Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Atlantico: готова ли Европа к конфронтации с Россией на Украине?

Atlantico: В настоящий момент Россия проводит масштабное передвижение войск к востоку от Украины, а напряженность между двумя странами резко выросла за последние дни из-за вооруженных столкновений. Киев обвиняет Москву в поиске предлога для конфликта, а Кремль отрицает за собой такие намерения. В чем цель этих передвижений?
Сириль Бре: Передвижения войск, которые были отмечены наблюдателями и признаны российскими властями, касаются не менее 20 батальонов в трех зонах: Воронежская область, Ростовская область и Крым. Как считают российские власти, это передвижение войск ограничено территорией страны и, следовательно, относится к национальному суверенитету. Они готовят военные учения, которые являются обычным делом в подготовке войск по всему миру. Тем не менее украинские, европейские и американские власти считают это угрожающими маневрами. Дело в том, что они происходят поблизости от Украины и самопровозглашенных Луганской и Донецкой автономных республик, а также на территории Крыма. С точки зрения российских властей, у учений предельно простая цель: подготовка войск. С точки зрения украинских властей, они призваны запугать Киев и его западных союзников.
Политические цели учений следует рассматривать как сигнал Москвы Западу. Россия хочет напомнить США, которые более солидарны с Европой и украинскими властями, о решимости сохранить свою зону влияния, в том числе и военным путем.
Жан-Доминик Мерше: В представлении России речь идет о простых военных учениях, которые не предвещают никакое вторжение. Как бы то ни было, у военных учений могут быть дипломатические и политические цели, что мы как раз наблюдаем в данный момент. Сам факт того, что они проходят поблизости от Украины (другие недавно были организованы в Крыму), имеет политический смысл. Россияне считают, что суверенитет их страны в Крыму — закрытый вопрос. Тем не менее это не касается Донбасса, рядом с которым и проходили последние учения. То есть, цель в том, чтобы надавить на украинское правительство и показать, что ситуация не может оставаться прежней. Вопреки распространенному мнению, России не нужен замороженный конфликт в Донбассе. Кроме того, пророссийский украинский оппозиционер Виктор Медведчук стал объектом нападок Киева за последние месяцы. Все это совершенно не по душе Кремлю, особенно после заявлений о том, что новый президент Украины Владимир Зеленский пытался найти решение с Россией, хотя это явно не так. Обстановка между двумя странами напряженная. В такой ситуации возникают военные жестикуляции России с масштабными учениями, которые призваны не подготовить в тайне военную операцию против Украины, а подать такой сигнал: «Мы никуда не делись, и обстановка нас совершенно не устраивает».
— Может ли кризис перерасти в общеевропейскую войну? Как сильно вырос риск столкновения?
Сириль Бре: В современных войнах демонстрации силы в виде учений или видимых передвижений войск редко становятся прелюдией к крупномасштабному конфликту. В случае нападения ставка обычно делается на неожиданность, скрытность и гибридные операции. Поэтому я рассматриваю эти учения, скорее, как сигнал для международного сообщества, а не движение к войне европейских держав, в том числе ядерных.
Против масштабной конфронтации России и Европы на Украине, как мне кажется, говорит и еще один аргумент. Зачем России массированное нападение на Украину? Она получила бы минимальный стратегический выигрыш и подставилась под новые санкции. Это не говоря уже о проблеме интеграции в РФ, которую уже поставил Крым. В некотором роде, текущая ситуация уже отвечает стратегическим задачам России: Украина не обладает полноценным суверенитетом и территориальной целостностью, НАТО не может вобрать в себя такое ослабленное государство, как Украина, а ЕС не может начать рассмотрение ее кандидатуры на вступление. Статус-кво может удовлетворять стратегические цели России, главная из которых — нерасширение НАТО и ЕС к ее границам.
