Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Бронзовый солдат как Русский гештальт Эстонии

Датский психолог Эдгар Рубин дал интересное определение слову гештальт. Он делил любое воспринимаемое человеком изображение на фигуру (объект) и фон. Фигура — это то, на чем сосредоточено наше внимание, а фон — все остальное. Если эту трактовку отправить в 2007-й год, то фигура — это, безусловно, Бронзовый солдат. Фон — это игры по реализации нового эстонского сознания, связанные со сносом памятника. Создание так называемого «эстонского нарратива» путем призыва к символичному разрушении монумента и всего проклятого советского прошлого вместе с ним.
Примечания автора:

«Гештальт» в переводе с немецкого «целостный образ». Гуманистическое направление в психиатрии. «Нарратив» в переводе с французкого — изложение взаимосвязанных событий, представленных читателю, слушателю или зрителю в виде последовательности слов или образов.

«Постмодерн или постсовременность» — одно из главных понятий современной социальной теории, описывающее незавершенный исторический период с момента начала размывания основ индустриального общества.
Таким образом, если поиграть в исторические параллели на основе развития Эстонской республики и приняв основание государственности и правопреемности, как ренессанс, период условной оккупации — как модерн, а восстановление независимости — как постмодерн, то можно оценить снос Бронзового солдата как завершение любовного акта через уничтожение бывшими коммунистами символов, которым они ранее поклонялись. Обычно люди спокойно расстаются со своим прошлым. Но некоторые маньяки любят погорячее. И разрушают то, что раньше ценили и любили. Интересующимся тем, как это происходит, и как ренессанс переходит в модерн, а затем в постмодерн через очищение средневековой чумой, рекомендую прочитать Декамерон Боккачо. Аналогии условны, но мне думается, что поставив на роль главных героев этих новелл Ансипа и его банду с одной стороны, и «Ночной дозор» — с другой, может получится похожая творческая картина.
И теперь мы все видим, как сотни тысяч жителей Эстонии, что день и ночь с благодарностью идут 9 мая к Бронзовому солдату, благодаря творчеству эстонской полиции и правителей хотели очиститься от коммунистического прошлого… А вот оно как вышло. Насколько нужно быть альтернативно одаренным, чтобы хотеть одного, а получить совершенно другое. Кстати, последовавшие после 2007-го года эстонские правительства тоже не вылезают из альтернативной реальности, создавая выдуманную реальность и выбивая на нее огромные бюджеты. Особенно играя с угрозой с востока.
Борьба вокруг фигуры Бронзового солдата изменила не только фон отношений между жителями Эстонии и России. Она изменила основной образ или фигуру, а по-другому структуру мышления и сопротивления. Стало понятно, что мы живем в мире информационных войн. В которых создание смыслов, нарративов, смена фона и фигуры и их продвижение через СМИ и социальные сети играет иногда большую роль, чем военная сила.
Напомню, что свои действия по защите памятника, мы координировали через СМИ и комментарии к статьям в интернет-изданиях. И нам удалось отстоять ценность памятника и виртуально убедить людей поддержать наши действия. Нам удалось развести фон и фигуру и создать ценность русского архетипа Эстонии.
С другой стороны, правительство Эстонии образца 2007 года с их ценностным подходом маленькой нации на своей земле. Ведь в чем состоит смысл национального нарратива маленькой нации? Во многом он состоит в том, что для его реализации он создает образ врага. Русские — прекрасный и удобный враг. Очень терпеливый. Можно долго им запугивать. Национальный нарратив — это всегда воспитание идентичности на противопоставлении кому-то. Для этого нужен образ врага, для этого с врагом надо бороться- поэтому национальные истории всегда такие воинственные. Они заточены на победе над иными. Инакодумающими, инакомыслящими, инаковиядящими. И, конечно, необходимо утверждение национальной исключительности. Лучше, если это можно будет сделать через символичный образ. В идеале найти такой образ и такую ценность, разрушив которые можно начать структуировать нацию на ином ценностном базисе. Если нация не является гомогенной, то тогда желательно разделить ее. И тех, кто не поддержит новый формат, осудить обществом и демонстративно наказать. Что и было продемонстрировано 26-27 апреля 2007 года массовыми задержаниями и избиениями русских жителей Эстонии. А затем позорными действиями эстонской прокуратуры и полиции Безопасности. Напомню, что задержанных было более 1300 человек. А избитых — более 360 человек.
Ошибочность действий в разделении и создании гомогенной нации в эстонских реалиях заключается в том, что в паре сотен километров от столицы Эстонии находится нация со 150-миллионым населением и с иным ценностным подходом. А внутри страны треть населения, которая не разделяет устремления националистически настроенной элиты изменить статус-кво и хочет защитить себя от ущерба своей самоидентификации. Очевидно, что вследствие таких политически мотивированных и неправильно поставленных целей и выстроенных приоритетов эстонским правительством было совершено множество ошибок.
Что в дальнейшем привело к массе незаконных действий и нарушений прав человека эстонской полицией, правоохранительной системой, судами и различными причастными ведомствами. И, как следствие, потере легитимности государственного строя для русских жителей Эстонии. Гомогенность как идеологическая, так и национальная может существовать лишь на острове. В реалиях же Эстонии подобные действия правительства привели к ожидаемому конфликту и к последствиям, о которых теперь будут говорить десятилетия.И которые в любой момент могут вспыхнуть вновь.
