Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Америка недостаточно хорошо противодействует России

Незадолго до того, как Эш Картер в начале 2015 года стал четвертым и последним министром обороны у президента Барака Обамы, Россия силой отняла Крым у своей соседки Украины, совершив первый вооруженный захват чужой территории в Европе со времен Второй мировой войны, а ее войска деятельно дестабилизировали обстановку на востоке Украины. Картер в ответ приказал Пентагону подготовить первый после окончания холодной войны план войны с Россией. Об этом он поведал мне в интервью, данном на прошлой неделе.
«В то время по сути дела не было плана кампании по противодействию России типа того, который существовал на всем протяжении моей работы в обороне в годы холодной войны, — поведал Картер в интервью еженедельному подкасту по международным делам «Глобал Политико» (Global Politico). — Планы НАТО и планы США по обороне Германии против вторжения Варшавского договора — все это ушло, когда пала Берлинская стена. А потом распался Советский Союз, и мы не думали, что нечто подобное понадобится. Три года назад, когда я был министром обороны, я сказал: «Это надо менять. Нам надо составить план кампании, кампании военной, но также и военно-политической, которая позволит дать отпор».
Ястреб Картер, часто остававшийся в одиночестве в администрации Обамы, давно уже считает, что из-за повышенного внимания к контртерроризму после 11 сентября Соединенные Штаты не уделяют должного внимания восстанавливающей свои силы России и крепнущему Китаю. По его словам, новый план является обновленной версией доктрины сдерживания времен холодной войны, и он разработан для эпохи кибератак и «маленьких зеленых человечков» типа российских войск, которые тайно вторглись на Украину. Этот план составлен на основе «всестороннего подхода к стране, которая определяет свои интересы как противоположные нашим».
Но военный план Картера также служит напоминанием о том, насколько далеки от такой всесторонности Соединенные Штаты, когда имеют дело с реваншистской Россией. В то время, когда Картер приказал своим стратегам разработать варианты военного противодействия режиму Владимира Путина, Кремль уже приступил к своей тайной кампании вмешательства в американские президентские выборы 2016 года, о которой не знал ни министр обороны, ни правительство США. Об этом говорится в сенсационном обвинительном заключении, обнародованном в пятницу специальным прокурором Робертом Мюллером.
Картер заговорил об этом военном плане, когда я спросила его, как Соединенные Штаты должны были отреагировать на русские хакерские атаки в 2016 году. Было это за день до того, как специальный прокурор выдвинул обвинение против 13 россиян, из-за чего президент Дональд Трамп начал в Твиттере целую бурю обвинений и опровержений. В то же время, его критики из обеих партий даже сегодня, то есть, спустя год с лишним, заявляют о том, что США почти никак не отреагировали на российское вмешательство.
Касаясь вопроса о российском вмешательстве, Картер во время нашего 60-минутного интервью по широкому кругу проблем, начиная с Северной Кореи и кончая будущим ядерного оружия, выступил с призывом, признал собственную вину и озвучил предостережение вдобавок к своему рассказу о военном плане. Этот ветеран военного истэблишмента, работавший там еще в 1980-е годы, рассказал мне, что хакерские взломы он считает более серьезным делом, нежели «старомодные и неуклюжие приемы, которыми пользовался КГБ в дни холодной войны». По его словам, эти приемы были наглыми и оскорбительными, но не имели серьезных последствий. Он также призвал к гораздо более активным действиям, чем новые санкции и публичная критика, к которым прибегали и прибегают администрации Обамы и Трампа.
Спустя несколько дней после того, как руководители американских спецслужб выступили с показаниями и заявили, что российские хакеры продолжают свою деятельность, нацеленную на американскую политику, я спросила Картера об ответных действиях США. Достаточно ли сделали в этом плане Соединенные Штаты? «Совершенно очевидно, что нет, — ответил Картер, — так как они занимаются этим по-прежнему. Владимир Путин не изменил свое поведение, а это значит, что администрации Обамы и Трампа сделали недостаточно». Он с особой язвительностью прокомментировал упорное несогласие Трампа с выводами разведывательного сообщества о виновности России. «Нельзя реагировать на фактическую агрессию против твоей страны отказом признавать сам этот факт», — заявил Картер. Это было еще до выходных дней, когда Трамп разродился мощным потоком твитов в ответ на обвинение Мюллера. Он вел себя очень не по-президентски, бесконечно жалуясь. Но в его словах не было и тени возмущения по поводу действий России, хотя такая реакция была бы естественной для главнокомандующего.
Картер — блестящий физик, выпускник Гарварда, человек с репутацией технократа без идеологических пристрастий. Со времен Рейгана он работал то в научной сфере, то в высших эшелонах Пентагона. Занимая при Обаме должность главы Пентагона, он убедился в том, что Россия снова решила стать врагом Америки, о чем он предупреждал неоднократно, говоря, что такая ситуация будет сохраняться, пока президентом России остается Владимир Путин.
***
Когда летом 2016 года развернулись бурные политические события, Картер вел малозаметную бюрократическую баталию с Госдепартаментом из-за попыток госсекретаря Джона Керри договориться с Россией по вопросу гражданской войны в Сирии. Российские военные осуществили масштабное вмешательство в ход этой войны, чтобы спасти от поражения своего давнего сателлита режим Асада, и теперь Керри пытался договориться не только о прекращении огня, но и о том, чтобы американские и российские войска совместно боролись с террористическими группировками на хаотичном театре боевых действий в Сирии.
Пентагон был против этого плана, а Картер сопротивлялся его реализации упорно и настойчиво. Недавно один бывший высокопоставленный руководитель из Пентагона рассказал мне, что из-за этого летом 2016 года он даже «вышел на ковер с Обамой», а со временем этот спор перерос в открытое противостояние, когда в начале сентября прошло непростое селекторное совещание с Белым домом. «Нью-Йорк Таймс» написала, что по этому вопросу между Картером и Керри формировался «все более публичный раскол».
Давая мне интервью, Картер подтвердил, что такой спор имел место. Он сказал: «Я не хотел, чтобы Америку морально или политически ассоциировали с тем, что русские делали в Сирии». И конечно же, они хотели заманить нас в западню или привлечь нас к так называемому сотрудничеству с ними. А я был против сотрудничества. Я рассказал, насколько далеко готов пойти, и президент Обама в конечном итоге согласился с моим замыслом. Он состоял в деконфликтизации тех военных действий, которые мы там осуществляем, в продолжении борьбы против ИГИЛ (запрещено в России — прим. перев.), которая была необходима для защиты нашего собственного народа. Русские намеревались продолжать раздувать пламя гражданской войны в Сирии и создавать там проблемы, и нам надо было сделать так, чтобы наши и их войска не сталкивались. Но дальше этого мы пойти не могли. Мы не нуждались в их помощи, и нам не хотелось, чтобы их каким-то образом связывали с тем, что делали мы.
В то время я не уделяла особого внимания внутренней борьбе в команде Обамы, считая, что она связана с благонамеренными, но наверняка бессмысленными попытками Керри остановить бесконечное кровопролитие в Сирии, не говоря уже о его упорной вере в переговоры с Россией, которую он сохранял еще долго после того, как остальные члены администрации Обамы махнули рукой на эти усилия. В конце концов, Обама в тот момент даже не разговаривал с Путиным.
Но с учетом того, что нам сегодня известно о хакерских атаках на выборы и о времени их проведения (Обама и его главные советники узнавали об этом постепенно в летние месяцы 2016 года), на этот сирийский эпизод стоит вновь обратить внимание. Оглядываясь назад, я понимаю, насколько трудно администрации Обамы было видеть все новые доказательства того, что Россия стала настоящим врагом Америки на мировой арене. Теперь уже стало предельно ясно, что администрация отказалась от агрессивных ответных действий.
Давайте подумаем. В начале августа Обама уже получил сенсационную информацию от спецслужб о том, что Россия ведет масштабную кампанию по подрыву выборов в США с очевидной целью добиться избрания Трампа. Где-то в июле ФБР начало секретную проверку утверждений о сговоре между русскими и штабом Трампа. Как раз в то время в сентябре, когда администрация на селекторном совещании напряженно обсуждала вопрос о том, сотрудничать или нет с Россией в Сирии, президент Обама лично отвел Путина в сторону на саммите в Китае и предупредил его о недопустимости дальнейших хакерских атак. Эти события произошли практически одновременно!
Российская кампания, о которой предельно ясно говорится в обнародованном в пятницу обвинительном заключении, и о которой свидетельствуют многочисленные улики, являлась частью информационной войны и операций по политической дестабилизации, которые Кремль вел на Украине и в странах Восточной Европы на протяжении нескольких лет.
Картер еще за два года до этого приказал Пентагону разработать план войны против русских, и по его словам, он не был удивлен, когда услышал о их хакерских атаках. «В военной сфере я наблюдал все это на Украине, в Прибалтике, в других местах. Я видел этих маленьких зеленых человечков, кибератаки, большую ложь, манипуляции в информационной сфере, — сказал Картер. — Для меня не было неожиданностью то, что они делают это в США».
Однако неожиданным было не то, что русские делали это. Почитайте последние твиты президента Трампа или материалы продолжительной и мучительной дискуссии на страницах «Вашингтон Пост» о том, как команда Обамы решала, что ей предпринять в ответ на эти атаки.
Неожиданностью является то, что Америка ни в 2016 году, ни сегодня так и не решилась ни на какие ответные действия.
***

