Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Билл Клинтон: я сделал всё, чтобы Россия «выбрала правильный путь»

После завершения холодной войны Вашингтон сделал всё, чтобы помочь России стать процветающим демократическим государством, убеждён экс-президент США Билл Клинтон. Как пишет Клинтон в своей статье для The Atlantic, «крах демократии» в России и её разворот к «империализму» и «реваншизму» спровоцировало вовсе не расширение альянса: такой курс Кремль избрал сам, а окрепший альянс — единственное, что удерживает его от ещё более агрессивной политики.
«Когда я впервые стал президентом, я заявил, что буду поддерживать усилия лидера России Бориса Ельцина по созданию крепкой экономики и жизнеспособной демократии в стране после распада Советского Союза — но буду при этом выступать и за расширение НАТО за счёт включения в него бывших членов Организации Варшавского договора и бывших республик СССР, — пишет на страницах The Atlantic бывший президент США Билл Клинтон. — Мой курс заключался в том, чтобы трудиться во имя лучшего, но одновременно готовиться к худшему. Но беспокоило меня не то, что Россия может вернуться к коммунизму, а то, что она может вернуться к ультранационализму, отказавшись от демократии и сотрудничества в пользу имперских амбиций в стиле Петра Первого или Екатерины Великой. Я не считал, что подобное может сделать Ельцин, — но кто знал, кем будет его преемник?»
Как поясняет Клинтон, он рассчитывал, что если бы Россия не свернула с «пути к демократии и сотрудничеству», то «на вызовы нашего времени в плане безопасности — включая этнические, религиозные и другие «племенные» конфликты, а также распространение ядерного, химического и биологического оружия — мы бы отвечали все вместе». А если Москва всё-таки сделала бы выбор в пользу «ультранационалистического империализма», то укрепившееся НАТО и растущий Евросоюз послужили бы гарантами безопасности на европейском континенте. В итоге в 1999 году, к концу второго президентского срока Клинтона, в состав альянса, несмотря на протесты России, вошли Польша, Венгрия и Чехия, напоминает автор. Как отмечает экс-президент, после него Вашингтон продолжил следовать тем же курсом: в последующие годы к НАТО присоединились ещё 11 членов — и это опять-таки происходило вопреки возражениям Москвы.
«В последнее время расширение НАТО критиковали в некоторых кругах в связи с тем, что оно спровоцировало Россию или даже создало фундамент для операции Владимира Путина на Украине, — пишет Клинтон. — Решение о расширении альянса действительно имело далеко идущие последствия, но я по-прежнему считаю, что оно было правильным».
Как подчёркивает бывший американский президент, в пользу принятия в НАТО новых членов высказывались многие политики, включая ныне покойную Мадлен Олбрайт, главу Госдепа Уоррена Кристофера, советника по вопросам нацбезопасности Тони Лейка, сменившего Лейка на этом посту Сэнди Бергера, а также ещё двоих чиновников, «имевших непосредственный опыт в этой сфере»: председателя Объединённого комитета начальников штабов Джона Шаликашвили, который родился в Польше и переехал в США будучи подростком, и заместителя госсекретаря Строуба Толботта, который вместе с Клинтоном учился в Оксфордском университете и ещё в студенческие годы перевёл на английский язык мемуары Никиты Хрущёва.
Между тем, признаёт Клинтон, хватало в США и голосов против расширения НАТО. Среди таких были и легендарный дипломат Джордж Кеннан, который прославился тем, что во времена холодной войны продвигал политику сдерживания: он говорил, что альянс после падения Берлинской стены и распада ОВД по сути утратил смысл существования. В свою очередь, обозреватель The New York Times Том Фридман предупреждал, что из-за расширения НАТО Россия почувствует себя униженной и зажатой в угол — и, когда она оправится от экономической слабости позднесоветского периодоа, Запад будет ждать «ужасная реакция» с её стороны. А известнейший эксперт по России Майк Мандельбаум полагал, что курс на расширение НАТО не принесёт никаких преимуществ в деле распространения демократии и капитализма, перечисляет Клинтон.
«Я понимал, что вероятность возобновления конфликта есть, — продолжает экс-президент. — Однако, на мой взгляд, величина этой вероятности зависила больше не от НАТО, а от того, останется ли Россия демократической страной и каким она будет видеть своё величие в XXI веке. Создаст ли она современную экономику, пользуясь своими талантами в научной, технологической и культурной сферах, или же попытается восстановить подобие своей империи XVIII века, живущей за счёт природных ресурсов и отличающейся сильным авторитарным правительством и мощной армией?»
