Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

American Thinker: Вторые по важности выборы

Поскольку до промежуточных выборов 2018 года осталось всего несколько недель, многие считают, что это самые важные выборы за последнее время. Многое зависит от республиканцев, сохраняющих контроль над Конгрессом. Если демократы получат большинство в Палате представителей, все имеющие сейчас место рассуждения на тему глубинного государства утихнут, и вместо этого каждый из комитетов Конгресса откроет расследование в отношении Трампа и его администрации.

Вызовы в суд для предоставления документов и бесконечной дачи показаний парализуют администрацию Трампа. Средства массовой информации будут раздувать огонь, сообщая, затаив дыхание, о каждой утечке и выдумке, имеющей отношение к комитетам Палаты представителей. Затем, в зависимости от того, каким окажется большинство нового созыва, будут предприняты усилия по реализации импичмента президента Трампа.

Сенат вряд ли изменится, но если это произойдет, импичмент потенциально может привести к отстранению Трампа от должности. Я говорю потенциально, потому что это начнет гражданскую войну, но не забывайте про сенатских Букеров и Блюменталей, которые могут попробовать такое провернуть. Назначения судей прекратятся, а демократический Сенат будет утверждать назначение лишь тех судей, политические взгляды которых левее, чем у Рут Бадер Гинзбург.

Тем не менее, это лишь вторые по важности выборы за последнее время. Самые важные, безусловно, были два года назад. Если бы они не завершились так, как завершились, все упомянутое выше не стоило бы обсуждать.

Представьте себе, что Хиллари Клинтон убедительно выигрывает выборы в 2016 году, что предрекали ее медиа-фанатики обоих полов. И словно в рождественском фильме «Эта прекрасная жизнь», была бы жизнь в Америке другой, если бы Дональд Трамп никогда не существовал, по крайней мере, с точки зрения президентских выборов 2016 года?

Никто бы не услышал бы о судье Бретте Кавано. Он так и был бы окружным судьей, одним из многих, имена которых знают лишь немногие американцы. Вместо этого кандидатура Меррика Гарлэна отправилась бы к Лоретте Линч с заменой Кеннеди на Эрика Холдера или, возможно, на крайне левого молодого сенатора, такого как Камала Харрис или Кори Букер.

Судья Кларенс Томас после десятилетий службы мог бы увидеть бесполезность своего консервативного голоса в суде с подавляющим либеральным большинством, уходя на пенсию только для того, чтобы быть замененным кем-то обер-левым, таким как Шерил Миллс или Дебра Кац.


Эти кандидатуры были бы одобрены съездом «запуганной извне» Республиканской партии, которая боялась бы перечить мадам президент из-за страха компрометации информации, просочившейся сквозь двери ее разведывательных агентств или Налоговой службы.

Право на оружие и свобода слова оказались бы в опасности. Конституция без сопротивления была бы переписана в манере Холдера/Обамы.

У нас была бы еще одна перезагрузка с Россией, Путин получил бы зеленый свет, чтобы аннексировать всю Украину, при некотором осуждении, но мало с чем еще. Представитель в ООН Бен Роудс выдал бы оправдания и объяснения.

Иран вывел бы производство ядерного оружия на полную мощность. ИГИЛ, живое и здоровое, захватило бы Ближний Восток. Государственный секретарь Мари Харф говорил бы о новом мировом порядке с программой создания рабочих мест для террористов ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) под мантрой сделать Америку снова посредственной.

Парижские климатические соглашения продолжали бы действовать, как и налог на углерод. Пол Райан, боясь противостоять мадам президент, жаловался бы, что республиканцам нужен Белый дом, чтобы что-то сделать законодательно. Ураганы Майкл и Флоренс, не получив сообщения, ударили бы по США в этом году с той же силой и разрушениями, несмотря на то, что на месте была создана благоприятная для климата администрация.

Единственное различие заключалось бы в том, что за помощь после урагана отвечал бы Фонд Клинтона, а не FEMA. В соответствии с традицией, большая часть денег, проходящих через фонд, пошло бы на «административные расходы» и банковский счет Клинтон, а не на фактическую благотворительную деятельность. Друзья и семья Клинтон руководили бы шоу, делая отличную работу, как это было на Гаити.

Налоги по-прежнему были бы высокими, особенно корпоративный подоходный налог. Заводы продолжили бы перемещаться за границу. Уровень безработицы был бы значительно выше, чем ВВП, в отличие от того, что мы видим сейчас. Это новая норма, это то, что нам расскажет смарт сет на панелях обсуждения CNN и MSNBC. Привыкайте к этому.