Апофезом всех событий апреля 2007 года стал для меня снос Бронзового солдата и смерть прикованного эстонскими полицейскими наручниками к столбу на улице Татари российского гражданин Дмитрия Ганина. Смерть от ножевых ранений. До сих пор его убийцы не осуждены, хотя прекрасно известны прокуратуре и эстонской полиции. Прошло 11 лет и стало очевидно, что эстонская прокуратура покрывает убийц…
Допустимо также назвать это своего рода ритуальным убийством, что поддержало новый подход правительственной коалиции 2007 года к "крепости эстонского духа". Получил таким образом свое кровавое крещение. А за такое не судят и не наказывают. Это же убийство в государственных интересах. Оно хоть и незаконно, но справедливо. Русский мародер должен быть наказан и убийцы должны избежать наказания. Эта высшая форма эстонскости, эстонскость на крови. А как известно из эстонской пословицы, "кровь гуще, чем вода". Это своего рода новый языческий ритуал — смерть и крещение кровью убитого русского гражданина, им благословляется новая форма эстонской государственности. Где закон попирается целесообразностью. Если радикальные исламисты отрезают головы всем несогласным, то эстонское государство дает умереть русскому гражданину от ножей эстонских нацистов на улицах Таллина. И убедительности образа причастности к этому государства дают, напомню, наручники, надетые перед смертью на Дмитрия Ганина полицией. Чтобы наверняка…
Можно преположить что это убийство вошло в новый эстонский нарратив как разрешенное и возможно необходимое действие для наказания несогласных и инакодумающих.
Безусловно, русская община расценила подобное как несправедливые и незаконные последствия за декларируемое русскими жителями Эстонии гражданское право отстаивать свою культуру и историческую память.
Русские не забыли (не только в Эстонии, но и по всему миру) о преступлениях, совершенных в апреле 2007 года в отношении русских жителей Республики, что до сих пор создает пропасть между теми, для кого 9 мая — праздник, а фигура Бронзового солдата — утвержденный ценностный образ. И теми, кто готов выслать или убить русского в Эстонии только за то, что ему нравится красный флаг, Путин или он считает Крым российским. Обратная сторона такого отношения — 90-процентная поддержка Президента России на недавних выборах в Эстонии.
В апреле 2007 года была возможность избежать эстонскому государству позора. Если бы эстонская интеллигенция выступила бы против правительства.
Но совесть эстонской нации смело промолчала в своей спальне, поругиваясь на своих жен, или, засунув в задницу власть имущим язык, поддержала их. Хотя кто-то что-то несмело блеял против, стыдливо пряча свое мнение в студенческих столовых Тартуского университета. Это несмелое выступление нескольких лиц не помешало Ансипу и его преступной банде подельников в виде эстонского правительства заткнуть всем несогласным рот демонстративным избыточным государственным насилием, чем окончательно утвердить новый национальный нарратив. Миф об исключительности эстонцев. И о победе полицейской дубинки над русским мародером. После этого нарратив государственности стал еще более примитивным и грубым, и сейчас мы видим что в нем начинают играть первую скрипку какие-то нерациональные вещи: культ бесконечной жертвы, образ врага в виде России и нелояльных русских в Эстонии, нескончаемой борьбы с восточной угрозой и желание делать что-то с этими унтерменшами, которые волей оккупации были принесены на эстонскую землю.
Создавая новую историческую реальность и занимаясь мифотворчеством, продолжая унижать своей убогой националистической мастурбацией советскую символику, власть имущие эстонского государства еще больше расширили пропасть между русскими и эстонцами. Думая, что уничтожая наследие великой страны СССР и глумясь над ним, они укрепляют свой собственный авторитет и лояльность. Они продолжают унижать и глумиться над ценностями трети населения страны. Попадая в эту западню национальной нетерпимости, они не ищут выхода. Они предпочитают находить стены и биться головой о них. Жалуясь своим подельникам по НАТО о безутешной доле страны находящейся рядом с Россией и показывая на синяки которые сами себе поставили..
Недавно я встречался с Андреем Викторовичем Манойло, профессором МГУ в генеральских погонах, он также член Научного совета при Совете Безопасности и наиболее вероятный кандидат на должность руководителя создающейся сейчас в России службы специальных информационных операций. И мы стали обсуждать с ним историю "Бронзового солдата". И его позиция меня поразила. Он сказал, что 2007-й год в Эстонии стал первым настоящим прообразом ""Русской весны" в Крыму". Этот опыт русского сопротивления стал бесценным образцом для действий "вежливых людей".
Бронзовый солдат нас многому научил и на многое открыл глаза, Так считает, наверное, лучший в России специалист по операциям информационной войны.
Очевидно, сами того не желая, 11 лет назад мы стали центром информационной борьбы. А Бронзовый солдат его символом.
Сейчас, думаю, пришло время еще одного символа. Дмитрий Ганин.
Он пойдет с нами в Бессмертном полку в этом году в Таллине. Плечом к плечу. Не сдавшийся и победивший. Он заслужил быть рядом с нашими дедами и прадедами победившими в той кровавой войне. Память о которой нынешняя Эстония стыдливо прячет в разрушенных и оскверненных памятниках советской эпохи.
Редакция Delfi не разделяет точку зрения автора и выражаемые им взгляды

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

457

Похожие новости
21 мая 2018, 02:40
21 мая 2018, 13:40
22 мая 2018, 17:10
21 мая 2018, 11:00
22 мая 2018, 17:10
21 мая 2018, 19:10

Новости партнеров

Актуальные новости
22 мая 2018, 14:30
21 мая 2018, 19:10
22 мая 2018, 14:30
21 мая 2018, 16:30
21 мая 2018, 02:40
22 мая 2018, 17:10

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
17 мая 2018, 05:10
19 мая 2018, 12:10
20 мая 2018, 04:40
16 мая 2018, 01:40
21 мая 2018, 13:40
17 мая 2018, 13:30
16 мая 2018, 02:30