Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

«Америка возвращается», но в ЕС не понимают — куда

Первое выступление Джо Байдена в должности президента Соединённых Штатов на 76-й Генеральной Ассамблее ООН ждали с нетерпением. Участники форума надеялись услышать веское подтверждение приверженности США международному сотрудничеству, и глава Белого дома эти надежды с лихвой оправдал.
Риторика Байдена транслирует приверженность США международному сотрудничеству
В ходе своего выступления президент отметил, что Соединённые Штаты всё в большей степени вовлекаются в международные дела и планируют и далее расширять своё участие. «Мы возглавим борьбу с величайшими вызовами нашего времени — от пандемии коронавируса до климата, мира и безопасности, человеческого достоинства и прав человека», — подчеркнул Джо Байден. Поспешив добавить при этом, что США намерены делать это не в одиночку, а вместе со своими союзниками. Говоря о завершении войны в Афганистане, 46-й президент США — первый за последние 20 лет действующий глава Белого дома, во время выступления которого страна не была вовлечена в войну — заявил, что «эпоха непрекращающихся войн закончилась», вместо неё наступает «эпоха неотступной дипломатии» (relentless diplomacy). Отныне Вашингтон планирует прибегать к военным операциям исключительно как к средству последнего выбора, и только в тех ситуациях, когда операция детально проработана, а успешное проведение миссии высоковероятно.
Многие эксперты прокомментировали это выступление в том ключе, что, мол, по сравнению со своим предшественником Дональдом Трампом, речь президента Байдена в ООН действительно можно считать началом нового этапа «непрекращающейся дипломатии». В американских СМИ нынешний хозяин Белого дома даже подвергся шквалу критики за то, что якобы поставил интересы международного сообщества выше интересов Соединённых Штатов.
Байден действительно использовал в своей речи в ООН куда более нейтральные и обтекаемые формулировки, нежели его предшественник Дональд Трамп. Китай, например, ни разу не был упомянут напрямую, хотя очевидно, что именно его имел в виду президент США, говоря о том, что ни одна страна не должна получать несправедливое преимущество в конкурентной борьбе с использованием нечестных методов, например, «путём кражи интеллектуальной собственности». Явно апеллируя к Пекину, Дж. Байден подчеркнул, что Соединённые Штаты не хотят новой холодной войны. «Мы не хотим мира, разделённого на блоки», — добавил президент, и этот момент тоже был расценен многими американцами как «сдача позиций».
В ходе своей встречи с Генсеком ООН Антониу Гуттеришем президент Байден дал понять, что намерен поддерживать тесное сотрудничество с этой организацией, основанное на «общих ценностях и принципах». Теперь уже восторженно СМИ прокомментировали тот факт, что Джо Байден поблагодарил Гуттериша за то, что тот нашел время для встречи: мол, это беспрецедентный случай, президенты США никогда не благодарят генсеков ООН за возможность проведения переговоров. А значит, Вашингтон так посылает миру чёткий сигнал о том, что им действительно делается ставка на широкую дипломатическую активность с опорой на союзников и международные институты.
Насколько риторика Байдена расходится с делом и куда именно «возвращается Америка»?
Таким образом на словах Америка действительно «возвращается». Однако на фоне событий последнего времени, начиная с вывода американских войск из Афганистана, который не был согласован с союзниками по НАТО и больше напоминал беспорядочное бегство, многие всё чаще задаются вопросом: насколько риторика новой администрации Белого дома соответствует делу? Очевидно, что столь стремительный и бесславный уход союзников из Афганистана является настоящей геополитической катастрофой с долгосрочными последствиями, способной не только «переформатировать» весь регион, но и существенно повлиять на международную безопасность в целом.
Новый блок AUKUS, созданный в целях военно-технического сотрудничества Соединённых Штатов, Австралии и Великобритании в имеющем колоссальное стратегическое значение с точки зрения растущего потенциала Китая Индо-Тихоокеанском регионе, был «рождён» без всяких консультаций с ЕС. И по странному стечению обстоятельств первые договорённости в рамках AUKUS — о создании австралийского подводного флота (речь идёт о субмаринах с ядерными силовыми установками), — оставившие Францию с ее ранее согласованным контрактом на поставку дизельных субмарин за бортом, — были озвучены буквально за несколько часов до опубликования Индо-Тихоокеанской стратегии ЕС. В последней как раз Австралия упомянута в качестве одного из ключевых партнёров Евросоюза в этом регионе.
После представления Концепции верховный представитель по внешней политике и политике безопасности ЕС Жозепп Боррель счёл нужным особо подчеркнуть, что данная стратегия построена на желании сотрудничать, а не «противостоять Китаю». «Во многих областях, таких как изменения климата и биологическое разнообразие, сотрудничество с Китаем является ключевым», — добавил Боррель. Таким образом внутренний посыл обеих инициатив явно разнонаправленный.
