Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Читатели Süddeutsche Zeitung: вина перед Россией внедрилась в сознание немцев незначительно

Понять страдания русских
Должно было пройти 80 лет, должно было состояться поминальное мероприятие с участием президента ФРГ Штайнмайера, чтобы стало возможным публично почтить память 27 миллионов погибших в результате нападения Германии на тогдашний Советский Союз. Удивительно, насколько незначительно эта вина внедрилась в коллективное сознание Германии! О ней забыли, ее гнали от себя, ее затмили многочисленные акты мести советских солдат по отношению к побежденным. Хотя я, живя в американской зоне, как и многие другие женщины и девушки того времени испытывала страх пред русскими. Тогда люди видели только те страдания, которые причинили им.
В ФРГ освободителей прославляли, и с тех пор мы прочно стоим на стороне США как их лучшие друзья. Мы благодарны им за «возрождение» Германии после Второй мировой войны. Мы переняли их цивилизацию, музыку, моду, ценности и «образ жизни», мы — верные члены НАТО. И после воссоединения Германии вроде бы все стало прекрасно.
Но не забыли ли мы за всем этим 27 миллионов убитых, которые погибли из-за нашего нападения? Учитывая нашу собственную историю, нам нужно несмотря на трансатлантические связи по-другому вести себя с Россией. Санкции, наказания и высокомерный тон [в отношении России] нам не к лицу. Понимание причиненных этой стране страданий должно стать частью raison d'etat (государственного мышления) Германии.
Эрика Хофштеттер (Гаутинг)
Должным образом помянуть «восточных рабочих»
Эта памятная дата — хороший повод вспомнить о том, как отразилась эта война против Советского Союза на нашей собственной стране: она вызвала постоянную, хроническую нехватку рабочей силы в Германском рейхе. Только благодаря принудительному труду людей из оккупированных стран война вообще могла продолжаться, а снабжение населения продуктами питания благодаря «остарбайтерам» могло какое-то время поддерживаться на приемлемом уровне. Большая часть военной добычи в виде бесплатной рабочей силы стала поступать в Германию начиная с 1941 года — причем вопреки всем прежним пропагандируемым Гитлером расистским предрассудкам — из Советского Союза и Польши.
На долю этих людей выпали невероятные страдания. Сначала они стали жертвами охоты на гражданских лиц в оккупированных областях. Затем их превратили в рабов и принялись эксплуатировать как «восточных рабочих». Ближе к концу войны в бесчисленных концентрационных лагерях началось их массовое уничтожение каторжным трудом. А после 1945 года с ними бесчеловечно обращались как с «перемещенными лицами», и наконец, им не выплатили даже достойной компенсации. Десятки тысяч советских военнопленных, подавших заявление на получение компенсации, получили отказы с обоснованием, что, мол, сам по себе плен не дает права на получение таковой.
Это проявление национал-социалистического расизма как никакое другое пронизывало все общество Германии. Оно касалось как оборонной промышленности, так и предприятий средней руки, городских администраций, предоставлявших территории для трудовых лагерей и зарабатывающих на них, биржей труда, сельского хозяйства, частных домохозяйств, а также охранников, надсмотрщиков и прочих мучителей. Нельзя забывать, что 50 процентов «расово неполноценных» людей из Польши и Советского Союза были женщинами. Они были каторжницами!
Война на уничтожение стала историей, и нельзя допустить уничтожения памяти о ней!
д-р Доротеа Хенниг, Оффенбург
Ничтожная компенсация
За миллионами погибших стоит еще большее количество поломанных жизней их родных. Оставшимся в живых «восточным рабочим» и их семьям было бы горько узнать, что выплаченная им несколько лет назад компенсация была ниже, чем компенсация, которую получили владельцы автомашин с дизельными моторами за то, что им предоставили ложные данные о вредных выбросах их автомобилей.
