Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Аналитик: Почему бы Пакистану не отказаться от американской помощи?

Решение США удержать оставшиеся 50 миллионов долларов компенсации военных затрат Пакистана за 2016 финансовый год в связи с тем, что Исламабад не предпринимает «достаточно активных мер по обузданию исламистской террористической организации «Хаккани», не должно никого удивлять. Оно выражает простой факт: ни почти ежедневные потери в рядах армии и полиции, ни борьба с терроризмом, которая привела к заметному сокращению насилия, ни колоссальные убытки пакистанской экономики с момента начала антитеррористической войны, не убедили истеблишмент Соединенных Штатов в искренности намерений Пакистана. Даже операция «Зарб-э-Азб» в июне 2014 года, в полной мере соответствовавшая призывам США к активным действиям в Северном Вазиристане, похоже, не повлияла на позицию США в отношении Пакистана.
Мантра «мало, делайте больше» продолжается бесконечно, просто в последнее время она сузилась до группировки «Хаккани» и недавнего решения удержать 50 миллионов долларов из компенсационных выплат за 2016 год.
Исходя из непрерывного и порой весьма жесткого давления, разногласий по Афганистану и Индии, а также сближения позиции всех трех этих стран в отношении Пакистана, можно было бы сделать вывод о том, что партнёрство, начавшееся с операции «Несокрушимая свобода» в октябре 2001  года, практически исчерпало себя. Даже статус самого надежного союзника из стран, не входящих в НАТО, не смог изменить изначальной позиции США в отношении усилий Пакистана по борьбе с терроризмом.
В то время как американский истеблишмент в сфере безопасности придерживается своей старой концепции, появляются новые факторы, которые делают ее политически излишней. Она изжила себя и стала бесполезной по нескольким причинам.
Во-первых, новая трансформация региона, которая отделяет геополитический альянс в составе Индии, Афганистана и США от другого, включающего Китай, Пакистан, Россию, Турцию, и в определенной степени Иран. Оба альянса по-прежнему занимают разные позиции в отношении сети Талибан/Хаккани в рамках стремления к началу мирного процесса в Афганистане. С точки зрения первого альянса, эта группировка по-прежнему придерживается своих террористических методов и не заслуживает какого-либо политического рассмотрения. В то же время с позиции второго  блока, то есть Китая и прочих стран, Талибан представляет собой оплот против проникновения и распространения  группировки ИГИЛ, которую они считают инструментом дестабилизации.
Во-вторых, стратегическое сближение Пакистана с Китаем превращается в неоспоримую реальность. Тот факт, что за последний год в порту Гвадар пришвартовались 35 грузовых кораблей (даже с учетом того, что в их число вошли грузы для строительства в свободной зоне), подчеркивает развитие и укрепление инициатив, связанных Китайско-пакистанским экономическим коридором (КПЭК), невзирая на единичные случаи насилия в Белулжистане.
В-третьих, ни одна страна не отказывается от своих главных стратегических интересов. Так, например, турецкие курды служат национальным интересам США в ближневосточном регионе. Однако, с точки зрения турецкого президента Эрдогана, те же самые курды являются не чем иным, как террористами, стремящимися дестабилизировать обстановку в Турции.
Аналогичным образом, группировка ИГИЛ первоначально, как сообщалось, получала поддержку со стороны Соединенных Штатов, Саудовской Аравии и самой Турции, поскольку боевики ИГ воспринимались как необходимый инструмент для свержения режима сирийского президента Башара аль-Асада. Сегодня большинство стран выражают возмущение по поводу жестокости группировки ИГ. Однако, ни одна из них до сих пор не выразила никаких угрызений совести в связи с тем, что на определенном этапе поддерживала этих террористов. Очевидно, что эти страны действовали в своих национальных интересах. Имеют ли они право рассчитывать на то, что другие страны, такие как Пакистан, который подвергся опасности из-за советского вторжения в Афганистан и американских ответных мер, откажутся от собственных стратегических интересов?
В-четвертых, растущая синергия мышления и действий между Китаем, Россией и Турцией, предоставила Пакитану необычайную уверенность, поскольку они сочувствуют нынешнему затруднительному геополитическому положению Исламабада. Разумеется, гражданские и военные правители Пакистана должны решать внутренние проблемы и разбираться с российско-китайскими оговорками в отношении исламистских вооруженных группировок, скрывающихся в стране и за пределами ее границ. Эта зона обладает повышенной уязвимостью и как Равалпинди, так и Исламабад должны предпринимать совместные действия, чтобы вытеснить террористов и уничтожить сторонников экстремизма внутри страны.
И, наконец, вливание нескольких миллиардов долларов в пакистанскую экономику в период между 2014 и 2018 годами, вероятно, будет иметь большое значение для социально-экономической ситуации в стране. Независимо от разногласий вокруг этой помощи и, невзирая на претензии многих западных стран по поводу китайских методов ведения бизнеса за рубежом, в реальности китайские факторы сводятся к огромной помощи для  Пакистана на фоне продолжающейся политики сдерживания туристического потока из крупнейших западных стран в Пакистан, а также их нежелания или отказа от инвестиций в экономику Пакистана.
В среднесрочной и долгосрочной перспективе китайский фактор будет играть решающую роль в определении геополитической позиции Пакистана. Скорее всего, это будет способствовать созданию новых рабочих мест и не только укреплению инфраструктуры, но и увеличению производительности труда, а также наращиванию экономической мощи.
Вот почему ежегодная помощь США в сфере безопасности, вероятно, постепенно потеряет свое значение для Пакистана. Поэтому для Исламабада и Равалпинди пришло время поблагодарить Вашингтон за эту критически важную помощь начиная с 2002 года, и попрощаться с «Фондом коалиционной поддержки», который время от времени оказывается объектом разногласий между двумя военными учреждениями. Кроме того, для Пакистана пришла пора действовать как уважающая себя и уверенная нация, которая способна корректировать собственный курс, а также готова учитывать интересы других стран по таким вопросам как борьба с терроризмом, региональный мир и сотрудничество.
Автор, Имтиаз Гуль – исполнительный директор Центра исследований и изучения вопросов безопасности в Исламабаде
 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

333

Похожие новости
22 августа 2017, 03:40
21 августа 2017, 17:40
22 августа 2017, 09:30
22 августа 2017, 08:40
21 августа 2017, 17:40
21 августа 2017, 02:40

Новости партнеров

Актуальные новости
22 августа 2017, 01:10
22 августа 2017, 11:10
22 августа 2017, 14:30
21 августа 2017, 00:10
21 августа 2017, 09:40
22 августа 2017, 10:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
16 августа 2017, 13:40
16 августа 2017, 07:40
20 августа 2017, 01:40
18 августа 2017, 01:50
21 августа 2017, 18:20
17 августа 2017, 09:30
21 августа 2017, 00:50