Жан-Доминик Мерше: В истории бывали непредвиденные осложнения, но сейчас не тот случай. Перед нами две страны, Россия и Украина, которые крайне враждебно настроены по отношению друг к другу и не удовлетворены статус-кво, пусть и по разным причинам. Украина хочет вернуть Крым и контроль над Донбассом. Россия стремится окончательно закрыть крымский вопрос и хотела бы получить в Киеве более благожелательно настроенное по отношению к ней правительство и не допустить вступления Украины в НАТО в будущем. Таким образом, обе страны хотят изменить статус-кво, что формирует не лучшую ситуацию в геополитическом плане, но не до такой степени, чтобы это породило вооруженный конфликт. Существует множество сдерживающих факторов, из-за которых никто по-настоящему не хочет конфликта.
— Готова ли Европа к потенциальному конфликту? Какая у нее есть стратегия против российских провокаций?
Сириль Бре: Сейчас в ЕС осталась лишь одна полноценная военная держава: Франция. Тем не менее среди стран-членов есть военные державы, которые обладают широкими возможностями в отдельных измерениях конфликта: Польша, Швеция, Нидерланды, Италия. Они проводят модернизацию сил и техники. Как бы то ни было, нельзя отрицать, что ЕС не является военной державой, которая могла бы выдержать конфликт высокой интенсивности с настоящей военной державой, такой как Россия.
Означает ли это, что он бессилен и обречен на бездействие на Украине? Нет. С 2014 года Евросоюз единогласно принял, обновил и ужесточил санкции против отраслей, физических лиц и направлений деятельности РФ. В знак протеста против аннексии Крыма и посягательства на украинские границы он остановил экспорт военных и добывающих технологий, ограничил доступ российских властей и предприятий к финансовым рынкам. В 2021 году качестве протеста против положения российских оппозиционеров он добавил к списку личные санкции с запретом доступа на территорию. Политика санкций подтвердила намерение Евросоюза постепенно сформировать настоящую геополитическую позицию по России.
Жан-Доминик Мерше: Европа оказывает Украине минимальную поддержку. Она не может принять произошедшее с Крымом — отсюда и санкции — но в Донбассе ситуация сложнее: юридически аннексии не было и существует минский процесс. Этот процесс поставил Германию и Францию в положение посредников, которые стремятся найти дипломатическое решение, а не поддерживать один лагерь против другого. В остальной Европе позиции стран разнятся. Некоторые на стороне России, например, Италия и Венгрия, а другие поддерживают Украину: Польша, Прибалтика, Великобритания, Швеция… Таким образом, дипломатия Евросоюза ограничивается минимумом усилий.
Россия не хочет сохранения статус-кво и отправляет четкий сигнал: НАТО нечего делать на Украине. Это красная линия. Париж, Берлин и некоторые другие европейские столицы согласны с тем, что НАТО не место на Украине. Все понимают опасность такой перспективы. У американцев более неоднозначная позиция, но, надеюсь, они осознают, чем может быть чреват запрос Украины на вступление в НАТО: войной. В отличие от Польши, Прибалтики и Румынии Украина не входит в НАТО и не охвачена американским ядерным щитом. В противном случае Россия не решилась бы наложить руку на Крым. Украинцы понимают это и поэтому хотели бы стать членами НАТО, но Россия никогда этого не допустит.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники



Загрузка...
1068

Похожие новости
24 сентября 2021, 01:10
22 сентября 2021, 12:40
24 сентября 2021, 01:10
23 сентября 2021, 23:10
24 сентября 2021, 01:10
24 сентября 2021, 01:10

Новости партнеров

Актуальные новости
22 сентября 2021, 20:40
23 сентября 2021, 15:40
23 сентября 2021, 00:20
23 сентября 2021, 17:30
23 сентября 2021, 19:20
22 сентября 2021, 11:10

Выбор дня
23 сентября 2021, 15:40
23 сентября 2021, 06:10
23 сентября 2021, 09:50
23 сентября 2021, 06:10
23 сентября 2021, 17:30

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
17 сентября 2021, 17:10
17 сентября 2021, 11:50
21 сентября 2021, 06:40
18 сентября 2021, 00:40
19 сентября 2021, 09:00
22 сентября 2021, 18:40
17 сентября 2021, 13:20