых, эпидемия короновируса негативно повлияла на мировой товарообмен, однако она не затронула структуру экономики. В данный момент затормозился экономический рост, поскольку нарушены транспортные коммуникации, на заводы не поступают комплектующие, а рабочие вынуждены сидеть дома. Именно поэтому Организация по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР)предупредила, что темпы роста экономики в этом году могут снизиться вдвое, а Германии угрожает рецессия. В этой связи важно, считает ОЭСР, чтобы государства и центробанки внесли свой вклад в восстановление экономики, не позволили бы кризису стать затяжным и втянуть в водоворот значительные сектора экономики.
— В-третьих, когда эпидемия пройдет, и транспортные коммуникации будут восстановлены, работники вновь появятся на своих рабочих местах, а производители будут с удвоенной силой поставлять комплектующие. Преодоление возникшего дефицита может потребовать дополнительных усилий, и это приведет к стремительному росту производства. Как и при всех ранее имевших место кризисах и эпидемиях, за резким падением последует такой же быстрый рост. Алгоритм восстановления не изменится и на этот раз.
— В-четвертых, в результате нынешнего кризиса предприятия будут более тщательно выстраивать производственные цепочки. Многие задумаются о производстве комплектующих у себя дома или в близлежащих странах, вместо того чтобы импортировать их из Китая. Иначе говоря, продолжится процесс регионализации, или образования новых экономических зон. Правительство ФРГ уже призывает в этой связи положить конец «чрезмерной» глобализации.
Но что, если вирус окажется устойчивым, вакцина не будет найдена, а кризис затянется? Тогда мировую экономику будут ожидать действительно тяжелые времена, но этот вариант пока маловероятен. Марк Шириц признает, что перед человечеством возникает громадная неопределенность. Никто не знает, как изменится в результате кризиса поведение простых граждан, инвесторов и правительств. Не исключено, что с наступлением лета эпидемия сойдет на нет сама собой, и мировую экономику ожидает мощный восстановительный период. Этот вариант так же вероятен, как и катастрофический сценарий Даниэля Рубини. Но, скорее всего, реализуется некий третий, промежуточный вариант. В любом случае, экономике понадобится помощь со стороны государств и центробанков: биржи надо спасать от краха, а предприятия — от разорения. В ходе кризиса 2008 года государства уже продемонстрировали, что они могут весьма эффективно содействовать стабилизации.
Вместе с тем, пишет в журнале «Шпигель» известный немецкий экономист Хенрик Мюллер, ситуация сегодня хуже, чем в 2008 году, по трем причинам:
— Общая задолженность стран «большой двадцатки» намного выше, чем в 2008 году. Тогда она составляла 200% суммарного ВВП, сегодня, по данным Банка международных расчетов в Базеле, она достигла 240%. Это значит, что риск потенциального краха выше, чем при банкротстве Lehman Brothers.
— Свобода маневра для центральных банков и финансовых министерств стала ниже. В отличие от 2008 года во многих странах банковские учетные ставки близки к нулю, а государственные долги намного выше. В случае начала крупной глобальной рецессии центробанки будут вынуждены скупать государственные долги в невиданных до сих пор масштабах, но как долго они смогут это выдержать?
— Духа международного сотрудничества больше нет. Национализм и протекционизм определяют повестку дня в мировой экономике. В 2008 году еще действовали скоординированные в мировом масштабе меры по укреплению конъюнктуры и финансовых рынков. Единым фронтом выступали страны G20, прежде всего США, Китай, Еврозона, Япония и Великобритания. Сегодня невозможно себе представить координацию действий ведущих экономик мира. Конечно, и сегодня в случае острого экономического кризиса государства могут кое-что предпринять, но их свобода маневра и решимость действовать очень ограничены.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
505

Похожие новости
25 мая 2020, 12:50
26 мая 2020, 02:10
25 мая 2020, 05:20
25 мая 2020, 16:40
25 мая 2020, 20:30
25 мая 2020, 01:30

Новости партнеров

Актуальные новости
25 мая 2020, 18:40
26 мая 2020, 02:10
25 мая 2020, 11:30
25 мая 2020, 11:00
25 мая 2020, 11:30
26 мая 2020, 02:10

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
23 мая 2020, 03:50
24 мая 2020, 00:50
21 мая 2020, 15:50
21 мая 2020, 14:30
23 мая 2020, 15:20
22 мая 2020, 03:10
24 мая 2020, 10:20