По мнению Клинтона, он сделал всё, что было в его силах, чтобы Россия «выбрала правильный путь» и стала одной из великих демократических стран XXI века. «Первой моей заграничной поездкой в президентском статусе стал визит в Ванкувер, где я встретился с Ельциным и пообещал ему предоставить России 1,6 миллиарда долларов, дабы она смогла вывести своих военных из Прибалтики и обеспечить их жильём. В 1994 году Россия стала первой страной, присоединившейся к «Партнёрству ради мира» — программе практического двустороннего сотрудничества, предусматривавшей в том числе совместные учения с участием стран НАТО и европейских государств, не входивших в альянс. В том же году США вместе с Россией и Великобританией подписали Будапештский меморандум, гарантировавший Украине суверенитет и территориальную целостность в обмен на отказ Киева от яденого арсенала, который на тот момент был третьим в мире. С 1995 года, после подписания Дейтонских соглашений, положивших конец боснийской войне, мы начали договариваться о включении российских военнослужащих в состав миротворческих сил, находящихся в Боснии. В 1997 году мы поддержали подписание Основополагающего акта НАТО — Россия, который дал Москве возможность высказываться по делам альянса, не имея при этом права вето, а также выступили за включение России в «Большую семёрку», которая стала «Большой восьмёркой». В 1999 году, под конец косовского конфликта, министр обороны США Билл Коэн договорился с министром обороны России о включении российских военнослужащих в состав миротворческих подразделений НАТО, введённых по санкции ООН. И на протяжении всего этого времени мы сохраняли для России возможность в конечном счёте вступить в НАТО, что я ясно дал понять Ельцину, а позже подтвердил и его преемнику Владимиру Путину», — рассказывает Клинтон.
Но Америка не только активно вовлекала Россию в операции НАТО: Мадлен Олбрайт совместно со всем аппаратом нацбезопасности президентской администрации США «не покладая рук трудились над продвижением позитивной повестки в двусторонних отношениях», подчёркивает экс-президент. Так, вице-президент США Эл Гор и премьер-министр России Виктор Черномырдин совместно председательствовали в специальной комиссии, которая работала над вопросами, представляющими взаимный интерес для обеих стран, напоминает он. Кроме того, Москва и Вашингтон договорились об уничтожении 34 тонн оружейного плутония с каждой стороны, а также об отводе сил России, европейских стран и НАТО от границ — хотя Путин, вступив в президентскую должность в 2000 году, и отказался от этого плана, пишет Клинтон.
Как вспоминает бывший президент США, всего он встретился с Ельциным 18 раз, а с Путиным — пять: дважды, когда он был главой правительства при Ельцине и ещё трижды в те десять месяцев, пока пересекались их президентские полномочия; в сумме это всего на три мероприятия меньше, чем было встреч между лидерами СССР и США за весь период с 1943 по 1991 год. «Идея о том, что мы игнорировали Россию, не уважали её или пытались её изолировать, не соответствует действительности, — заключает Клинтон. — Да, НАТО действительно расширялось вопреки возражениям России, но это расширение касалось не только отношений между Вашингтоном и Москвой: оно было более масштабным вопросом».
«Когда моя администрация начала работу в 1993 году, уверенности в том, что Европа после холодной войны останется мирным, стабильным и демократическим регионом, не было ни у кого, — поясняет экс-президент. — Оставались серьёзные вопросы и по поводу интеграции Восточной Германии с Западной, и о том, не разгорятся ли по всему континенту застарелые конфликты, как это случилось на Балканах, и насчёт того, как будут обеспечивать свою безопасность теперь уже бывшие члены ОВД и советские республики — причём не только перед лицом России, но и касательно друг друга, а также конфликтов на их границах. А перспектива вступления в ЕС и НАТО стала для государств Центральной и Восточной Европы замечательным стимулом к тому, чтобы вкладывать средства в политические и экономические реформы, отказываясь от стратегии изоляционизма и милитаризации».
