Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Bloomberg: большинство новых русских эмигрантов — не ярые диссиденты

«Атлантический совет», авторитетный американский аналитический центр, недавно опубликовал доклад о последней волне российской эмиграции, которую он называет «путинским исходом». Я как эмигрант обычно с одобрением воспринимаю такого рода исследования, но в результате этой работы были сделаны неправильные выводы.
В докладе отставного посла США Джона Хербста (John Herbst) и Сергея Ерофеева из Ратгерского университета отмечается новый и важный момент, касающийся недавно уехавших российских эмигрантов. «Существует четко выраженная разница между теми, кто эмигрировал до 2012 года, и теми, кто уехал позже. Последние демонстрируют, помимо прочего, усиливающуюся прозападную и либеральную ориентацию и большую политизацию в целом — в том числе и более сильную поддержку антипутинской „несистемной" оппозиции».
Действительно, 2012 год для некоторых моих сограждан в России стал переломным. Владимир Путин вновь занял пост президента после того, как Дмитрий Медведев сохранял для него место, инициировав то, что некоторые представители интеллигенции восприняли как нечто вроде оттепели. Но Путин «закрутил гайки», ограничив СМИ, политические и академические свободы. Затем, в 2014 году он аннексировал украинский Крым. В докладе говорится, что эмиграция, начавшаяся после 2012 года, отличается от прежних, она более политически мотивирована. По этой причине, по мнению авторов, западные политики должны привлекать представителей этой новой волны российских эмигрантов на свою сторону, искать среди них союзников и принимать их более радушно, чем предыдущих. «Эмиграция может стать мостом между Западом и Россией, которая не обречена на то, чтобы быть авторитарной», — пишут Хербст и Ерофеев.
Выводы и политические рекомендации авторов подкреплены результатами исследования, проведенного среди российских эмигрантов, проживающих в Лондоне, Берлине и окрестностях, Нью-Йорке и Кремниевой долине — по 100 человек в каждом регионе. Все эти 400 человек уехали из России после 2000 года. Некоторые из них откликнулись на открытые приглашения «Атлантического совета» в социальных сетях, а другие попали в выборку при использовании метода «снежного кома» — то есть их пригласили другие участники опроса или к ним обратились через их контакты в социальных сетях. Некоторые из респондентов затем участвовали в исследовании в составе фокус-групп.
По результатам опроса, «путинский исход» является более либеральным, чем в целом консервативные волны эмиграции до 2000 года. Большинство хотели бы, чтобы Россия выбрала прозападный европейский путь. В том, что касается будущего России, большинство настроены пессимистично, чем и объясняется то, что лишь около трети из них готовы поддержать российскую оппозицию, хотя даже это довольно много по сравнению с предыдущими группами эмигрантов. Поддержка Путина среди них незначительна.
Исследование показало основные различия между эмигрантами, уехавшими до 2012 года и после 2012 года. Среди респондентов из числа эмигрантов, представляющих более позднюю волну, вдвое больше тех, кто говорит, что причиной эмиграции является «общий политический климат» или «отсутствие политических прав и свобод». Среди них меньше тех, кто эмигрировал с цель получения образования. Таким образом, часть эмигрантов «путинского исхода», уехавших после 2012 года, относительно политизирована.
Большинство представителей этой группы россиян, эмигрировавших после 2012 года, утверждают, что подумают о возвращении в Россию, если политический климат улучшится.
По оценкам «Атлантического совета», число россиян из числа «путинского исхода», эмигрировавших после 2000 года, составляет от 1,6 миллиона до двух миллионов человек. Если бы эта оценка была верной, и если бы опрос точно отражал взгляды такого большого числа российских эмигрантов, это означало бы, что в западных странах проживает значительное количество русских, заинтересованных в том, чтобы помочь западным политикам подтолкнуть Россию к либеральному пути — в том числе с помощью санкций (в их поддержку высказались 52% респондентов из выборки «Атлантического совета»).
Наша семья уехала из России в 2014 году, непосредственной причиной была аннексия Крыма, хотя свою роль сыграло и усиление цензуры в СМИ. В докладе «Атлантического совета» даже цитируются мои слова — непосредственно перед отъездом из родной Москвы я написал пост, назвав последние отъезды «эмиграцией разочарования». Но я не согласен с выводами авторов доклада, и лучше всего это можно выразить с помощью поговорки: «Ваши бы слова — да Богу в уши».