Кристиан Бурхард, Эрезинг
Необходима политика разрядки
Даниэль Бресслер в своей статье «Вина и ответственность» упрекает инициаторов нового призыва к разрядке в том, что те «игнорируют репрессивную и насильственную политику Кремля, направленную как внутрь страны, так и вовне». При этом автор не осознает, что инициаторы новой разрядки исходят именно из указанных им фактов и тем самым продолжают традицию Вилли Брандта. Когда в 1968 году Советский Союз вторгся в Чехословакию, Брандт сказал, что именно сейчас нужно начать политику разрядки. Противопоставление одного другому только обостряет, с моей точки зрения, нынешнюю конфликтную ситуацию, вместо того чтобы приближать ее к разрешению.
Юрген Юнг (Пфаффенхофен)
Страх перед эскалацией
22 июня 2021 года отмечалась 80-я годовщина нападения Германии на Советский Союз. Историк Эрнст Нольте назвал эту войну «самой чудовищной войной современной истории, целью которой были захват, порабощение и уничтожение другой страны». Многие русские до сих пор не преодолели этой травмы. Поэтому мы спрашиваем себя, почему ни один немецкий, да и вообще ни один западный политик не понимает, что Россия воспринимает противоречащее договоренностям расширение НАТО на восток как экзистенциальную угрозу, возможно, даже ужасается им и поэтому сейчас этому расширению сопротивляется? Как долго политики будут продолжать обострять отношения, прежде чем начать говорить друг с другом, перестать порочить другую сторону и вводить против нее санкции?
Йоханнес Ладес (Эрланген), Олаф Майвальд(Нойштадт) и Вернер Меснарик (Херцогенаурах)
Маневры НАТО теребят старые раны
Федеральный президент призвал чтить память о той войне. Не стоит ли нам в этой связи спросить себя, какие травмы вызывает в сегодняшней России тот факт, что немецкие солдаты участвуют в маневрах НАТО у западной границы России, а западные ракеты в Польше и Румынии нацелены на Москву? Думаем ли мы и о том, что Советский Союз после варварств Второй мировой войны окружил себя поясом безопасности, который мы называли «восточный блок»?
Лудгер Эльмер (Вайхс)
Многие терпели фашизм
В передовой статье «Наконец почтить память» Йоахим Кэппнер высокомерно заявил: «На Востоке СЕПГ вела себя так, как будто ГДР на стороне Красной Армии участвовала в освобождении Восточную Европе». Ничего подобного не было. Вот доказательство: «Было бы совершенно бессмысленно отмечать 30-ю годовщину [ГДР] и при этом откровенно не сказать, из чего мы возникли. Да, в ГДР антифашистский дух сопротивления превратился в антифашистскую государственную власть. Но наша республика оказалась бы в неопределенном положении, если бы именно в день ее основания мы не сказали, что подавляющая часть ее пожилых граждан участвовала в фашистской войне или молча способствовала её ведению. Мы называем 7 октября поворотным пунктов немецкой истории. Это верно, но на поворотном пункте не только приходишь куда-то, сначала от чего-то уходишь». Эти строки можно прочитать в центральном органе СЕПГ Neues Deutschland от 30.06/01.07 1979 года, а написал их Герман Кант, в то время председатель Союза писателей.
Д-р Лутц Беренс (Плауен)
Другая точка зрения восточного немца
Кэппнер упускает в своей статье тот факт, что преступления Германии в отношении граждан тогдашнего Советского Союза глубо осознавались немцами, присоединившимися в 1990 году к Федеративной Республике Германии. В ГДР были политические ритуалы, в ходе которых чтилась память жертв Второй мировой войны. Но несмотря на то, что эти памятные мероприятия имели политическое наполнение в духе господствующей СЕПГ, велика была готовность граждан ГДР и их потомков размышлять о страданиях, причиненных Германией народам Европы и прежде всего Советскому Союзу.
Для отношения многих немцев, живших в Федеративной республике еще до 1990 года, к этой части немецкой истории характерен недостаток соответствующих знаний, а также недостаток готовности их обрести.