По мнению Клинтона, ни ЕС, ни НАТО не могли оставаться в тех границах, которые им «навязал в 1945 году Сталин». «Многие страны, которые раньше жили за железным занавесом, теперь стремились к свободе, процветанию и безопасности в составе ЕС и НАТО, — пишет он. — Вели их к этому лидеры, которые вселяли воодушевление: в Чехии — Вацлав Гавел, в Польше — Лех Валенса, а в Венгрии — представьте себе, молодой сторонник демократических ценностей Виктор Орбан. Каждый раз, когда я выступал на площадях Праги, Варшавы, Будапешта, Бухареста, Софии и других городов, на них собирались тысячи обычных людей. В декабре 2021 года бывший премьер-министр и министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт написал в Twitter: «Это не НАТО пыталось идти на восток — это бывшие сателлиты и республики Советского Союза захотели уйти на запад». А Гавел ещё раньше, в 2008-м, говорил: «Европа больше не разделена на сферы чьих-либо интересов или влияния через головы её народов и против их воли, и так должно быть и впредь». А если бы мы отклонили заявки центрально- и восточноевропейских стран на членство в НАТО просто потому, что Россия выступает против, мы бы именно что начали делить их на сферы влияния».
Для расширения НАТО было необходимо заручиться согласием не только всех 16 на тот момент членов НАТО, но и двух третей сената США, а также провести консультации с кандидатами, дабы убедиться в том, что они соответствуют стандартам альянса в плане военных, экономических и политических реформ, и параллельно — почти постоянно успокаивать Россию, отмечает Клинтон. Однако Мадлен Олбрайт на каждому шагу удавалось блестяще справляться со всеми задачами, убеждён он. «Больше того, мало какой дипломат так хорошо подходил к той эпохе, в которую он был на государственной службе, как подходила Мадлен, — рассуждает экс-президент. — Она росла в раздираемой войнами Европе, и ей вместе с семьёй пришлось дважды покидать свой дом — сначала из-за Гитлера, а затем из-за Сталина. Она понимала, что завершение холодной войны впервые с тех пор, как на европейском континенте появились национальные государства, дало шанс на создание свободной, единой, процветающей и безопасной Европы. И она, будучи постпредом при ООН и госсекретарём, усердно трудилась для того, чтобы реализовать этот замысел и отразить религиозные, этнические и другие «племенные» распри, которые ему угрожали. Она воспользовалась всеми средствами в своём дипломатическом арсенале, а также своей искушённостью во внутренней политике — и помогла расчистить путь для того, чтобы Чехия, Венгрия и Польша в 1999 году вступили в НАТО».
В результате в Европе на два десятилетия воцарились мир и процветание, от которого выигрывало всё больше стран, и укрепилась коллективная безопасность западных стран; ВВП на душу населения в Чехии, Венгрии и Польше вырос в три раза; эти три страны приняли самое активное участие в операциях НАТО, в том числе и в Косове; и при этом ни одному из членов альянса не пришлось пережить иностранного вторжения, перечисляет Клинтон.
По мысли экс-президента, спецоперация России на Украине отнюдь не бросает тени сомнения на целесообразность политики расширения НАТО, а наоборот, лишь подтверждает её необходимость. Как полагает Клинтон, Владимира Путина подтолкнула к активным действиям не перспектива вступления Украины в альянс в ближайшее время, а «сдвиг страны в сторону демократии», который поставил под угрозу его власть в России, — а если бы в НАТО не приняли Прибалтику и восточноевропейские страны, то Москва сейчас бы грозила им.
«Крах российской демократии и поворот страны к реваншизму был вдохновлён вовсе не в брюссельской штаб-квартире НАТО: это решение было принято в Москве, и принято оно было Путиным. Он мог бы воспользоваться феноменальным мастерством России в области информационных технологий и создать конкурента для Кремниевой долины, построив мощную и диверсифицированную экономику. Но вместо этого он решил монополизировать эти навыки и превратить их в оружие для укрепления авторитаризма в своих границах и распространения хаоса за рубежом, в том числе и посредством вмешательства в политику Европы и США. От ещё более агрессивных действий Путина удерживает только сильное НАТО», — подытоживает Клинтон.

Подпишитесь на нас Вконтакте

856

Похожие новости
25 мая 2022, 12:52
03 июня 2022, 11:42
02 июня 2022, 09:40
05 июня 2022, 13:34
12 мая 2022, 20:26
28 апреля 2022, 11:20

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
28 апреля 2022, 13:10
25 мая 2022, 13:01
31 мая 2022, 11:48
27 апреля 2022, 20:50
28 апреля 2022, 00:30
04 июня 2022, 17:58

Новости партнеров

Прочие новости