Безработица среди черных и латиноамериканцев по-прежнему была бы очень высокой, в чем обвиняли бы Конгрессе, контролируемый республиканцами. Это использовалось бы в качестве главного вопроса кампании для голосования за Пелоси и Шумера в качестве лидеров большинства. Потребительское доверие упало бы ниже плинтуса, а оптимизм по поводу лучшего будущего оказался бы брошен на ветер.

Харви Вайнштейн, бог Мэрил Стрип, по-прежнему насиловал бы и преследовал женщин, как и Мэтт Лауэр, Чарли Роуз и Эл Франкен. Движение #MeToo не существовало бы, так как это было бы неудобно для Первого мужчины, серийного сексуального хищника и достоверно обвиняемого насильника.

Действие «ObamaCare» было бы сохранено в полную силу. Ответственность за его недостатки оказалась бы возложена на «жирных котов» бизнеса, а не на несовершенное законодательство и правила. Медстраховка для всех Берни Сандерса стала бы законодательным приоритетом администрации Клинтон. Республиканцы Конгресса в конечном итоге уступили бы под натиском энергичных национальных средств массовой информации, а угрозы со стороны глубинного государства ключевым членам Конгресса заставили бы тех проголосовать определенным образом, иначе нелестная информация могла бы быть выпущена в «Вашингтон пост».

Налоговая служба под руководством комиссара Лоис Лернер сливала бы конфиденциальную информацию о налоговых декларациях, чтобы повлиять на поведение любого, кто стоит на пути администрации Клинтон, в том числе в Конгрессе, выступающем против ее повестки.

Джеймс Коми возглавил бы ФБР. Или, возможно, он переехал в ЦРУ, или стал бы директором национальной разведки, а Эндрю Маккейб тогда руководил бы ФБР. Салли Йейтс назначили бы генеральным прокурором в награду за преданную службу по фальсификации выборов. Другие имена из сегодняшних новостей остались бы в безвестности — Питер Строзк, Лиза Пейдж, Брюс и Нелли Ор. Все были бы поощрены и вознаграждены.

Никто бы не услышал о «Fusion GPS». Действие ордеров FISA на Трампа продолжалось бы по сей день и было бы расширено, чтобы шпионить за его семьей и бизнесом. Любые нарушения были бы полностью расследованы Министерством юстиции со стратегическими утечками в «Нью-Йорк Таймс».

Налоговые декларации Трампа оказались бы в руках Прита Бхарары, все еще являвшегося бы генеральным прокурором США, и Эрика Шнайдермана, все еще прокурора Нью-Йорка. Что-нибудь было бы найдено или изготовлено, чтобы обвинить Дональда Трампа и его детей в мошенничестве, заговоре или уклонении от уплаты налогов, со штрафами за банкротство организации Трампа, с целью отправить семью Трампа в тюрьму.

Обвинения в измене были бы предъявлены Дональду Трампу за сговор с иностранным правительством с целью сорвать президентские выборы. Появилась бы стая свидетелей этого заговора от Майкла Коэна до Сторми Дэниелс, согласившихся дать показания после угроз или за деньги. Все свидетели говорили бы о секретных стратегических сессиях между Трампом и Путиным.

Послание было бы ясным: никакой посторонний не должен больше угрожать глубинному государству. Люди не выбирают своих лидеров и руководство. Любой, кто осмелится бросить вызов установленному порядку, будет раздавлен.

Наконец, не было бы никаких митингов на вечеринках мадам президент, которую никто не видел бы поднимающейся по лестнице на Борт номер один, даже если к ее ботинку приклеился кусок туалетной бумаги. Даже в те редкие времена, когда президент США решила бы куда-нибудь полететь, средствам массовой информации не разрешалось бы видеть, как она поднимается на Борт номер один на пандусе или лифте. Общественных выступлений было бы немного с большими перерывами между ними, как и импровизированных прессеров, которые теперь проводятся, когда президент покидает Белый дом.

Я мог бы продолжать, но ясно, что самые важные выборы были два года назад. При этом выборы через несколько недель являются вторыми по важности, так как это разница между продолжением повестки Трампа и заклиниванием на тормозах. Сейчас время не для самодовольства, а время голосовать.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

334

Похожие новости
17 ноября 2018, 07:10
16 ноября 2018, 20:10
16 ноября 2018, 14:40
16 ноября 2018, 18:20
16 ноября 2018, 17:00
15 ноября 2018, 14:00

Новости партнеров

Актуальные новости
17 ноября 2018, 01:40
15 ноября 2018, 14:00
16 ноября 2018, 14:40
16 ноября 2018, 09:10
16 ноября 2018, 14:40
17 ноября 2018, 07:10

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
11 ноября 2018, 16:00
10 ноября 2018, 23:30
15 ноября 2018, 14:00
14 ноября 2018, 12:40
10 ноября 2018, 13:10
14 ноября 2018, 23:40
11 ноября 2018, 16:40