Авторы доклада признали, что их выборка, возможно, не является репрезентативной для последней волны эмиграции (36% респондентов имеют высшее образование, 65% — приехали из Москвы и Санкт-Петербурга). Выборка, по всей видимости, недостаточна. Некоторые из респондентов были приглашены через социальные сети, и в результате произошел самоотбор на нескольких уровнях, из-за чего выборка для исследования, отправляемого на экспертную оценку, была бы бесполезной. Более подходящий (но, безусловно, более дорогостоящий и трудоемкий) план исследования включал бы привлечение учреждений и организаций, работающих с представителями реальных местных сообществ эмигрантов из России — например, двуязычных школ, клубов и ресторанов, посещаемых представителями сообщества, «российских» компаний и предприятий с большой клиентской базой эмигрантов.
Я не собираюсь противопоставлять свой жизненный опыт выводам «Атлантического совета. Но чтобы понять, почему выводы доклада, по-видимому, неверны, посмотрите основные данные об иммиграции россиян, представленными США и Европой.
За последние 10 лет колебания численности эмигрантов, выезжающих из России в Европу и США, были незначительными.
Цифры немного снизились в годы, наступившие сразу после мирового финансового кризиса, поскольку Запад тогда не выглядел особенно приветливым. Но аннексия Крыма не стала причиной значительной эмиграции — как и возвращение Путина на пост президента в 2012 году. Эти события — с точки зрения их влияния на эмиграцию — просто были несопоставимыми с действительно важными событиями, такими как распад СССР.
Если волна эмиграции после 2012 года чем-то отличалась от волн эмиграции в прежние годы, несмотря на неизменные цифры, то это означает, что когда более политизированные россияне эмигрировали, менее политизированные россияне по какой-то причине решили остаться, несмотря на ухудшение экономической ситуации. Это противоречило бы логике.
Если не считать небольшую группу высокообразованных и политически грамотных людей, опрошенных «Атлантическим советом», большинство россиян, уезжающих на Запад, не являются эмигрантами-антипутинцами. В среднем, как и в 1990-е годы, это люди, уезжающие в поисках лучших возможностей для работы, бизнеса и учебы (количество россиян, приезжающих в Европу учиться, в этом столетии пока было довольно постоянным). Многие из них не попадают в такие крупные города, как Берлин и Нью-Йорк, и большинство не могут позволить себе жить в Лондоне или в Кремниевой долине. Это обычные люди с незаурядными, востребованными навыками, которые говорят на иностранных языках и могут чего-то добиться на Западе — или хотя бы попытаться.
Они являются олицетворением постоянной «утечки мозгов», которая является для России многолетней проблемой со времени последних лет существования Советского Союза. Но для того чтобы выяснить, отличается ли их политическое мировоззрение от взглядов большинства россиян живущих в России, необходимо провести исследование по более подходящему плану, а также — для сравнения — использовать данные независимых исследований на местах в самой России, получить которые становится все труднее.
Я бы хотел, чтобы меня принимали более радушно и чтобы ко мне относились лучше, чем к российским эмигрантам, приехавшим раньше. Я также положительно отношусь к тому, что авторы доклада «Атлантического совета» рекомендуют западным политикам и СМИ при обсуждении шагов, предпринимаемых Путиным, и выражаемых им идей, говорить не «русские», а «Кремль». Но при этом я сомневаюсь, что основная часть эмигрантов, уехавших из страны недавно, является своего рода «пятой колонной» путинского режима.
Называть эту новую диаспору русскими-антипутинцами в соответствии с утверждением Хербста и Ерофеева некорректно. Это вводит в заблуждение, поскольку к этой категории, несомненно, относятся лишь представители сформированной путем самостоятельного отбора группы, которые участвовали в опросе. Для людей, которые уехали из России по той же причине, что и я, статус политических эмигрантов означал бы деньги и рабочие места. Но я полагаю, что большинство представителей сообщества россиян-эмигрантов предпочли бы, чтобы их оставили в покое — чтобы они могли спокойно влиться в общество стран проживания и чтобы им не напоминали о том, что они оставили позади, и не просили принять какую-то геополитическую сторону. Поэтому они и не приняли участие в опросе.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
773

Похожие новости
19 марта 2019, 20:20
19 марта 2019, 14:40
19 марта 2019, 14:40
18 марта 2019, 21:50
19 марта 2019, 20:20
20 марта 2019, 02:00

Новости партнеров

Актуальные новости
20 марта 2019, 02:00
20 марта 2019, 04:40
19 марта 2019, 11:50
19 марта 2019, 17:30
19 марта 2019, 11:50
19 марта 2019, 20:20

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ
Загрузка...

Популярные новости
13 марта 2019, 12:40
15 марта 2019, 01:10
16 марта 2019, 10:50
17 марта 2019, 04:20
16 марта 2019, 22:40
15 марта 2019, 19:30
15 марта 2019, 13:50