Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Бывший главный разведчик Японии: какие секреты украли у нас русские и китайцы? (President Online)

Японские технологии военного и двойного назначения очень интересуют зарубежные спецслужбы. Они на эти технологии нацелены. Что у нас украли до сих пор? Сигэру Китамура, бывший генеральный секретарь Совета национальной безопасности Японии, который в качестве высокопоставленного руководителя спецслужб и выявлял случаи незаконного экспорта из Японии, таких технологий, оглядывается назад.
Украденное российскими шпионами «экономическое оружие»
В качестве одного из руководителей японских спецслужб, я долгое время находился в авангарде работы по обеспечению экономической безопасности нашей страны и хорошо знаком с имевшимися случаями незаконной добычи и экспорта из Японии наших технологических секретов. Кто же и в каких пределах ограбил Японию в плане ее технологических достижений?
Известно, что уже в течение долгого времени, а особенно в последние 20 лет Россия специализируется в Японии в основном на получении научно-технической информации. Этим занимаются ГРУ (в настоящее время — Главное управление Генштаба — прим. ред.) и СВР (Служба внешней разведки).
И силовые полупроводники Toshiba, и оптические элементы Nikon, информация по которым была незаконно получена и вывезена из страны российскими шпионам в тот период, когда я был начальником иностранного отдела Главного полицейского управления, называются товарами двойного назначения, могут использоваться в оружейных системах и стоят очень дорого. Например, оптические элементы Nikon могут использоваться в ракетах класса «земля-земля».
Передача научно-технической информации военного иди двойного назначения называется в спецслужбах «передачей нематериальных технологий». Обычно для ее получения в компании или организации вербуется соответствующий работник, имеющий к ней доступ. Сам факт такой передачи наносит большой ущерб ее конкретному владельцу, да и вообще нашей стране.
Главное управление российского Генштаба и СВР охотятся не только собственно за закрытой информацией. Их интересует масса вопросов, касающихся НИОКР и производственного процесса в крупных японских компаниях, вплоть до производственных графиков.
Российские шпионы также очень интересуются внутренними корпоративными информационными сетями тех компаний, которые обладают необходимыми России технологиями. Знания о таких сетях чрезвычайно важны для российских спецслужб в плане подготовки, разработки и осуществления кибератак на гиганты японской индустрии, особенно ее высокотехнологичных отраслей. Для разработки кибератак огромное значение имеет человеческий фактор, то есть агентурные источники, хорошо знающие соответствующую конкретику.
Дело о незаконном вывозе беспилотных вертолетов, которое было порождено стремлением бизнеса к получению прибыли в первую очередь
Японская продукция двойного назначения уже давно и с энтузиазмом «разрабатывается» Народно-освободительной армией Китая. Здесь руки НОАК протянулись далеко. Дело о незаконном экспорте беспилотных вертолетов Yamaha Motor было делом, в котором Китай воспользовался негативным приоритетом, существующим во многих японских компаниях — погоней за прибылью.
Началось с того, что в апреле 2005 года, когда полиция префектуры Фукуока поймала двух китайцев, которые выступали посредниками между Yamaha Motor и китайской компанией в содействии незаконному трудоустройству, и у связанных этим делом фигурантов были изъяты материалы, касавшиеся экспорта беспилотных вертолетов. Беспилотные вертолеты можно использовать для военных операций, таких как распыление биологического и химического оружия и разведка. Закон об иностранной валюте требует для осуществления экспорта этой техники и связанных с ней технологий наличие разрешения министра экономики, торговли и промышленности Японии.
Yamaha Motor фальсифицировала декларацию. Хотя у вертолета имелась система автономного управления и навигации, в документах в соответствующем разделе компания указала «не имеется». Мы поняли тогда, что силами полиции префектуры Фукуока, начавшей разработку, дело это раскрыть до конца трудно, поэтому решили провести совместное расследование с подключением сил полиции префектуры Сидзуока. Следует отметить, что во главе полицейских управлений Фукуоки и Сидзуоки тогда стояли энтузиасты своего дела господа Хараяма и Киёдзэн соответственно. Они хорошо знали друг друга, поэтому расследование пошло интенсивно.
Выяснилось, что компания Yamaha Motor применила известный прием, когда характеристики экспортируемого изделия фальсифицируются, что позволяет избежать излишнего внимания контрольных органов при его экспорте.