А то, как Австралия с подачи США обошлась со своим многолетним партнером Францией, неожиданно поставив последнюю перед фактом потери 56 миллионов евро от несостоявшейся сделки на поставку субмарин, вызвало не только бурю негодования в Евросоюзе, но и растерянность и непонимание — чего же в принципе теперь можно ждать от заокеанского союзника? Отвечая на вопросы журналистов во время своего визита в Нью-Йорк, глава Европейского совета Шарль Мишель подчеркнул, что перестал понимать логику поступков со стороны Австралии, Великобритании и Соединённых Штатов. «Новая администрация США транслировала историческое послание — „Америка вернулась", и теперь у нас есть вопросы. Что конкретно значит „Америка вернулась"? Америка в Америке или где-то ещё? Мы теперь не знаем», — подчеркнул высокопоставленный европейский чиновник.
Собственно, это, как говорится, очень хороший вопрос и им сейчас задаются многие, включая европейских союзников Соединённых Штатов. Что именно подразумевает Вашингтон под «возвращением Америки», особенно в ситуации, когда риторика 46-го президента США периодически сильно расходится с делом?
Представляется, что речь прежде всего идёт о классической ошибке коммуникации — разном наборе дефиниций. Стороны явно вкладывают разный смысл и по разному определяют для себя «партнёрство» и «сотрудничество».
Гегемон — ещё не лидер?
Соединённые Штаты, делительное время пребывавшие в статусе единственного мирового гегемона, допускают на внешнеполитической арене присущую всем геополитическим гигантам ошибку — неумение (и нежелание!) идти на компромисс. Даже если он для них выгоден. Для Вашингтона любое сотрудничество и партнёрство априори возможно лишь в фарватере США. Известный политолог и дипломат Кишор Махбубани, которого журнал Foreign Policy называет «корифеем в области международных отношений», в своём материале для этого издания упомянул, что самая большая сила американского общества заключается в национальном менталитете «всё можно сделать». Когда американцы ставят перед собой амбициозную цель, они прилагают максимум усилий и как правило добиваются ее. Однако это «чудо» работает только на американской земле, — пишет Махбубани, — за рубежом такой подход приводит к катастрофам. Поскольку там эта модель не жизнеспособна, а государство, обладающее менталитетом гегемона, не стремиться к компромиссным решениям, оно просто пытается навязать «своё». В этом смысле «огромная мощь Соединённых Штатов является их величайшим достижением, и в то же время величайшей слабостью», — считает политолог.
Действительно, если, например, сравнить французский подход к европейскому лидерству и американский к глобальному, то в первом случае можно вспомнить скорее Наполеона, который говаривал, что «лидер — это продавец надежды». Собственно, именно на этом и стоит до сих пор французская дипломатия и претензии Парижа на лидерство в Евросоюзе. На идее достижения стратегической автономии Европы. И вспомним высказывание 33-го президента США Гэрри Трумена: «Лидер — это человек, который может заставить других делать то, что им не нравится, и при этом делать вид, что им нравится это делать». Как говорится, почувствуйте разницу.
На нынешнем этапе Соединённые Штаты переживают вынужденную трансформацию своей внешнеполитической роли — от мировой гегемонии к лидерству, и им ещё только предстоит научиться оперировать в рамках этого нового для себя подхода. Это потребует не только изменения менталитета политического класса в целом, но и трансформации предоставлений общества о месте страны в мировой системе координат. И если речь идёт о реанимации трансатлантического партнёрства, то Европе при выстраивании собственной стратегии необходимо учитывать эту милую особенность своего заокеанского партнёра. Поскольку AUKUS и первые достигнутые на его базе соглашения — явно не последний сюрприз из-за моря для европейских союзников. Как верно заметил в своё время Сомерсет Моэм, «в нашем несовершенном мире, увы, гораздо легче избавиться от хороших привычек, чем от дурных».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники



Загрузка...
438

Похожие новости
16 октября 2021, 01:20
15 октября 2021, 13:50
16 октября 2021, 01:20
14 октября 2021, 20:50
15 октября 2021, 17:40
15 октября 2021, 15:50

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
15 октября 2021, 17:40
15 октября 2021, 00:40
16 октября 2021, 01:20
15 октября 2021, 00:40
16 октября 2021, 01:20
14 октября 2021, 20:50

Выбор дня
16 октября 2021, 01:50
16 октября 2021, 18:50
15 октября 2021, 22:00
16 октября 2021, 01:20
16 октября 2021, 01:50

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
13 октября 2021, 17:00
10 октября 2021, 10:20
15 октября 2021, 15:50
10 октября 2021, 01:20
10 октября 2021, 09:00
12 октября 2021, 09:50
10 октября 2021, 06:40