Комментарии читателей
Scorpio
Только дураки начинают войны, не зная, победят они в них или нет.
Jeboa
На этом сайте особо активны русские тролли, выступающие против ЕС. Остерегайтесь!
Axel
Ответить России? Но как, Сьюзан? В своем интервью вы не даете конкретный ответ на этот вопрос. Но опять же, американские ястребы гораздо лучше умеют блефовать, чем выстраивать политику. Картер, блестящий физик из Гарварда, вышедший из глубин «реальной политики» (realpolitik)… Здесь нет ничего нового. В Гарварде таких умников пачками штампуют, и похоже, что они всегда ошибаются.
Lloyd George
Конечно, Россия пытается влиять на американскую политику и на результаты выборов. Ясно и то, что любой американский гражданин, участвовавший в таких действиях, либо знавший о них, но решивший ничего не делать, может быть признан виновным в совершении целого ряда преступлений, начиная с нелояльности и кончая изменой. Все зависит от конкретики американского законодательства.
Но я не могу понять, чем действия России отличаются от действий многочисленных консультантов, которые делают то же самое по заданию своих хозяев из корпораций, или от усилий многочисленных комитетов политических действий, которые пытаются добиться избрания своих кандидатов.
Или я что-то упустил?

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

473

Похожие новости
18 мая 2018, 19:40
19 мая 2018, 09:30
19 мая 2018, 09:30
18 мая 2018, 17:00
18 мая 2018, 17:00
19 мая 2018, 04:00

Новости партнеров

Актуальные новости
18 мая 2018, 22:30
20 мая 2018, 04:40
20 мая 2018, 02:00
19 мая 2018, 04:00
20 мая 2018, 13:00
19 мая 2018, 20:30

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
16 мая 2018, 00:00
16 мая 2018, 01:40
13 мая 2018, 19:30
14 мая 2018, 14:00
17 мая 2018, 13:30
18 мая 2018, 14:10
19 мая 2018, 12:10