Пунктом назначения экспорта в данном случае выступала китайская компания BVE, которая была известна как тесно связанная с НОАК и осуществлявшая по ее заказам аэрофотосъемку различных объектов. В отношении этой компании имелись также данные о том, что она тесно сотрудничала с государственными предприятиями, занятыми производством стратегических ракет, и с известной военно-промышленной компанией China Aerospace Science and Technology Group. Следует заметить, что в настоящее время беспилотные технологии активно применяются в дронах и других БПЛА, но тогда они еще были мало известны.
Из Японии утекали и технологии, связанные с производством ядерного оружия и баллистических ракет
В то время меня впечатлило то, что наказание вовлеченных это дело людей и компаний было чрезвычайно легким.
Защита подсудимых была очень активной, в том числе и на стадии расследования. Отчасти из-за этого компания была только оштрафована, а сам главный фигурант дела был освобожден от реального наказания. Дело закончилось условным сроком.
Что касается известных мне дел нелегального экспорта, то некоторые из них напрямую были связаны с технологиями, используемыми в производстве ядерного оружия и баллистических ракет.
Это началось с обнаружения в Ливии трехмерной измерительной машины компании Mitsutoyo, производителя высокоточных измерительных приборов. Имелись данные о том, что продукция этой компании активно вывозилась на зарубежные рынки через Сингапур. Мы отправили наших сотрудников туда для сбора информации напрямую. Оказалось, что, как и в случае с компанией Yamaha Motor, в экспортной документации технические характеристики аппаратов для сверхточных измерений деталей были занижены. Более того, им соответствовало и программное обеспечение изделия. Однако выяснилось, что вполне возможно было поменять ПО оборудования для того, чтобы вернуть ему оригинальные высокие характеристики.
Однако эти хитрости тогда не сработали. Полиция арестовала 5 человек, включая президента, вице-президента и исполнительного директора компании. Было возбуждено несколько уголовных дел. Аппараты вывозили в нарушение законов тысячами штук. Дело было шумным и широким.
Я рассказывал принимающим решения политикам «неинтересные истории»
Одна из основных идей, которые я всемерно продвигал в своей работе, была идея о необходимости разделения «информации» и «политики».
Это идея о том, что информация не должна ошибочно интерпретироваться и подгоняться под те выводы, которых придерживается политическое большинство. Кэнсуке Эбата, военный эксперт и мыслитель, который уже умер и был близким другом автора, в качестве классического примера ошибочного использования информации называет недостойное обращение США с псевдо-информацией о «наличии в Ираке оружия массового уничтожения».
Как человек, занимающийся национальной разведкой, я также считаю, что нападение на Ирак было осуществлено США совершенно ошибочно.
Этот процесс был шокирующим. Боб Дрогин, репортер Los Angeles Times, в своей книге «Curveball» описал это как «одну из самых грубых ошибок» в истории американской разведки. Для того, чтобы оправдать нападение на Ирак, ЦРУ предоставило американской администрации непроверенную информацию, полученную от иракского ученого, заинтересованного в свержении Саддама, хотя и понимало, что эти сведения крайне ненадежные. А государственный секретарь Колин Пауэлл в то время выступил с известным докладом в Совете Безопасности ООН в феврале 2003 года.
По роду своей деятельности мне неоднократно приходилось докладывать политикам такие вещи, которые их не интересовали. Разделение политики и информации имеет решающее значение, поскольку зачастую в мире и стране могут происходить события, не соответствующие политике руководства. Поскольку оно продвигает свою политику, то расходящаяся с ней информация раздражает. Но из-за этого прекращать ее предоставление высшему руководству страны — это не лучшая идея. Я думаю, что политики должны при выработке политического курса страны исходить и из неудобной правды.
«Стратегия экономической безопасности», которая особенно важна во время пандемии covid-19
Что касается упомянутого мною выше иракского ученого, то теперь известно, что изначально он был информатором спецслужб ФРГ. Это учит нас, в том числе и в Японии, тщательно проверять надежность источников и информации и ее точность.
Когда дело доходит до информации для принятия принципиально важных политических решений, такая проверка абсолютно необходима. В случае с тем иракским ученым и его информацией этого не произошло.
В нынешних условиях, когда в мире бушует пандемия коронавируса, а между Америкой и Китаем разгорается новая холодная война, роль точной и объективной информации еще больше возрастает. Особенно в отношении обеспечения экономической безопасности нашей страны. Правдивая информация должна нам помочь найти баланс между той ролью в мире, которую мы призваны сыграть, и избежанием излишней зависимости от каких-то отдельных стран. Мы должны обеспечить себе подлинную «стратегическую независимость».
