Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Bloomberg оценил шансы Китая потеснить США в статусе сверхдержавы

Китай определённо войдёт в число великих держав XXI века, но на пути к статусу сверхдержавы его могут ждать трудности, считает Bloomberg. Так, при невероятных экономических успехах и амбициозных планах, усиливающейся армии и растущем влиянии Пекин вряд ли сможет обойти США, если не решит проблемы со старением населения и сокращением его численности.
США не понаслышке знают, что быть сверхдержавой довольно затратно, пишут Марк Чемпион и Эдриан Лён в Bloomberg. Здесь нужны средства и на солидную армию, и на дипломатические миссии, и чтобы ещё и на помощь другим государствам осталось. В последнее время Китай активно распространяет своё влияние по всему миру — однако чем сильнее присутствие Пекина в разных уголках мира, тем более тяжкий груз ложится на плечи руководства КНР.
Ещё 2,5 тыс. лет назад в своём «Искусстве войны» китайский стратег Сунь-Цзы советовал тщательно оценивать возможные затраты, прежде чем вступать в войну. Так что главный вопрос для Пекина сегодня: какой именно сверхдержавой он хочет быть? Разумеется, Поднебесная хочет господствовать в Азии, на своём «заднем дворе». На этом уровне, учитывая экономический рост Китая, численность населения и расходы на оборону, по оценкам журналистов, Пекин обгонит США к 2030 году.
Впрочем, быть самой влиятельной державой в регионе не значит быть глобальной сверхдержавой. Именно так впервые назвали Британскую империю, а потом и Советский Союз с США. Китаист и бывший эксперт ЦРУ Элис Лайман Миллер из Гуверовского института при Стэнфордском университете так определяет понятие «сверхдержавы»: «Сверхдержава» — это страна, способная проецировать своё влияние повсюду в мире, а порой более чем в одном регионе единовременно, что в перспективе может сулить ей статус глобального гегемона».
Как подчёркивают авторы статьи, процесс приобретения статуса сверхдержавы требует преуспевания сразу по трём направлениям: по экономическому, военному и по так называемой мягкой силе, объединяющей в себе политический и культурный аспект.
С экономической точки зрения, Китай — уже сверхдержава, которая по шкале паритета покупательной способности валют обставила США. И в дальнейшем, поскольку в КНР больше людей, которые производят и покупают товары, этот разрыв будет лишь увеличиваться. Тем не менее, если взглянуть на тенденции роста ВВП Китая, можно заметить, что бешеным и очень быстрым успехом страна обязана процессу перехода огромного числа населения от экономики, основанной на сельском хозяйстве и деревне, к экономике города. Но из-за политики «Одна семья — один ребёнок» численное преимущество китайцев в скором времени сойдёт на нет, а вместе с ним, возможно, и стремительный экономический рост.
Отчасти, чтобы решить долгосрочные проблемы своей экономики, Пекин затеял невероятно смелый проект «Один пояс — один путь», который затронет огромную полосу территорий от Поднебесной до Восточной Европы. У этой инициативы большой потенциал, так что, даже если Китай и не стремится быть «следующей сверхдержавой», если он хочет защитить свои инвестиции, у него попросту нет выбора.
В военном отношении китайская армия (НОАК) последний раз пробовала себя в военном деле во Вьетнаме в 1979 году. С тех пор вооружённые силы страны прошли существенную модернизацию и обзавелись «скопированными, разработанными своими силами или закупленными» технологиями, необходимыми сверхдержаве в XXI веке. Сегодня на оборону Пекин тратит более чем в три раза больше, чем Россия, и стремится сократить всё ещё существенный разрыв с США. И хотя НОАК пока располагает не всеми необходимыми средствами вроде полноценного авианосного флота, из-за военного усиления КНР Вашингтону уже пришлось изменить свою стратегию в районе Южно-Китайского моря и Тайваня.
Самое примечательное, что с учётом бешеного экономического роста Китая страна даже не особо заметила, когда её официальные расходы на оборону повысились с $19 млрд в 1989-м до $228 млрд в 2016 году, — в процентном соотношении от ВВП это так и осталось меньше 2%. При этом в некоторых сферах, например, в производстве беспилотных аппаратов, Поднебесная уже обогнала Америку. У Китая уже весьма неплохой флот, но в плане дорогостоящих единиц, вроде авианосцев, которые могут понадобиться Пекину для укрепления влияния по всему миру, стране ещё предстоит долгая работа.
Кроме того, в отличие от России или США КНР не может похвастать богатым ядерным арсеналом. Но, как подчёркивают Марк Чемпион и Эдриан Лён, в последние годы Пекин больше интересуется разработкой новых технологий вроде гиперзвуковых ракет и искусственного интеллекта, нежели чем попытками догнать крупнейшие в мире ядерные арсеналы, оставшиеся со времён холодной войны. То же и с военными базами — у США их всего 516 в 41 стране. Китай в свою очередь построил свою первую базу лишь в прошлом году в Джибути. Но ещё Пекин неплохо обосновался в Южно-Китайском море и пытается распространять влияние и на Индийский океан.
Если говорить о «мягкой силе», то, скажем, США со времён холодной войны унаследовали целую систему политических и военных союзов — от НАТО до договора АНЗЮС с Австралией и Новой Зеландией и двусторонние соглашения со странами вроде Японии или Южной Кореи. Даже в своём регионе у Китая союзников практически нет.
В плане миротворчества, ещё одного «непринудительного способа укреплять влияние» сверхдержавы по всему миру, Пекин, ещё 20 лет назад не участвовавший ни в каких миссиях ООН, сегодня предоставляет наибольшее число вооружённых сил. Также Китай выплачивает более 10% всего бюджета организации — это больше, чем все другие страны за исключением США, которые обеспечивают 28,5%.

Отчасти «мягкая сила» заключается в работе дипломатов страны по продвижению её интересов. У Китая не слишком большой дипкорпус, однако он, очевидно, собирается его расширять. В культурной сфере инициатива Дональда Трампа «Америка прежде всего» дала Китаю возможность продемонстрировать себя на фоне США как страну «с открытыми границами» и сторонницу свободной торговли. Но всё ещё Пекину недостаёт силы культурного влияния Америки, отмечают журналисты.

Авторы приходят к выводу, что в только начинающемся XXI веке Китай определённо будет в числе великих мировых держав. Но вопрос о том, сможет ли Пекин перехватить у США эстафету сверхдержавы, остаётся открытым. Самой большой проблемой для амбиций Поднебесной становится стареющее и сокращающееся население.
«Когда США были в похожем положении, претендуя на роль мировой державы вместо Великобритании, с 1880-го по 1950 год их население увеличилось втрое», — заключают Марк Чемпион и Эдриан Лён.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

695

Похожие новости
17 декабря 2018, 22:00
18 декабря 2018, 18:02
16 декабря 2018, 20:50
14 декабря 2018, 15:40
14 декабря 2018, 21:10
12 декабря 2018, 10:20

Новости партнеров

Актуальные новости
14 декабря 2018, 15:40
13 декабря 2018, 20:00
18 декабря 2018, 00:50
13 декабря 2018, 14:20
13 декабря 2018, 22:50
15 декабря 2018, 22:20

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
17 декабря 2018, 01:40
17 декабря 2018, 01:40
14 декабря 2018, 12:50
15 декабря 2018, 18:50
15 декабря 2018, 10:30
15 декабря 2018, 11:10
15 декабря 2018, 19:40