Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Америка и Россия: назад к истокам

Президент Трамп может улучшить отношения с Россией без ущерба для американских национальных интересов посредством возвращения к основополагающим принципам холодной войны. Главная обязанность американских президентов — охранять и защищать конституцию Соединенных Штатов Америки. В мире, где российский лидер обладает ядерным арсеналом, способным стереть США с лица земли, непременным условием является эффективное (и зачастую политически болезненное) сотрудничество во избежание такого исхода. Сегодня, как и в эпоху холодной войны, американцы и россияне разделяют жизненно важный общий национальный интерес, заключающийся в предотвращении ядерной войны.
Для многих современных людей это явно прозвучит как анахронизм. В принципе, по окончании холодной войны в 1991 году большинство американцев отправило ядерное оружие, а с ним и СССР, на свалку истории. Но такой подход был опасным заблуждением. Советский Союз исчез, а арсенал сверхдержавы, разумеется, — нет. Вообще, период полураспада плутония составляет 24 тысячи лет, так что ядерное оружие никуда не денется на протяжение еще какого-то времени.
Современные дискуссии о «наказании» России за вмешательство в ход президентских выборов 2016 года или «ввод санкций» в отношении России за дестабилизацию ситуации на востоке Украины или «противодействие» операциям российских военных путем размещения дополнительных войск США и НАТО в Прибалтике — все это никоим образом не связано с элементарнейшим вопросом: а что потом? Каковы будут ответные действия России? И почувствуют ли себя американцы в большей безопасности, чем прежде, по завершении всей последовательности действий и реакций? Еще Бисмарк предостерегал против подобного рода стратегий.
В самый разгар холодной войны Рональд Рейган окрестил Советский Союз «империей зла» и был полон решимости одолеть его. В то же время он признавал, как сам часто напоминал «рыцарям холодной войны», что «ядерную войну нельзя выиграть, а, следовательно, не стоит и вести».
Это имело принципиальное значение с точки зрения стратегии США. Если бы Америка по каким-то причинам оказалась в состоянии всеобщей ядерной войны с Советским Союзом, она полностью уничтожила бы врага, и наоборот. В этом и заключалось исключительное и категоричное требование гарантий предотвращения ядерной войны.
Если бы, к примеру, со стороны одного из государств произошел случайный запуск ракеты с ядерной боеголовкой, или одно из государств оказалось бы втянуто в войну вследствие ошибки в расчетах, или в случае войны с применением обычных вооружений, перетекшей в ядерный Армагеддон, проигравшей стороной оказалась бы Америка. Если бы российские лидеры повели себя безрассудно — как это сделал Хрущев в попытке разместить на Кубе ядерное оружие, — и это привело бы к ядерной войне, моралисты стали бы искать утешение в возможности обвинить во всем именно их, но в результате Вашингтон понес бы катастрофические потери.
Технологии, по сути, превратили Россию в невыносимого, но неизбежного сиамского близнеца Америки. Стратегическая реальность внушает еще больший ужас. Какой бы дьявольской, разрушительной, хитрой и заслуживающей кары не была Россия, факты говорят о самоубийственности миссии по ее уничтожению.
Стратеги холодной войны выяснили, что выживание в таких условиях требует формирования конкуренции вокруг пяти факторов: осмотрительность, информационное взаимодействие, ограничения, компромисс и сотрудничество. Признание того, что даже случайности могут спровоцировать запуск машины судного дня, вселил в людей осторожность. Общение в рамках смертельного соперничества и растущего непонимания сложной задачей тоже не является. Перефразируя нынешнего вице-председателя Объединенного комитета начальников штабов США Пола Сельву, самым надежным способом содействия двусмысленности, будь то в отношениях между людьми или в международных делах, является прерывание контактов. Ограничения потенциальных инициатив, особенно в контексте военных учений, были отражены как в негласных «правилах статуса-кво», так и в четко сформулированных соглашениях о контроле над вооружениями, ставшими результатом переговоров, в которых каждым участником движет лишь личная выгода. Компромисс — не только с целью достижения соглашений, но и в принятии (на длительный период времени) фактов, которые при иных обстоятельствах считались бы неприемлемыми (наподобие советского господства над порабощенными народами Восточной Европы) — был сочтен необходимостью во избежание прямого конфликта между крупными военными подразделениями, поскольку он мог бы перерасти в войну, избежать которой было задачей первоочередной важности. И, наконец, это означало как негласное, так и явное сотрудничество, благодаря которому каждая из сторон могла бы достичь большего, нежели в одиночку — включая, к примеру, совместные усилия по предотвращению распространения ядерного оружия.
Президент Обама пришел к власти с грандиозными амбициями по «перезагрузке» отношений с Россией и снижению роли ядерного оружия в международных делах. Но когда восемь лет спустя он покинул свой пост, отношения между США и Россией были на уровне столь низком, какого не бывало с момента крайнего упадка эпохи холодной войны, и возможность применения ядерного оружия в Европе вновь стала предметом споров. Хотя нет никаких сомнений в том, что бóльшая часть вины за такой исход лежит на Путине, с точки зрения американцев наиболее важным моментом является уровень их защищенности по сравнению с ситуацией восьмилетней давности. К чему привела политика Обамы по «демонизации Путина»? Понизил или повысил Вашингтон уровень риска, наказав Россию за неприемлемую агрессию против Украины посредством прерывания контактов и сотрудничества с Москвой, включая совместные действия по обеспечению сохранности ядерных вооружений и материалов в России и других странах, а также коммуникационных линий между военачальниками сил в Европе и на Ближнем Востоке, чьи войска действовали в непосредственной близости друг от друга?
Президент Трамп имеет возможность повысить безопасность американцев путем радикального изменения вышеозначенных инициатив Обамы и «переплавки» отношений с Россией на базе основополагающих принципов холодной войны.

Грэм Эллисон — бывший директор Белферовского центра науки и международных отношений при Школе Кеннеди Гарвардского университета и автор книги Destined for War: Can America and China Escape Thucydides's Trap?

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

458

Похожие новости
23 ноября 2017, 14:10
24 ноября 2017, 11:20
24 ноября 2017, 09:30
24 ноября 2017, 10:50
23 ноября 2017, 14:10
24 ноября 2017, 14:00

Новости партнеров

Актуальные новости
24 ноября 2017, 00:40
22 ноября 2017, 17:00
24 ноября 2017, 14:00
24 ноября 2017, 12:10
23 ноября 2017, 16:50
24 ноября 2017, 14:00

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
21 ноября 2017, 09:10
21 ноября 2017, 13:20
19 ноября 2017, 10:10
21 ноября 2017, 22:20
21 ноября 2017, 14:30
21 ноября 2017, 20:50
20 ноября 2017, 19:50