Как правильно распределить в Японии роли директора исследовательского бюро кабинета министров и генерального секретаря Совета национальной безопасности
Автор полагает, что центральную роль в обеспечении правительства Японии информацией, необходимой для выработки государственной политики, должен играть Совет национальной безопасности страны. СНБ и органы с похожими названиями и ролями создаются не только в западных странах, таких как США и Великобритания, но и во многих странах, таких как Россия, и служат в качестве командного пункта для планирования внешней политики и политики безопасности, а также организации работы по сбору информации. После создания в 2014 году в Японии Совета национальной безопасности, связующего звена между разведывательным сообществом и политиками, наша система стала сопоставима с другими странами.
Японское разведывательное сообщество постоянно собирает информацию, чтобы реагировать на информационные интересы, определяемые Советом национальной безопасности. Если же такие информационные интересы четко не формулируются, каждая спецслужба начинает собирать ту информацию, которую она хочет и может добыть, и это становится для нее самоцелью. Это очень плохо.
Поэтому так важна связка между политиками и информационными службами. Ни о какой политике безопасности, в том числе региональной, нельзя говорить без информации. При формулировании этой политики первостепенное значение имеют те проблемы, которые в первую очередь интересуют тех, кто принимает в стране политические решения. Исходя из этого, роль исследовательского бюро кабинета министров состоит в том, чтобы собирать информацию и создавать информационные продукты, одновременно давая всем соответствующим организациям указания по методике сбора информации, а роль руководителя Совета национальной безопасности заключается в том, чтобы тщательно анализировать такие продукты и отражать их в политике.
Даже если лидеры, определяющие политику, являются профессионалами в ней, они не всегда могут быть отправной точкой информационного интереса, который точно соответствует конкретному процессу выработки политики.
Конечно, высшие политические руководители и премьер иногда могут давать отдельные поручения по сбору информации о том «что они хотят знать», и таких случаев становится все больше. Это происходит потому, что политические вопросы становятся более специализированными и сложными.
С другой стороны, хотя это немного парадоксально, я считаю, что в целом все внешнеполитические и информационные службы страны должны ориентироваться Советом национальной безопасности о его основных информационных интересах. Тогда в Японии кардинально и повсеместно улучшится сбор необходимой стране безопасности.
Автор не исключает, что в конечном счете было бы правильно создать при кабинете министров Японии постоянный полноценный разведывательный орган с широкими полномочиями и напрямую подчинить его Совету национальной безопасности. Тогда разведка в Японии может быть поставлена на должный уровень.
Автор с сожалением констатирует, что не успел довести эту задачу до конца во время пребывания во главе Совета национальной безопасности Японии.
________________________________________________________________________________
Сигэру Китамура — до июля 2021 года генеральный секретарь Совета национальной безопасности Японии. С 1980 состоял на службе в Главном полицейском управлении Японии. С 2006 года — личный секретарь премьера Абэ, заместитель генерального секретаря кабинета министров. С 2011 по 2019 год — директор исследовательского бюро при канцелярии премьер-министра (главный разведывательный орган страны). С 2019 по 2021 год — генеральный секретарь Совета национальной безопасности Японии (орган, координирующий деятельность всех японских спецслужб). В январе 2020 года посещал Россию, где по поручению премьера Абэ встречался с президентом Путиным
В настоящее время — президент консалтингового агентства Kitamura Economic Security Co.,Ltd

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники



Загрузка...
522

Похожие новости
21 октября 2021, 02:50
20 октября 2021, 19:20
21 октября 2021, 18:10
21 октября 2021, 21:50
21 октября 2021, 16:10
20 октября 2021, 11:40

Новости партнеров

Актуальные новости
22 октября 2021, 01:40
21 октября 2021, 18:10
22 октября 2021, 01:40
20 октября 2021, 17:20
22 октября 2021, 01:40
21 октября 2021, 18:10

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
19 октября 2021, 18:40
15 октября 2021, 15:50
17 октября 2021, 09:40
17 октября 2021, 11:30
15 октября 2021, 16:20
15 октября 2021, 17:40
16 октября 2021, 01:20