Возможно, эти различия в знаниях объясняют, почему отношение многих восточных немцев к России более спокойное и свободное, чем у западных немцев. Это четко проявляется, например, в случае с «Северным потоком — 2». Критика проекта и готовность его остановить исходит преимущественно от западных немцев. А желание его закончить — в том числе из-за экономического значения проекта для (Восточной) Германии — характерно для восточных немцев. И это потому, что они в большинстве своем не рассматривают Россию как врага. А еще они не рассматривают ее как страну, которая кем-то должна поучаться. И уж тем более не с руки поучать Россию Германии.
Маттиас Юдт, Лейпциг
Хлеб, соль и уничтожение
Во всех сообщениях о преступлениях этой войны я не вижу одного аспекта, который делает всё еще более ужасным. Мать рассказывала мне, о чем ей в свое время рассказывал брат, воевавший и погибший в России. Местные жители шли навстречу немецким войскам с хлебом и солью, традиционными символами мира и гостеприимства, и подходили с ними к немецким танкам. Вероятно, они ожидали от немцев освобождения от господства Советов. А те пришли их уничтожить. Это ужасно.
профессор Гётц Юбе (Людвигслуст)
Пакт двух деспотов
Со справедливым негодованием «Зюддойче Цайтунг» вспоминает о 27 миллионах советских граждан, погибших в результате нападения Германии на Советский Союз. Правда, общее число жертв в европейских государствах как минимум вдвое больше. Историческую вину Германии нельзя ни отрицать, ни преуменьшать. Однако необходимо учесть, что два действующих на равных деспота Гитлер и Сталин, заключив пакт от 24 августа 1939 года с тайным протоколом, создали существенные предпосылки для нападения на Польшу 1 сентября 1939 (в немецком тексте ошибочно: 22 июня 1941) и для запланированного раздела «добычи» между гитлеровской Германией и Советским Союзом.
Людвиг Киппес (Пуххайм)
Критика и скромность
Наконец-то мы чтим их память! Как долго об этой точке зрения ничего нельзя было прочесть в немецкой прессе. Бесчисленные невообразимые преступления немцев в Польше и Советском Союзе, кошмарные человеконенавистнические планы нацистского режима для Востока были забыты, вытеснялись из памяти или, что еще хуже, вообще не воспринимались, не говоря уже о том, чтобы быть признанными. Какой ужасный преступный режим создали немцы, позволили создать, так или иначе способствовали его созданию!
Наше отношение к России должно быть хотя и критичным, но все-таки более скромным и реалистичным. Как недостает нам таких культурных посредников и «мостостроителей», как Лев Копелев и прозорливый и человечный Генрих Бёлль! Эта статья — луч света в мире нашей прессы. Она напоминает о реальностях, о которых нельзя забывать!
Катарина фон Тротт, Мюнхен
Холокост уже в 1939?
Разве Холокост начался лишь с началом войны на уничтожения против Советского Союза? Разве он не начался с первыми военными действиями 1 сентября 1939 года в 4 часа 37 минут? В этот момент вермахт подверг бомбардировке польский город Велюнь. В этом городе с 16 тысячами жителей была особенно высока доля еврейского населения: 40 процентов. Во время налета погибло 1200 человек. То есть, уже при первой бомбардировке могли погибнуть приблизительно 480 евреев. Одной из главных целей гитлеровской войны было уничтожение еврейства. Разве это не значит, что Холокост начался в первый день Второй мировой войны?
Артур Борст (Тюбинген)

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники




Загрузка...
1455

Похожие новости
28 июля 2021, 00:50
26 июля 2021, 14:30
27 июля 2021, 02:00
27 июля 2021, 07:40
27 июля 2021, 11:30
27 июля 2021, 17:10

Новости партнеров

Актуальные новости
28 июля 2021, 00:50
27 июля 2021, 15:20
28 июля 2021, 00:50
27 июля 2021, 15:20
27 июля 2021, 13:20
27 июля 2021, 11:30

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
26 июля 2021, 14:30
24 июля 2021, 09:20
23 июля 2021, 16:40
22 июля 2021, 16:30
23 июля 2021, 18:10
24 июля 2021, 01:50
24 июля 2021, 00:20